Однопартийная Рада: чего ждать от нового украинского парламента

Фото Zuma / TASS
Фото Zuma / TASS
Завершающийся на Украине подсчет голосов на выборах в Верховную раду подтверждает триумф партии Владимира Зеленского «Слуга народа». Численность ее фракции в парламенте превысит 240 человек, и этого с лихвой хватает для формирования парламентского большинства без создания коалиции. Пророссийская партия «Оппозиционная платформа ​— За жизнь» получит порядка 40 мандатов и поэтому вряд ли сможет всерьез влиять на внешнюю политику

​Результаты прошедших парламентских выборов оказались беспрецедентными для Украины. Во-первых, пропрезидентская партия «Слуга народа» набрала 43% голосов по партспискам. Прежде ни одной политической силе не удавалось добиться такого результата на национальном уровне. Но оказалось, что и это ещё не всё. Выдвиженцы партии Владимира Зеленского, по предварительным данным, победили в 119 мажоритарных округах. Численность фракции «Слуги народа» в Верховной раде нового созыва превысит 240 человек, и этого с лихвой хватает для формирования парламентского большинства без создания коалиции. Рада оказалось полностью подконтрольна одной партии и президенту. С такой ситуацией страна еще не сталкивалась.

​При этом новая партия власти уже дала понять, что не прочь поделиться политической ответственностью. «Мы заинтересованы в том, чтобы…консолидировать общество, и… не отказываемся от коалиции», — заявила пятый номер в списке победившей партии Галина Янченко. Впрочем, вариантов состава возможной коалиции совсем немного.

​В неё точно не будет принята «Европейская солидарность» Петра Порошенко, получившая 8,2% голосов в голосовании по партийным спискам и два мандата в мажоритарных округах. Хотя «Слугу народа» и объединяет с партией бывшего президента стремление к евроинтеграции, две политические силы жёстко оппонируют друг другу и компромисс между ними вряд ли возможен даже в далекой перспективе.

​А с занявшей второе место «Оппозиционной платформой — За жизнь» во главе с Юрием Бойко и Виктором Медведчуком (13% и шесть депутатов-мажоритарщиков) у «Слуги народа» и вовсе мало общего. ОПЗЖ вообще стоит несколько особняком в украинской политике, консолидируя, по сути дела, пророссийских избирателей. И именно поэтому какие бы то ни было союзы с ней токсичны для любой другой партии.

​В качестве потенциальных партнёров по коалиции остаются две партии, которые сформируют самые маленькие фракции будущего парламента. Это «Батькивщина» Юлии Тимошенко, набравшая 8,2% и два мандата по «мажоритарке», что в сумме даст 24-25 депутатов; и «Голос» Святослава Вакарчука (6% и опять-таки два мажоритарщика, всего 20 депутатов). 

Вакарчук подтвердил готовность войти в коалицию, назвав ряд принципов, которые непременно должны быть учтены в коалиционном соглашении. Один из них звучит вполне конкретно — «курс на вступление в ЕС и НАТО». Остальные скорее обтекаемы и больше похожи на предвыборные лозунги: «закон один для всех», «экономика без олигархов», «депутаты должны сойти с небес на землю».

Что касается Юлии Тимошенко, то очевидно, что, имея фракцию, десятикратно уступающую по численности старшему партнёру, она не сможет рассчитывать на многое. По крайней мере, на пост премьер-министра, претензий на который она не скрывала в ходе избирательной кампании. Поэтому нельзя исключать, что нереализованным амбициям в правящей коалиции ветеран украинской политики Тимошенко предпочтёт привычную для себя роль обличителя «антинародной власти».

Юлия Тимошенко в качестве премьера в любом случае не устроила бы президента Зеленского. По его мнению, на этом посту «должен быть не политик, а гуру экономики с авторитетом на Западе». Украинские эксперты считают, что выбирать «гуру экономики» президент и его партия будут из пяти кандидатур. Это бывший заместитель главы Национального банка, ныне представитель Украины в МВФ Владислав Рашкован, секретарь Совета национальной безопасности и обороны, бывший министр финансов Александр Данилюк, бывший министр экономического развития Айварас Амбромавичюс, руководитель «Нафтогаза» Андрей Коболев и его заместитель Юрий Витренко. Внутри этой «великолепной пятёрки» на сегодня предпочтительнее выглядят шансы Рашкована.

Спикером Верховной рады, скорее всего, станет Дмитрий Разумков, возглавивший список «Слуги народа» на выборах. Он говорит о своём намерении внести изменения в конституцию (для этого требуется пройти довольно сложную парламентскую процедуру и получить поддержку минимум 300 депутатов). Правда, анонсируются скорее символические изменения: снятие депутатской неприкосновенности, возможность отзыва депутатов, наказание за прогулы заседаний и голосование чужой карточкой.

Пока не конкретизируется главное обещание Владимира Зеленского, данное ещё накануне президентских выборов: добиться мира, причем не ценой «сдачи» территорий или людей. И в этом контексте важно, как будет вестись диалог с Россией. 

Владимир Путин отчётливо дает понять, что видит главным коммуникатором между Москвой и Киевом Виктора Медведчука. Украинский президент эту кандидатуру решительно отвергает.«Нигде в мире Медведчук не может представлять Украину — только себя самого и еще, может, своих коллег или родственников», — заявил Зеленский на днях. Впрочем, фракция пророссийской «Оппозиционной платформы — За жизнь» в будущей Раде (около 40 депутатов) окажется слишком мала, чтобы всерьёз влиять на внешнюю политику. А продолжение курса на сближение с ЕС и (с определенными оговорками) с НАТО не сулит скорых прорывов в украинско-российских отношениях.

Святослав Вакарчук предлагает принять закон о «сосуществовании» с Россией, который бы чётко регламентировал отношения между странами во всех сферах. Резон в этом несомненно есть, но в то же время очевидно, что ничего приятного для себя Россия в таком законе не увидит.

Наиболее последовательные противники Москвы в будущем парламенте — соратники Порошенко из «Европейской солидарности». Однако их возможности тоже весьма ограничены. А президент при выборе курса в отношении России ограничен фактически только общественным мнением, к которому он до сих пор очень внимательно прислушивался. Поэтому риторика украинских официальных лиц в отношении Кремля если и будет смягчаться, то очень медленно и осторожно. Особенно если Москва не станет делать шагов навстречу.