«Бороться все равно надо»: почему звезда легкой атлетики Мария Ласицкене может пропустить Олимпиаду-2020

Фото AP Photo / Petr David Josek / ТАСС
Мария Ласицкене и ее тренер Геннадий Габрилян празднуют победу на чемпионате мира 2019 Фото AP Photo / Petr David Josek / ТАСС
Прыгунья в высоту Мария Ласицкене рассказала Forbes, как «нейтральный статус» повлиял на ее карьеру, мотивацию и уровень доходов, а также объяснила, почему поучаствовать в Играх-2020 в Токио будет сложно

Мария Ласицкене — лучшая легкоатлетка России 2010-х, мировая звезда своего вида спорта. С июля 2016-го по июнь 2018-го она выиграла 45 турниров подряд. В резюме Ласицкене три титула чемпионки мира и 24 победы на этапах «Бриллиантовой лиги», самой престижной серии коммерческих стартов в легкой атлетике. На ее фамилию (сначала девичью — Кучина, а с 2017-го по мужу — Ласицкене) записаны практически все лучшие результаты десятилетия в прыжках в высоту, в том числе ее личный рекорд 2.06 м. При этом с весны 2017-го Мария Ласицкене, как и другие не замешанные в допинг-историях легкоатлеты из России, выступает на соревнованиях в «нейтральном статусе», а сейчас рискует лишиться и его.

Все дело в том, что из-за систематических допинговых нарушений Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) временно потеряла членство в международной федерации (World Athletics), что лишило спортсменов права соревноваться под флагом своей страны. Санкции вступили в силу осенью 2015-го, и с тех пор отстранение продлевали 12 раз — Россия никак не могла выполнить все требования «дорожной карты». А в 2019-м ситуация и вовсе зашла в тупик. Российский прыгун в высоту Данил Лысенко представил в WADA фальшивую медсправку, чтобы оправдать пропуск допинг-теста, а организовать эту аферу ему помогли руководители ВФЛА. Из-за обмана World Athletics заморозила процесс восстановления ВФЛА в правах и объявила о пересмотре процедуры допуска российских атлетов к соревнованиям. Кроме того, занимавшийся расследованием департамент рекомендовал окончательно исключить Россию из World Athletics. В этом случае российские легкоатлеты не смогут выступать на турнирах, в том числе и на Олимпиаде, даже в нейтральном статусе. Чтобы предотвратить такой сценарий, Минспорта в начале февраля приостановило аккредитацию ВФЛА.

Сейчас управлением российской легкой атлетики занимается рабочая группа Олимпийского комитета России, а 28 февраля должны состояться выборы нового президента ВФЛА. Правда, список кандидатов у некоторых спортсменов вызвал вопросы. «Опять какой-то междусобойчик с котом в мешке», — прокомментировала Мария Ласицкене. Она, пожалуй, главный пострадавший в этом допинг-триллере. Многолетний лидер в своей дисциплине, Ласицкене могла стать олимпийской чемпионкой еще в Рио-2016, а теперь вынужденно пропускает зимний международный сезон и рискует не попасть на Игры в Токио. В интервью Forbes Мария Ласицкене рассказала, как допинг-санкции против ВФЛА повлияли на ее спортивную жизнь, мотивацию и доходы.

Для обычного телезрителя «нейтральный спортсмен» — это спортсмен без флага в протоколе результатов и без гимна на пьедестале, а как «нейтральность» выражается в соревновательном быту?

Мы никак не можем показывать, из какой мы страны. Например, я не могу надеть на волосы сине-бело-красную резиночку, ногти в таком стиле покрасить — тоже. Есть даже пункт, что не должно быть рингтона с гимном России. Так досконально все прописано. Нелепо местами, но это правила, которых мы должны строго придерживаться. В плане ощущений я не чувствую никакой дискриминации. Косых взглядов точно нет. Думаю, многие даже не понимают до сих пор, почему напротив моей фамилии ANA (Authorised Neutral Athletes — Forbes). Один раз на соревнованиях меня даже Анной назвали — подумали, что это мое имя. Но проблема в том, что сейчас я не могу выступать на международных соревнованиях даже в нейтральном статусе. Его нужно подтверждать каждый год.

Как инвалидность в России.

Да. Нужно отправить в международную федерацию свои данные, доказать, что ни ты, ни твой тренер не замешаны в допинг-историях. Для тех, кто уже получал нейтральный статус, действует упрощенная процедура. Но, во-первых, в связи с кризисной ситуацией в ВФЛА критерии выдачи собираются пересмотреть. А во-вторых, это проходит через национальную федерацию, а к ней сейчас масса вопросов. Наверное, лишая нас возможности соревноваться, нас хотят заставить действовать. По-настоящему. Не косметический ремонт проводить, а ломать — и строить заново. Это необходимо. На 28 февраля назначены выборы руководителя ВФЛА, но я не вижу среди кандидатов людей, которые могут что-то сделать. А от команды, которая придет, очень многое зависит.

