закрыть

Фактор Навального: как придуманное им «Умное голосование» помогло оппозиции и власти

Фото Андрея Любимова / Агентство городских новостей «Москва»
Благодаря «Умному голосованию» в Мосгордуму прошло значительное количество депутатов от оппозиции. Вместе с тем — и это парадокс «Умного голосования» — оно же помогло власти удержать за своими выдвиженцами большинство округов

8 сентября Москву накрыло протестное голосование. Итоги выборов не совсем воспроизводят привычную для столицы географию протеста. Обычно оппозиционное голосование более выраженно наблюдается в центре и прилегающих районах по дуге с северо-востока на юго-запад. На этот раз оно охватило целый ряд спальных районов на востоке и юге Москвы, прежде относившихся к устойчиво провластному полюсу. А вот в ряде протестных районов севера и юго-запада Москвы власти удалось вытянуть своих кандидатов благодаря в том числе спорам вокруг «Умного голосования» — ведь многие сторонники либеральных сил не последовали призыву голосовать в основном за коммунистов. Тем не менее уровень протестного голосования оказался высоким практически везде.

Как сработала на московских выборах технология «Умного голосования»? Ответ на этот вопрос одинаково важен и для власти, и для оппозиции — тем более что строгое следование одной общей стратегии оказалось ошибочным для обеих сторон.

Проект Алексея Навального «Умное голосование», безусловно, достиг заявленных целей — ведь Навальный призывал бросить все силы на то, чтобы помешать избранию в Мосгордуму согласованных кандидатов от власти. Получит ли мандат реальный оппозиционер или кресло достанется техническому депутату-«ноунейму», для него было неважным.

На фоне резкой политизации московских выборов и популяризации темы «Умного голосования» ещё в августе стало понятно, что узко хозяйственная, неполитическая повестка провластных кандидатов, которые к тому же не были связаны ни с каким ярким партийным или общественным брендом, может оказаться недостаточной для того, чтобы мобилизовать на участки довольного жизнью избирателя.

Так и получилось. Это видно из сопоставления явки и исхода выборов. Явка в среднем по городу оказалась почти такой же, как и на прошлых «спокойных» выборах в 2014 году —21,04% пять лет назад и 21,77% в этом году. Но соотношение лояльных и протестных избирателей среди пришедших на участки кардинально изменилось.

Пять лет назад оппозиция выиграла лишь три «несогласованных» для неё округа. В этом году планы власти не реализовались сразу в 20 округах из 45. При этом в 18 округах проиграли прямые выдвиженцы мэрии. В округе №43 после сенсационного ухода с выборов Нюты Федермессер и возвращения «яблочника» Сергея Митрохина административной поддержкой пользовался кандидат ЛДПР. В округе №37 админресурс на этапе агитации помогал лидеру московской СР Александру Романовичу.

Для оценки максимально возможного вклада «Умного голосования» в победу кандидатов от оппозиции подходит округ №3. Это периферийный и не самый сложный для власти в прошлом округ на северо-западе Москвы — в 2014 году отрыв лидера от второго призера там составил около 35%. В этом году от мэрии тут шла супруга лидера «Офицеров России» Сабина Цветкова, использующая образ кандидата из социальной сферы — как глава Центра помощи детям, семьям и людям в трудной ситуации. В округе не был зарегистрирован малоизвестный до этого лета несистемный оппозиционер Александр Соловьёв из пула Дмитрия Гудкова. Затем по иску конкурента суд снял активного местного коммуниста. «Умное голосование» поддержало абсолютно технического кандидата, не проводившего никакой кампании, полного «двойника» оппозиционера Александра Соловьёва от не самой популярной там партии «Справедливая Россия» — и он получил 13 500 голосов против 12 800 у Цветковой. Явка же оказалась только на 1% выше, чем пять лет назад.

Также «Умное голосование» полностью совпало (и многократно их усилило) с настроениями своей целевой аудитории в тех округах, где оставались кандидаты «Яблока». Все они одержали уверенные победы, даже несмотря на присутствие в бюллетене кандидатов от КПРФ или попытки технологов власти распылить «демократические» голоса между несколькими местными активистами. В округе №6 в САО ещё на старте шансы детского омбудсмена и педагога Евгения Бунимовича получить симпатии в том числе и лояльных власти избирателей были выше, чем у слабо привязанного к округу ректора университета пищевых производств Михаила Балыхина. Включение Бунимовича в «Умное голосование» эти шансы только упрочило. В округе №8 самый ресурсный и поддержанный властью кандидат КПРФ Вадим Кумин надеялся на то, что часть голосов у «урбанистки» Дарьи Бесединой (поддержана «Яблоком») в бюллетене заберут другие кандидаты-женщины — мундеп района Аэропорт из «Партии Роста» и активная кандидат от СР с материнской повесткой. Однако этого не случилось, как и в округе №14, где при схожей «распыляющей» конфигурации бюллетеня «яблочник» Максим Круглов уверенно обыграл ректора РГСУ Наталью Починок.

