Более правильная статистика по COVID-19: тихий конец громкого скандала

Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Как власти признали, что число смертей инфицированных коронавирусом в России по итогам апреля оказалось в 2,5 раза выше данных оперштаба

В эти выходные тихо завершился один из главных скандалов этой весны. Помните бурное обсуждение российской статистики по COVID-19 после публикаций в Financial Times и The New York Times? На пике скандала в него были вовлечены депутаты Госдумы (призывали применить санкции по отношению к изданиям) и даже российский МИД (потребовал опровергнуть недостоверные статьи). Завершилась история в самое «глухое время» на прошлой неделе: утром в субботу после праздничной пятницы Росстат опубликовал статистику по смертности от коронавируса в России, которая снимает все оставшиеся вопросы. 

Напомню, из-за чего вышел скандал. FT в статье от 11 мая сравнила официальные данные по смертности в Москве и Санкт-Петербурге в апреле с официальной статистикой от коронавируса. И дебет не сошелся с кредитом. Согласно официальной статистике, за второй месяц весны в двух крупнейших городах страны умерло на 2073 человека больше, чем в среднем умирало в предыдущие пять лет в этот месяц. При этом, по официальным данным, в апреле в этих двух городах зафиксировали только 629 смертей от коронавируса, указало издание и причислило оставшиеся 1444 смерти к неучтеным случаям коронавируса. В итоге получилось, что реальная смертность в России от COVID-19 может быть выше официальной на 72%. 

Похожим путем пошла и газета The New York Times. Она сравнила официальные данные по смертям от коронавируса в Москве за апрель — 642 человека (как и в случае с FT, данные приводятся, как в статье) — с приростом к средней смертности за пять лет — в этом году в апреле умерло на 1700 человек больше. Издание посчитало это признаком того, что власти приводят не все данные по коронавирусным смертям. 

При таком раскладе Россия переставала выглядеть страной с феноменальной эффективной системой здравоохранения и летальностью заболевания около 1%. В общем, едва ли стоит удивляться столь резкой реакции российских депутатов и МИДа. 

Выпустил свое опровержение и Департамент здравоохранения Москвы. В нем он категорически опроверг возможность манипулирования цифрами. Но при этом уточнил, что COVID-19 не был зафиксирован в качестве главной причины смерти у 60% скончавшихся инфицированных.

После всего этого журналисты очень ждали статистику Росстата по смертности от COVID-19 за апрель. Ожидалось, что она будет опубликована 29 мая, однако в последний момент статслужба перенесла релиз на 15 июня. А потом перенесла и эту публикацию — на выходной день. Почему? Официально Росстат причину никак не прокомментировал. Однако ранее Reuters писал, что при обнародовании данных о последствиях коронавируса ведомство выбирает время таким образом, чтобы сделать статистику как можно менее заметной. Сам Росстат, впрочем, настаивает на том, что время публикации смещается из-за удаленной работы. 

О чем говорила статистика, которую Росстат обнародовал в столь глухое время? Общее число зарегистрированных случаев смерти россиян с коронавирусом в апреле составило 2712 (из них в 1660 случаях COVID-19 был основной причиной смерти) против обнародованных ранее оперштабом 1145 смертей от коронавируса (1169 умерших на 1 мая минус 24 умерших на 1 апреля). С учетом этих данных доля умерших в апреле составила 2,4% от числа подтвержденных случаев заболевания. С такими цифрами достижения российской медицины выглядят уже не столь привлекательно, как раньше, зато никаких вопросов по российской статистике больше не осталось.

Этот материал написан для почтовой рассылки Forbes Daily. Подписаться на нее можно здесь