Заявление редакции Forbes по делу Ивана Сафронова

Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Во вторник утром ФСБ задержала советника главы «Роскосмоса», бывшего журналиста «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивана Сафронова. По делу о госизмене ему грозит до 20 лет лишения свободы

До перехода на госслужбу весной этого года Иван успел построить одну из самых ярких карьер в современной российской журналистике. Он пришел в «Коммерсантъ» после трагической смерти своего отца, военного обозревателя Ивана Сафронова, и продолжил заниматься теми же темами, что и отец.

За 10 лет Иван стал одним из лучших российских журналистов и неоднократно публиковал резонансные статьи. Одна из них — о контракте с Египтом стоимостью $2 млрд на поставку нескольких десятков российских истребителей Су-35 — вышла за два месяца до увольнения Сафронова из «Коммерсанта» в 2019 году. Этот материал стал причиной крупного дипломатического скандала, а сама статья была удалена с сайта издания.

Задержание Ивана спустя всего несколько месяцев после его увольнения из газеты «Ведомости» не может не вызывать вопросов со стороны журналистского сообщества. Тем более что коллеги характеризуют Ивана исключительно как человека с безупречной репутацией и настоящего патриота России. Не может не настораживать и тот факт, что к нему несколько часов не допускали адвоката.

Редакция российского Forbes настаивает на том, чтобы разбирательство дела Ивана Сафронова было абсолютно открытым и честным. Должны быть обнародованы доказательства вины нашего коллеги. Только таким образом можно ответить на серьезные вопросы, которые появились у журналистского сообщества к следствию. Закрытый судебный процесс, как бывает по делам о госизмене, редакция Forbes считает совершенно недопустимым.

К сожалению, после дела журналиста Ивана Голунова есть серьезные основания полагать, что российская правоохранительная система снова может быть использована для сведения счетов с независимым журналистом.

Бывшего журналиста заподозрили в госизмене: главное о деле Ивана Сафронова