«Держись бога ради»: как Ивана Голунова освобождали из-под стражи. Репортаж Forbes

Фото EPA / SERGEI ILNITSKY / TASS
Журналиста Ивана Голунова освободили из-под стражи и поместили под домашний арест. При этом суд не увидел нарушений при его задержании. По словам Голунова, дело против него могли завести из-за его расследования о похоронном бизнесе.

Поздно вечером в субботу Никулинский суд Москвы не стал отправлять спецкора «Медузы» Ивана Голунова в СИЗО. Ближайшие два месяца журналист проведет под домашним арестом по месту прописки со стандартными ограничениями – запретом на общение и использование телефона и интернета.

«Избрать домашний арест, освободить в зале суда», — постановил судья Михаил Максимов. В зале начали аплодировать, а на улице закричали «Ура!».

Долгое ожидание

Решения о мере пресечения около здания суда с раннего утра ждали более сотни человек – журналисты, освещавшие процесс и коллеги Голунова из различных изданий, которые приехали его поддержать. У здания Никулинского суда на Мичуринском проспекте появились председатель редакционного совета «Новой Газеты» Дмитрий Муратов, блогер Ксения Собчак, основатель The Bell Елизавета Осетинская. Постоянно на месте событий дежурила гендиректор «Медузы» Галины Тимченко.

К полудню адвокаты сообщили журналистам, что следователи все-таки предъявили Голунову обвинение в покушении на сбыт наркотиков (статья 30 и 228.1 Уголовного кодекса). Журналист был задержан оперативниками уголовного розыска днем 6 июня на Цветном бульваре, и потом более тридцати часов провел на очных ставках и допросах. В субботу днем ему стало плохо. Приехавшие медики заподозрили у журналиста перелом ребер и сотрясение мозга.

Как позднее в суде рассказывала адвокат Голунова Ольга Динзе, в УВД по ЗАО, куда журналиста доставили после задержания, его избили – несколько раз ударили кулаком в лицо и по ребрам.

Скорая увезла Голунова в 71-ю больницу, но спустя несколько часов обследований врачи отправили его в суд с эпикризом, что он не нуждается в госпитализации. Эту бумагу следователь вручил судье Михаилу Максимову.

Адвокат Дмитрий Джулай у здания Никулинского суда

В суд Голунова конвоиры привезли около восьми вечера. Автозак в сопровождении полицейского автомобиля на скорости с включенной сиреной въехал во двор суда. Толпа начала скандировать «Голунов!» и «Свободу Ивану!».

Впрочем, пропускать журналистов в закрытый на выходные суд приставы начали только через час – все это время около сотни представителей СМИ стояли на ступеньках перед зданием под дождем. В зал попали далеко не все. Всего к началу заседания на улице было несколько сотен человек.

Ивана поместили в железную клетку для подсудимых, но сняли наручники. «Держись бога ради, тебя все любят, все обнимают», – кричала Голунову Галина Тимченко. «Никогда не думал, что побываю на собственных похоронах. Спасибо большое всем», — говорил Голунов.

Мать журналиста Светлана Голунова и основатель интернет-издания «Медуза» Галина Тимченко

«Имеет загранпаспорт — поэтому может скрыться»

В начале заседания адвокаты положили судье на стол целую пачку с характеристиками от руководства крупных СМИ, в которых успел поработать Голунов — Forbes Russia, «Медузы», «Слона», «Ведомостей», «РБК», и от Союза журналистов. В них Голунова называют честным, принципиальным и порядочным человеком, который никогда не был замечен в употреблении наркотиков. Также адвокаты предоставили судье личные поручительства за Голунова от председателя редакционного совета «Новой Газеты» Дмитрия Муратова и главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова.

Разобравшись с документами, судья Максимов предоставил слово следователю и прокурору. Но их совместное выступление не продлилось и пяти минут.

«Голунов обвиняется в тяжком преступлении, имеет загранпаспорт — поэтому может скрыться», — приводили стандартные основания следователь. «Есть основания полагать, что Голунов может скрыться», — поддерживал его прокурор. Правда, главным основанием, судя по его выступлению, была тяжесть обвинения — попытке сбыта наркотиков (до 15 лет лишения свободы).

