Как обмен заключенными позволит России избежать новых санкций и ослабить старые

Фото РИА Новости
Президент Украины Владимир Зеленский встречает участников договоренности об освобождении между Россией и Украиной в аэропорту Борисполь. Фото РИА Новости
Обмен заключенными свидетельствует о прогрессе в Минском процессе. Дальнейшие шаги российской стороны усилят позиции Москвы в переговорах об ослаблении санкций

Спустя две недели после появления информации о скором обмене задержанными и осужденными между Россией и Украиной этот процесс завершился (подробнее здесь). Для Владимира Зелeнского освобождение украинских граждан должно стать существенной дипломатической победой и хорошим стартом для дальнейшего формирования внешнеполитической повестки на российском направлении.

Для Владимира Путина обмен имеет позитивный репутационный подтекст и демонстрирует готовность выполнять минский пакет договоренностей, что, в свою очередь, должно привести к ослаблению санкционного давления западных стран на РФ.

Почему стал возможен обмен

До этого российский президент не демонстрировал готовности к компромиссу. Не исключено, что важную роль сыграло давление западных партнеров Украины: в вопрос был вовлечен французский президент Эммануэль Макрон. Он открыто поддерживал инициативу и призывал стороны к компромиссу во время переговоров с лидерами обеих стран.

Кроме того, в случае дальнейшего удержания украинских моряков Россия нарушила бы решение Международного трибунала по морскому праву, что могло привести к серьезным санкциям против страны. Они могли бы вызвать проблемы с передвижением судов и даже конфискацию активов российских компаний в европейских странах. Путину в этой ситуации необходимо было сохранить лицо на внутренней арене и не допустить эскалации на международной, что могло предопределить его согласие начать работу по обмену.

Казалось бы, заинтересованность обеих сторон и ожидаемые политические дивиденды должны были ускорить процесс, но организационные и аппаратные интриги тормозили его.

Что тормозило процесс

Во-первых, огромная политизация процесса и включенность в него большого количества игроков. Сразу после избрания президентом Украины Владимир Зеленский дал четкий сигнал команде Виктора Медведчука, что не желает использовать его в качестве посредника в диалоге с Россией. Поэтому в истории с обменом задержанными Зеленский хотел провести переговоры без Медведчука, установив прямой контакт с Владимиром Путиным. Такие действия не остановили лидера «Оппозиционной платформы», который продолжал позиционировать себя как ключевого переговорщика с российским руководством. 30 августа он прилетел в Россию, чтобы как можно скорее «созрела готовность» к обмену заключенными между Россией и Украиной. Медведчук изо всех сил старался опередить официальные украинские власти в разрешении неопределенностей, возникших на финальной стадии обмена, и извлечь из этого политические дивиденды. 

Во-вторых, чрезмерная бюрократизация и юридическая составляющая вопроса. Как показала практика, собрать необходимое для обмена количество людей и пройти для этого все необходимые процессуальные процедуры не простая задача. Хотя бы потому, что у обеих сторон отсутствовала скоординированная и системная работа на данном направлении. На Украине большинство задержанных находилось без приговоров. Во многом это объясняется кадровыми изменениями в Службе безопасности Украины и Генпрокуратуре. Сложилось впечатление, что представители старой команды не нашли должного взаимопонимание в этом вопросе с офисом президента, а порой то ли из-за переходного этапа, то ли целенаправленно усложняли реализацию достигнутых договоренностей. Многие дела находились в судах, что также затягивало процесс обмена. Даже помилование граждан с целью их освобождения не осуществляется президентом в одностороннем порядке без утверждения специализированными инстанциями. В противном случае есть риск нарушения законодательства. 

Третьим и, по всей видимости, ключевым аспектом задержки обмена на финальной стадии стало требование включить в список освобождаемых украинской стороной Владимира Цемаха — фигуранта дела по крушению МН17. Сложилось впечатление, что российская сторона провела тонкую дипломатическую игру, заговорив о необходимости его освобождения в последний момент. Не исключено, что в Кремле были обеспокоены ситуацией, что Цемах мог дать показания на суде в Гааге в 2020 году. Это поставило бы российские власти в неудобное дипломатическое положение.

Требование выдать Цемаха поставило Зеленского в сложное положение. Часть депутатов Европарламента и других европейских партнеров требовали не отпускать Цемаха. Несмотря на это, Зеленский дал добро на его включение в список обмена, что несомненно даст политическим оппонентам украинского президента возможность критиковать его. 

Символ прогресса

Зеленский изначально называл возвращение украинских граждан своим приоритетом. Среди них 24 украинских моряка, которые были задержаны в инциденте возле Керченского пролива. Никто из них вину не признал. Символическое значение имеет возвращение украинского режиссера Олега Сенцова, обвиненного Россией в терроризме. Находясь в заключении, он держал голодовку 145 дней и стал для украинских граждан воплощением протеста против политики РФ. Кроме того, в список освобожденных попали украинские активисты Владимир Балух, Николай Карпюк, Александр Кольченко и Станислав Клых, приговоренные в России к длительным тюремным строкам. Вернулся на Украину и Павел Гриб, который был задержан в рамках целой операции на территории Белоруссии. В его переписке с девушкой российские правоохранительные органы усмотрели намерения осуществить взрыв на выпускном своей знакомой. Вернулся давно находящийся в местах заключения журналист Роман Сущенко, обвиненный в шпионаже. Находятся в списке Артур Панов и Алексей Симонович, которые, по мнению России, причастны к террористической деятельности в Ростовской области, а также Эдем Бекиров и Евгений Панов, обвиненные в подготовке диверсионных актов в Крыму.

