Толчок к дружбе: как новый кризис в отношениях России и Грузии может решить давние проблемы

Фото AP Photo / Shakh Aivazov / ТАСС
Фото AP Photo / Shakh Aivazov / ТАСС
Российско-грузинские отношения, пережившие за последние тридцать лет немало непростых периодов, летом этого года проходят очередной тест на прочность. Впрочем, реакция Москвы на антироссийские протесты в Грузии дает надежду на то, что нынешний кризис в отношениях двух стран не приведет к их заморозке. Более того, кризис можно использовать как толчок к разрешению давних проблем.

На первый взгляд, предыстория нынешнего российско-грузинского кризиса выглядит совершенно абсурдной. Депутат Госдумы Сергей Гаврилов во время заседания Межпарламентской ассамблеи православия, проходившей в Грузии, занял место спикера грузинского парламента. Уже через несколько часов политически активная молодежь в знак протеста вышла на улицы Тбилиси с антироссийскими лозунгами. Акции протеста затянулись и превратились в многодневную манифестацию со антироссийским мобилизующим фактором.

Можно ли допустить, что севший не туда депутат Госдумы стал реальной причиной масштабных многодневных акций протеста? Едва ли. Депутат Гаврилов не является таким уж известным и влиятельным политиком, определяющим российскую стратегию в отношении Грузии. Поэтому его участие в форуме и использование стула спикера парламента Грузии никак не способствовало продвижению российской политической повестки. Очевидно, что промах протокольной службы лишь повод, а истинные причины волнений и протестов – внутренние. Это и усталость от правящей партии «Грузинская мечта»  и  «серого кардинала» республики Бидзины Иванишвили, и требования решить такие насущные проблемы, как безработица и низкий уровень жизни. Помимо психологической усталости грузинского общества сыграли свою роль и политические изменения у соседей – прежде всего в Армении и на Украине. В ответ на общественный запрос к власти там пришли новые политические фигуры.

Однако возможные революционные изменения власти могут привести к улучшению жизни простых людей лишь временно. Без конструктивных и прагматичных отношений с ключевыми торговыми партнерами качественно повысить благосостояние страны не получится. А Россия после долгого и болезненного для грузинской экономики периода вернулась в число главных торговых партнеров. Российские туристы лидируют по числу иностранных гостей в республике. Поэтому никакое грузинское правительство без конструктивных отношений с северным соседом не сможет поддерживать свой экономический рост. Введенный Россией временный запрет на авиасообщение с Грузией уже серьезно ударил по туристической отрасли Грузии, и как следствие — по ее ВВП.

Однако отказ Владимира Путина вводить более серьезные экономические санкции (например, запрет на ввоз грузинских вин и минеральной воды) даже после грубых слов ведущего телеканала «Рустави 2» Георгия Габунии дает надежду на то, что стабилизация отношений возможна. Тем более что высказывания журналиста осудили президент и премьер Грузии, а МИД республики расценил их как попытку внести напряжение в отношения между странами. Путин, объясняя свой отказ вводить новые санкции против Грузии, подчеркнул, что делает это ради сохранения двусторонних отношений с республикой.

Как дальше будут развиваться российско-грузинские отношения? Очевидно, что решить краеугольную проблему для двухсторонних отношений —  вокруг статуса Абхазии и Южной Осетии — в обозримой перспективе вряд ли удастся. Вместе с тем, политики обеих стран говорят о том, что Москва и Тбилиси нацелены на продолжение конструктивного диалога и постепенного восстановления отношений там, где это возможно. Например, 15 июля в Госдуме прошло заседание межпарламентской группы диалога Россия-Грузия. По его итогам депутат грузинского парламента от оппозиционной фракции «Альянс патриотов» Георгий Ломия сказал, что визовый вопрос с Россией для граждан Грузии будет решен менее чем за три года. А глава думского комитета по делам СНГ Леонид Калашников отметил, что Россия готова поэтапно работать над снятием ограничений в отношении Грузии при готовности к этому грузинских властей. Но делать Москва будет «при полном понимании и уверенности в том, что к этому готовы и грузинские власти».

На результативность попыток улучшить российско-грузинские отношения во многом будет влиять сложная геополитическая ситуация в регионе. Например, рост напряженности вокруг Ирана создает дополнительное давление на руководство Грузии со стороны западных стран с точки зрения более жесткого подхода к Исламской республике. Противостояние России и Запада на фоне стремления к скорейшей евроатлантической интеграции Грузии также не добавляет аргументов для сторонников более прагматичных отношений.  В таких условиях будущее двусторонних отношений во многом зависит от готовности властей обеих стран и дальше сохранять существующие контакты. Иначе Россия и Грузия очень легко вернутся на привычный для них уровень отношений официальных врагов.