Иван Голунов в суде.

Согласно оглашенным в суде документам и выступлениям адвокатов обвиняемого, главными доказательствами вины журналиста остаются рапорты оперативников, которые задерживали Голунова, а также наркотики – мефедрон и кокаин, найденные после его задержания.

Защитники настаивали, что официальный протокол задержания был составлен только спустя 14 часов после этого. «Следователь незаконно удерживал моего подзащитного», — выступала Динзе.

«Сотрудники полиции имели возможность подбросить наркотические средства как во время задержания, так и позже — во время личного досмотра, — поддерживал коллегу Джулай. – О том, что наркотики подброшены, свидетельствует и тот факт, что найденный пакетик с наркотиками в рюкзаке находился поверх всех вещей. Если бы он принадлежал Ване, то он был постарался его положить между вещей».

В итоге адвокаты попросили не отправлять журналиста в следственный изолятор, но поместить хотя бы под домашний арест. Они отмечали, что у Голунова есть квартира в Москве, где он прописан вместе с родственниками.

Дело Ивана Голунова: самые громкие расследования задержанного журналиста

Угрозы из-за расследования

В конце заседание суд предоставил слово самому Голунову. «Я никогда не употреблял…», — начал выступление журналист, но судья его остановил и попросил говорить не о сути дела, а только о мере пресечения.

«Хорошо, я был задержан днем примерно в 14:30 6 июня. Мне не говорили, что это связано с наркотиками. Полицейские подскочили ко мне, заломили руки, надели наручники», — продолжил Голунов. В итоге судья останавливал его выступление еще дважды.

Заявление Forbes по делу Ивана Голунова

«Вы согласны с мерой пресечения: да или нет?»

«Я не согласен [с арестом]. Я никогда не употреблял наркотики, и не имел к ним никакого отношения», - ответил Голунов.

Позднее, когда суд ушел на принятие решения, он рассказал, что накануне ареста ему поступали угрозы – он готовил вторую часть расследования о похоронном бизнесе. Его большое расследование про рынок похоронных услуг – «Гроб, кладбище, сотни миллиардов рублей» – вышло несколько месяцев назад.

«Я отдал заметку редактору и в этот день был задержан». Речь Ивана Голунова в суде

«Угрозы были по поводу статьи, которую я готовил про похоронный бизнес. После паузы я снова начал общаться с людьми на эту тему, и мне поступали рекомендации не заниматься ей. Там есть силовики, да. Я отдал заметку редактору и в этот день был задержан», — говорил Голунов. «К делу причастны силовики?» — спрашивали журналисты. «Да. УФСБ по Москве и Московской области», — отвечал спецкор «Медузы».

Впрочем, в совещательной комнате судья пробыл меньше двадцати минут. А вернувшись под крики толпы с улицы, которые были слышны и из-за закрытых окон зала заседаний, постановил освободить Голунова из под стражи в зале суда, но отправить под домашний арест на два месяца, до 7 августа. При этом суд счел, что доводы защиты о нарушениях, которые были допущены при задержании журналиста, «ничем не подтверждены».

«Я очень рада, но я хочу сказать, что это не победа. Мы просто сейчас сохранили ему жизнь и здоровье. Он едет домой. Его мама сказала, что ужин его уже ждет», — сказала журналистам после вынесения судебного решения Галина Тимченко. Главный редактор «Медузы» Иван Колпаков пообещал, что расследование Голунова о похоронном бизнесе будет продолжено.

Из суда по просьбе адвокатов журналиста отвезли в ОВД «Раменки», где взяли одежду для экспертизы. Дома он оказался уже в воскресенье, около 02:00.

Незадолго до этого стало известно, что уголовное дело журналиста передано в главное следственное управление столичной полиции. Это сделано «в целях объективного и всестороннего расследования», — сообщил представитель главка Юрий Титов.

Новости партнеров