Отстрел «хромых уток». Путин подбирает губернаторов для своего преемника

Максим Артемьев Forbes Contributor
Фото Михаила Климентьева / пресс-служба президента РФ / ТАСС
С какого момента Кремль рассматривает губернаторов как актив, сохранение которого обходится дороже получаемых от него выгод?

Объявленные в начале недели «Ведомостями» губернаторские отставки начались. Уже ушли со своих постов Борис Дубровский в Челябинске, Марина Ковтун в Мурманске, Александр Бердников в Горном Алтае, Алексей Орлов в Калмыкии.

Региональная власть в России находится на третьем этапе своего развития в путинское время. До 2004 года сохранялась прежняя система выборности. Затем до 2012 года губернаторов де-факто назначали, формально их «избирало» заксобрание по представлению президента. Потом вернулись к «всенародным выборам», но с муниципальным фильтром, отсекающим множество нежелательных претендентов.

Подобная частая смена правил игры говорит о том, что у Кремля нет продуманной и долговременной стратегии региональной политики. Она сугубо ситуативна и исходит из тактических интересов.

Иллюзия федерации

Несмотря на федеративный принцип построения государства, никакой реальной «федерации» в России не существует. В федеративном государстве губернаторы не подают президентам прошений об отставке, как в рассматриваемых случаях, и президенты не назначают исполняющих обязанности губернаторов. Такого нет ни в США, ни в Бразилии, ни в Мексике — ни в одной из крупных стран с федеративным устройством. Россия по факту унитарное государство. Расхождение между буквой закона и реальностью создает любопытные коллизии.

Российский политический строй нельзя назвать однозначно авторитарным, достаточно вспомнить недавние победы оппозиции на губернаторских выборах. Он скорее является «гибридным», олигархически-манипулятивным. От этого и обсуждаемые в связи с отставками двусмысленности: как обеспечить избрание «нужного» губернатора, как отстранить не справившегося со своими обязанностями руководителя региона, как не допустить к власти неугодного политика?

Всех нынешних отставников объединяет то, что осенью им надо было идти на перевыборы: пятилетний их срок правления заканчивался. Переизбрание выглядело для них проблематичным. И дело здесь не в том, что победа была невозможной: в современной России с ее муниципальным фильтром, а также иными административными технологиями воздействия отодвигание нежелательных кандидатов и противников власти не представляет особой проблемы. Дело в цене победы. В Кремле сочли, что, во-первых, придется слишком вкладываться для ее достижения, а это породит неизбежные скандалы. Во-вторых, возник вопрос, стоят ли эти губернаторы того, чтобы им расчищали дорогу?

С какого момента в Кремле начинают считать губернатора «хромой уткой», тем активом, сохранение которого обходится дороже получаемых от него выгод?

По формальным показателям социально-экономического развития у нынешних отставников не все плохо. Возьмем, к примеру, Челябинскую область. Она занимает 13-е место в России по размерам ВРП (что и определяет ее значение), пунктом выше нее стоит Ростовская, а пунктом ниже — Нижегородская область. В Ростовской области ВРП вырос на 26% за два года, в Челябинской на 27%, а в Нижегородской на 17%. Правда, по доходам на душу населения Челябинская область в своем федеральном округе на предпоследнем месте, но это вполне объяснимо — в ней нет нефти и газа, как в Тюменской, и нет такого сосредоточения городского населения, как в Свердловской. Хотя, с другой стороны, по этому показателю она уступает и таким сопоставимым с ней регионам, как Пермская, Омская или Новосибирская области, опережая Иркутскую или Кемеровскую. Для Марины Ковтун ситуация с подушевым доходом региона складывалась замечательно: по этому показателю Мурманская область опережает сопоставимые с ней Карелию, Коми, Архангельскую область. Тем не менее ей пришлось уйти. А Калмыкия и Горный Алтай — малочисленные республики без природных ресурсов и промышленности, от них не ожидают особого роста экономических показателей.

Портрет отставника

Главная черта, которая бросается в глаза на обобщенном портрете отставника, — неспособность консолидировать на длительный срок элиту региона. Реакции и местного истеблишмента, и политологов при назначении Бориса Дубровского или Марины Ковтун были если не восторженными, то сугубо положительными. Но проходит несколько лет, и мед обращается в патоку. Губернаторы-долгожители, такие как Евгений Савченко в Белгороде или Сергей Собянин в Москве, тем и отличаются, что не позволяют выходить процессам из-под контроля. За это их и ценят.

Разумеется, сохранение статус-кво (оно же стабильность) — не единственное требование Кремля к губернаторам, но первое и важнейшее из них. Кемеровская область при Амане Тулееве по душевым денежным доходам уступала почти всем крупным сибирским областям и краям. Однако Тулеев проработал более 20 лет на своем посту, поскольку обеспечивал именно управляемость, и ушел в отставку, как только в регионе возникла первая серьезная проблема.

Проблема губернаторов заключается в том, что у них нет четкого понимания, как добиваться поставленных целей. KPI теперь есть, а инструментов нет. Демократические методы предполагают разногласия и противоречия, их выведение в публичную плоскость. Другой неприятный сюрприз — необходимость не просто обеспечивать порядок для федерального центра, но и самим избираться. В царской России не было такой связки бизнеса и власти, поскольку губернатор был не политиком, а сугубо чиновником, причем их часто меняли, переводя из губернии в губернию. А в современных условиях глава региона должен создавать клиентелу, которая бы обеспечивала его переизбрание.

Подобные отставки сильно демотивируют губернаторов, особенно когда их делают стрелочником за прегрешения Центра, как, например, в прошлом году с пенсионной реформой. У них нет ясного будущего, в лучшем случае маячит неопределенная синекура в виде сенаторства.

Любопытен и общий портрет тех, кого ставят на смену уходящим. В трех регионах их имена уже известны. Им от 39 до 47 лет. Двое из них — Алексей Текслер в Челябинске и Олег Хорохордин в Горном Алтае — высокие правительственные чиновники с деловым опытом. Калмыцкий «кикбоксер» Бату Хасиков тоже имеет и опыт в бизнесе, и стаж в политике и госуправлении, в том числе в Совете Федерации. Налицо типичные технократы перспективного возраста. Правда, настоящая, конкурентная, публичная политика им неведома. Но это, видимо, не считается недостатком, а возможно, даже выглядит преимуществом.

Эти люди через пять лет уже будут обеспечивать избрание нового президента России. Начиная с сегодняшнего дня все назначения губернаторов надо рассматривать с позиций президентских выборов-2024. Уже сейчас начинает формироваться та региональная команда, которой, вероятно, предстоит работать уже с преемником Владимира Путина.

Новости партнеров