Что дальше? Очевидно, что теперь можно ожидать постепенного продвижения в 

Спустя две недели после появления информации о скором обмене задержанными и осужденными между Россией и Украиной этот процесс завершился (подробнее здесь). Для Владимира Зелeнского освобождение украинских граждан должно стать существенной дипломатической победой и хорошим стартом для дальнейшего формирования внешнеполитической повестки на российском направлении.

Для Владимира Путина обмен имеет позитивный репутационный подтекст и демонстрирует готовность выполнять минский пакет договоренностей, что, в свою очередь, должно привести к ослаблению санкционного давления западных стран на РФ.

Почему стал возможен обмен

До этого российский президент не демонстрировал готовности к компромиссу. Не исключено, что важную роль сыграло давление западных партнеров Украины: в вопрос был вовлечен французский президент Эмманюэль Макрон. Он открыто поддерживал инициативу и призывал стороны к компромиссу во время переговоров с лидерами обеих стран.

Кроме того, в случае дальнейшего удержания украинских моряков Россия нарушила бы решение Международного трибунала по морскому праву, что могло привести к серьезным санкциям против страны. Они могли бы вызвать проблемы с передвижением судов и даже конфискацию активов российских компаний в европейских странах. Путину в этой ситуации необходимо было сохранить лицо на внутренней арене и не допустить эскалации на международной, что могло предопределить его согласие начать работу по обмену.

Казалось бы, заинтересованность обеих сторон и ожидаемые политические дивиденды должны были ускорить процесс, но организационные и аппаратные интриги тормозили его.

Что тормозило процесс

Во-первых, огромная политизация процесса и включенность в него большого количества игроков. Сразу после избрания президентом Украины Владимир Зеленский дал четкий сигнал команде Виктора Медведчука, что не желает использовать его в качестве посредника в диалоге с Россией. Поэтому в истории с обменом задержанными Зеленский хотел провести переговоры без Медведчука, установив прямой контакт с Владимиром Путиным. Такие действия не остановили лидера «Оппозиционной платформы», который продолжал позиционировать себя как ключевого переговорщика с российским руководством. 30 августа он прилетел в Россию, чтобы как можно скорее «созрела готовность» к обмену заключенными между Россией и Украиной. Медведчук изо всех сил старался опередить официальные украинские власти в разрешении неопределенностей, возникших на финальной стадии обмена, и извлечь из этого политические дивиденды. 

Во-вторых, чрезмерная бюрократизация и юридическая составляющая вопроса. Как показала практика, собрать необходимое для обмена количество людей и пройти для этого все необходимые процессуальные процедуры не простая задача. Хотя бы потому, что у обеих сторон отсутствовала скоординированная и системная работа на данном направлении. На Украине большинство задержанных находилось без приговоров. Во многом это объясняется кадровыми изменениями в Службе безопасности Украины и Генпрокуратуре. Сложилось впечатление, что представители старой команды не нашли должного взаимопонимание в этом вопросе с офисом президента, а порой то ли из-за переходного этапа, то ли целенаправленно усложняли реализацию достигнутых договоренностей. Многие дела находились в судах, что также затягивало процесс обмена. Даже помилование граждан с целью их освобождения не осуществляется президентом в одностороннем порядке без утверждения специализированными инстанциями. В противном случае есть риск нарушения законодательства. 

Третьим и, по всей видимости, ключевым аспектом задержки обмена на финальной стадии стало требование включить в список освобождаемых украинской стороной Владимира Цемаха — фигуранта дела по крушению МН17. Сложилось впечатление, что российская сторона провела тонкую дипломатическую игру, заговорив о необходимости его освобождения в последний момент. Не исключено, что в Кремле были обеспокоены ситуацией, что Цемах мог дать показания на суде в Гааге в 2020 году. Это поставило бы российские власти в неудобное дипломатическое положение.

Требование выдать Цемаха поставило Зеленского в сложное положение. Часть депутатов Европарламента и других европейских партнеров требовали не отпускать Цемаха. Несмотря на это, Зеленский дал добро на его включение в список обмена, что несомненно даст политическим оппонентам украинского президента возможность критиковать его. 

Символ прогресса

Зеленский изначально называл возвращение украинских граждан своим приоритетом. Среди них 24 украинских моряка, которые были задержаны в инциденте возле Керченского пролива. Никто из них вину не признал. Символическое значение имеет возвращение украинского режиссера Олега Сенцова, обвиненного Россией в терроризме. Находясь в заключении, он держал голодовку 145 дней и стал для украинских граждан воплощением протеста против политики РФ. Кроме того, в список освобожденных попали украинские активисты Владимир Балух, Николай Карпюк, Александр Кольченко и Станислав Клых, приговоренные в России к длительным тюремным строкам. Вернулся на Украину и Павел Гриб, который был задержан в рамках целой операции на территории Белоруссии. В его переписке с девушкой российские правоохранительные органы усмотрели намерения осуществить взрыв на выпускном своей знакомой. Вернулся давно находящийся в местах заключения журналист Роман Сущенко, обвиненный в шпионаже. Находятся в списке Артур Панов и Алексей Симонович, которые, по мнению России, причастны к террористической деятельности в Ростовской области, а также Эдем Бекиров и Евгений Панов, обвиненные в подготовке диверсионных актов в Крыму.

Что дальше? Очевидно, что теперь можно ожидать постепенного продвижения в Минском процессе. Не исключено, что обмен добавил аргументов в пользу проведения саммита Нормандской четверки на уровне первых лиц уже до конца года.

инском процессе. Не исключено, что обмен добавил аргументов в пользу проведения саммита Нормандской четверки на уровне первых лиц уже до конца года.