Например, смогут ли российские легкоатлеты выступить в Токио. Как продолжать тренироваться, зная, что на Олимпиаду могут и не пустить?

Я убираю из головы размышления на эту тему. Иду на тренировки с позитивом. Не даю себе поблажки — «зачем стараться, если неизвестно, что будет». Я должна быть готова, я хочу быть готова. Эта ситуация не должна убить во мне любовь к моему виду спорта. Я хочу продолжать. Да, жизнь несправедливая штука, но бороться все равно надо.

Кто оплачивает подготовку «нейтрального атлета» — тоже Минспорта, как и спортсменов, которым разрешено представлять страну на международной арене?

Лично я финансово не завишу от федерации и централизованных сборов (их финансирует Центр спортивной подготовки сборных команд России Минспорта — Forbes). Я тренируюсь в ЦСКА, за который выступаю. На сборы я не ездила года с 2016-го. Мой тренер не считает их  нужными. На соревнования за счет федерации и ЦСП я не выезжала ни разу. Расходы на участие в российских турнирах мне компенсируют регионы, которые я представляю — Кабардино-Балкария и Московская область. А на международных стартах спортсмену моего статуса проживание, питание, перелет оплачивают организаторы.

А вашей команде? Обычно спортсменам необходим массажист, диетолог, врач…

Моя команда — это мой тренер, агент и супруг. Даже услугами массажиста я не пользуюсь. Такая у меня специфика.

Из чего сейчас складывается ваш доход?

Я получаю зарплату в ЦСП, от своих регионов и в ЦСКА. Плюс призовые.

Самую крупную сумму за победу платят на чемпионате мира — $60 000. Но таких щедрых турниров не очень много.

Да. К примеру, первое место на этапе «Бриллиантовой лиги» стоит $10 000. И только за победу в финале можно получить $50 000. Но не надо забывать, что это просто красивые цифры. С них нужно заплатить налог той страны, где проводится турнир. А иногда налоги такие, что глаза закатываются. Плюс выплаты тренеру и менеджеру — по 15%.

Как строятся финансовые отношения с вашим спонсором — компанией Nike?

Есть фиксированная сумма в год плюс бонусы за результаты и призовые места. Плюс вещи. Соглашение подписано на 4 года, но мой менеджер регулярно общается с компанией по поводу условий сотрудничества.

Получается, чем больше вы соревнуетесь, тем больше зарабатываете. И наоборот.

Да. Например, когда я вынужденно пропустила зиму 2017-го (Международная федерация к тому моменту не успела разобраться с системой индивидуального допуска легкоатлетов из России — Forbes), мне выплатили меньше, чем должны были. Потому что я не выступала. И это была серьезная сумма. Так что вся эта ситуация влияет и на мой имидж, и на мое моральное состояние, и на мои доходы.

В сентябре 2019-го вы написали в Instagram, что в случае отстранения РУСАДА, будете тренироваться за рубежом, чтобы быть доступной для международных допинг-офицеров. Какие страны рассматривали?

Теперь в этом нет нужды, потому что РУСАДА продолжает работать (несмотря на лишение статуса соответствия — Forbes).

Сколько тестов в год вы сдаете?

В 2019-м около 20, включая соревновательные.

В последнее время несколько российских спортсменов получили дисквалификации за «пропуск трех допинг-тестов». В вашей карьере случались такие инциденты?

В самом начале, когда я еще не сама заполняла свой профиль в системе АДАМС (онлайн-программа, где спортсмен фиксирует свои перемещения и места пребывания, чтобы быть доступным для допинг-контроля — Forbes), я по невнимательности получила флажок (предупреждение спортсмену, если допинг-офицер не нашел его в указанном месте в указанное время; три предупреждения означают дисквалификацию — Forbes). Но если это вдруг случается, спортсмен старается сделать все, чтобы такое не повторилось. Ты готов ставить будильник на нужное время. И, конечно, заполнять систему максимально четко и конкретно, с комментариями. Как звонить и как стучать, если не дозвонились. Вот у меня в Прохладном (родной город Марии, неподалеку от Нальчика — Forbes) заедал звонок — так я написала объявление «Жмите сильнее» и прибила его степлером. Надо принять, что это наша обязанность. Ведь это то, за что мы боремся — за чистоту, за честность спорта. И на самом деле к этому просто привыкнуть. Ты знаешь, что в такой-то день улетаешь — заходишь в систему и все прописываешь. Это всегда в голове.