Почему в глобальной гонке вакцин появились российские хакеры

Фото Francois Mori / AP / TASS
Фото Francois Mori / AP / TASS
Разработка вакцин от COVID-19 стала аналогом гонки за освоение космоса в 1960-е. Неудивительно, что в четверг в этом глобальном соревновании появились шпионы

Гонка в создании вакцин обернулась для России очередным громким кибершпионским скандалом. В четверг, 16 июля, Национальный центр кибербезопасности (NCSC) Великобритании сообщил, что на организации, которые занимаются разработкой вакцины от коронавируса, напали хакеры из России — некая группа APT29, известная также как The Dukes и Cozy Bear. Группировка по таким именем уже всплывала в контексте атак на различные организации в США — в частности, специализирующаяся на кибербезопасности компания CrowdStrike пришла к выводу, что именно Cozy Bear стояла за взломом национального комитета Демпартии США в 2015 году. 

Эти хакеры, как отмечает NCSC, почти наверняка являются частью российских разведслужб. Хакеры использовали фишинг, а также вредоносное программное обеспечение под названием WellMess и WellMail. «В 2020 году APT29 атаковала различные организации, задействованные в создании вакцины от COVID-19 в Канаде, США и Великобритании», — сообщила NCSC. С похожими заявлениями выступили США и Канада. В Кремле утверждают, что все обвинения голословны. 

Впрочем, контекст последних событий вокруг создания препаратов против коронавируса вполне допускает возможность привлечения спецслужб, причем не только российских. Разработку вакцины от COVID-19 уже сравнивают с гонкой за освоение космоса в 1960-е. Разные страны демонстрируют разный подход к работе: Европа склонна к коллективным действиям, совместному сбору средств и рассматривает вакцины скорее как всеобщее благо, в то время как США и Россия скорее демонстрируют «вакцинный национализм».

Кто лидирует и кто отстает в этой гонке? Из полутора сотен вакцин, которые сейчас в разработке, до клинических испытаний уже дошли более 30. А в Китае вакцину производства компании CanSino Biologics уже одобрили для использования среди военных. На наиболее продвинутом этапе клинических испытаний, третьей фазе, которая предполагает испытание на тысячах людей, находится разработка британско-шведской компании AstraZeneca и Оксфордского университета (испытания проходят в Великобритании, Бразилии и ЮАР). Причем разработка ведется в том числе на деньги правительства США — это часть программы Operation Warp Speed, направленной на скорейшее создание вакцины. Помимо оксфордской разработки, в программу входит вакцина от американской Moderna (собирается перейти к финальной фазе испытаний в июле), Merck (еще одна американская компания, которая ведет доклинические испытания), совместная разработка Pfizer и BioNTech, а также вакцина от Johnson & Johnson. Также на финишную прямую испытаний вышли две китайские компании (Sinopharm и Sinovac) и австралийский Murdoch Children’s Research Institute.

Россия позже самых успешных конкурентов перешла к клиническим испытаниям. Дальше всех продвинулась разработка Центра имени Гамалеи Минздрава РФ, в которую инвестировали РФПИ и «Р-Фарм» (а глава РФПИ Кирилл Дмитриев даже протестировал на себе). Пока завершена первая фаза испытаний, вторая закончится 3 августа, а третья будет проходить в России и на Ближнем Востоке. Однако начать массовую вакцинацию россиян власти и медики обещают в числе первых в мире. Директор Национального исследовательского центра эпидемиологии им. Гамалеи Александр Гинцбург ранее говорил, что массовая вакцинация россиян от COVID-19 начнется уже осенью. 

Этот материал написан для ежедневной почтовой рассылки Forbes Daily. Подписаться на нее можно здесь.