Вместе с тем — и это парадокс «Умного голосования» — оно помогло власти удержать за своими прямыми выдвиженцами большинство округов. Всего из списка мэрии победили 25 кандидатов, а 26-го — внука лидера КПРФ Леонида Зюганова — поддержали одновременно и мэрия, и «Умное голосование».

Ошибочное решение «Умного голосования» ориентироваться на итоги выборов пятилетней давности в двух округах, в которых в 2014 году кандидаты «Справедливой России» на несколько десятых процента опередили КПРФ (отсюда и призыв голосовать тут за справороссов в 2019 году), помогло теперь размыть протестное голосование.

Так, в округе №13 в СВАО кандидатом «Умного голосования» стал справоросс Илья Лифанцев. Он получил 9000 голосов, ещё 8900 — возрастной экс-депутат Госдумы от КПРФ Александр Потапов. Кандидат власти, директор Бабушкинского парка Игорь Бускин в итоге выиграл с 11 200 голосов.

В округе №28 на юге Москвы от КПРФ также выдвигался экс-депутат Госдумы, адвокат Константин Лазарев, но по результатам прошлых выборов «Умное голосование» поддержало мундепа из другого района от СР Аркадия Павлинова. Они набрали 7000 и 7700 голосов соответственно. А в итоге мандат достался главврачу онкодиспансера Елене Самышиной с 11 500 голосов. Иными словами, в этих двух округах СР сравнялась с КПРФ только благодаря поддержке от «Умного голосования», а если бы Навальный поддержал более сильных сейчас кандидатов от КПРФ, то кандидату-коммунисту, скорее всего, хватило бы голосов, чтобы опередить соперника от власти, а СР остались бы при 3000-5000 голосов.

Внесло «Умное голосование» вклад и в победу кандидата от власти в округе №30. Здесь авторы проекта ошибочно поддержали медийного, но не очень активного в полевой кампании кандидата КПРФ Владислава Жуковского, оставшегося в итоге третьим. При этом независимый самовыдвиженец Роман Юнеман проиграл всего 84 голоса директору Института русского языка Маргарите Русецкой. Впрочем, Русецкой также помогло экспериментальное «электронное голосование». Оно проходило всего в 3 окраинных округах (в Зеленограде, Бибирево и Чертаново) и стало способом не столько повысить явку, сколько перераспределить голосование административно зависимых избирателей из офлайна в онлайн. В округе №30 кандидат власти именно на «электронном голосовании» создала себе запас из шести сотен голосов, которые и помогли одержать победу.

У мэрии была возможность противодействовать «Умному голосованию». Зарегистрируй власть «яблочников» в округах действующих депутатов-коммунистов Елены Шуваловой (№44 в ЦАО) и Николая Зубрилина (№11 на периферии СВАО), вполне вероятно, что это сломало бы оппозиционное голосование, и коммунисты не смогли бы повторно подтвердить свои полномочия. Но сейчас в этих районах у протестного избирателя, ищущего кандидата не от власти, не было иного выбора, кроме как снова голосовать за них.

Кроме того, в округах, в которых в 2014 и 2017 годах было более выражено голосование за либеральную оппозицию (высокие результаты «яблочников» и независимых кандидатов), отсутствие на этих выборах кандидатов от «Яблока» и несистемной оппозиции вкупе с призывами «Умного голосования» поддержать идеологически чуждые КПРФ или «СР» оставило часть протестных избирателей дома. И власть выиграла ряд сложных округов на юго-западе, северо-западе и севере столицы (в частности, речь идет о 4, 5 и 9 округах).

Зато призыв к «Умному голосованию» преимущественно за КПРФ оказался весьма созвучен настроениям раздражённых жителей в более периферийных и спальных районах, считавшихся более консервативными. Там люди недовольны приходом платных парковок, попытками застройки зелёных зон, ухудшением доступности низовой медицины после реформы здравоохранения, уплотнительным коммерческим и дорожным строительством. На развитие спальных районов была нацелена предвыборная программа Сергея Собянина на прошлогодних выборах «Мой район», хорошо принятая избирателями, — но ее реализация рассчитана на 5 лет, а нынешние кандидаты власти практически не ассоциировались с этой программой.

Новости партнеров