Почему пандемия привела к рекордному замедлению роста зарплат в России и резкому скачку в США?

Фото Amilcar Orfali / Getty Images
Фото Amilcar Orfali / Getty Images
В апреле этого года Росстат зафиксировал самый медленный рост зарплат за всю историю наблюдений. В США средние зарплаты в частном секторе, наоборот, росли самыми быстрыми за последние 40 лет темпами. В чем причина такого расхождения?

По данным Росстата, номинальные зарплаты россиян еще в феврале-марте росли на 8,1-8,6% в годовом выражении. В апреле рост замедлился до 1%, а в мае — до 4%. Этот диапазон — минимум за всю историю наблюдений, указывали аналитики ЦБ в бюллетене «О чем говорят тренды» (может не отражать официальную позицию регулятора). В реальном выражении зарплаты сократились на 2% в апреле и выросли на 1% в мае. А с учетом сезонности реальная зарплата в апреле упала на 6,3%, что сопоставимо с падением на пике кризиса 2008-2009 годов, оценивает замдиректора Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Ростислав Капелюшников. И это при том, что зарплаты в неформальном секторе экономики в расчеты Росстата не попадают, в то время как именно по ним пришелся самый сильный удар. 

Похожая динамика зарплат и в Швеции, которая весной не вводила локдаун из-за коронавируса. Но так происходит не везде. В апреле этого года уровень оплаты труда в частном секторе США показал самые стремительные темпы роста с начала 1980-х годов — на 7,9% в годовом выражении, пишет The Washington Post. То же самое произошло в соседней Канаде: в апреле средний почасовой заработок подскочил на 9,1% в годовом выражении на фоне обвала занятости, хотя в 2019 году рос в среднем на 2,5-4%. В мае годовой рост заработков канадцев ускорился еще сильнее — до 10,4%. 

Почему ситуация с зарплатами в России так разительно отличается от США?

Почему выросли зарплаты в США и Канаде?

Скачок средних зарплат в США весной этого года совпал с волной увольнений. В апреле страна, ставшая лидером по количеству заболевших и умерших от коронавируса, потеряла 20,5 млн рабочих мест, ее уровень безработицы взлетел до максимума со времен Великой депрессии. 

За таким, казалось бы, обнадеживающим показателем, как рост зарплат, лежит серьезная проблема. Люди, работающие по найму, далеко не поровну разделили последствия пандемии коронавируса и введенных локдаунов: самый сильный удар пришелся по тем, кому платили мало. Так, в Соединенных Штатах среди 20% самых низкооплачиваемых работников работы лишились 35%, а среди 20% самых высокооплачиваемых — только 9%, говорится в рабочем докладе Института исследований имени Беккера-Фридмана Чикагского университета. 

Активнее всего в США сокращали работников предприятия сферы услуг и малый бизнес. Как правило, именно они массово нанимают людей на небольшие зарплаты, отмечают исследователи. Низкооплачиваемые работники более уязвимы перед пандемией коронавируса, следует из доклада: такие люди чаще трудятся в пострадавших секторах, например сферах общественного питания, развлечений или розничной торговли, и чаще работают в малом бизнесе. Но и безотносительно отрасли, размера бизнеса, возраста работников или штата работники с низкими зарплатами понесли больше потерь: более 36% всех лишившихся работы в марте-апреле относились к тем самым 20% людей с самыми маленькими заработками. 

Последствия локдауна особенно сильно ударили по работникам с низкими зарплатами и в Канаде, свидетельствуют данные Статистической службы страны. В апреле занятость среди работников, зарабатывающих меньше ⅔ медианной годовой зарплаты, сократилась на 38% относительно февраля, а среди остальных работников —  только на 12,7%. По итогам июня среди работников с низкими зарплатами занятость восстановилась до 79% от февральского уровня, а у остальных — до 97%. 

В Канаде больше всего работников сократили гостиничный бизнес и сфера общественного питания, а также оптовая и розничная торговля — все они считаются самыми низкооплачиваемыми в стране.

Где упали темпы роста зарплат?

В Великобритании годовые темпы роста зарплат без учета бонусов упали с 2,4% в марте до нуля в апреле и мае, следует из данных Национальной статистической службы страны. В месячном же выражении падение зарплат в апреле было самым резким за все время наблюдений с 2000 года: в среднем работники зарабатывали £503 — в реальном выражении более чем на £6 меньше, чем месяцем ранее.

Но стремительного роста безработицы в стране не наблюдалось, зато в несколько раз выросло количество людей, заявляющих, что они временно не работают и, соответственно, не получают зарплату на своем текущем месте, и другую работу не ищут.

Люди уходили в вынужденные отпуска, им замораживали зарплаты и урезали премиальные на фоне рецессии, писала The Telegraph. В разгар финансового кризиса 2008 года аналогичное падение зарплат в Великобритании заняло полгода, отмечало издание. В целом этой весной оплата труда британских подданных росла ниже инфляции, то есть их реальные зарплаты падали.

Здесь также больше всего пострадали низкооплачиваемые работники, на что указывает и сама статистическая служба страны: в общественном питании и гостиничном бизнесе, розничной торговле и ремонте, сфере искусств, развлечений и отдыха зарплаты падали, хотя и до этого традиционно были низкими. 

Как менялись зарплаты в Швеции?

Пандемия коронавируса сказалась даже на заработках граждан Швеции, которая, как известно, не объявляла локдаун и весной ввела лишь самые общие ограничения. Зарплаты в стране продолжили расти в апреле, но темп их роста упал до минимума с 1992 года — 1,4% в годовом выражении. И продолжит замедляться вплоть до октября, прогнозируют аналитики Nordea Bank. 

Дело в том, что из-за пандемии профсоюзы и организации работодателей Швеции были вынуждены отложить обсуждение условий коллективных договоров наемных работников, запланированное на весну. Дискуссии, в ходе которых определяется в том числе и уровень зарплат за ближайшие несколько лет, отложены на осень. А это значит, что у работников, срок действия договоров которых истек этой весной — то есть почти у половины всех наемных работников страны, — зарплаты расти перестали, их уровень заморожен на все лето. 

Смягчить последствия замедления роста зарплат должен небольшой относительно других стран рост безработицы (с 7,1% в марте до 9,8% в июне) и в целом низкий разброс зарплат в стране, считают в Nordea Bank. Но новые договоры для шведских работников осенью на фоне возросшей безработицы будут перезаключаться по сниженным ставкам, рассуждают они.

А что в России?

Безработица в России выросла не так сильно, как в других странах, отмечали аналитики ЦБ в бюллетене «О чем говорят тренды» (может не отражать официальную позицию регулятора). В середине июня в центрах занятости в качестве безработных зарегистрировались 2,4 млн человек, но лишь четверть из них лишились работы во время пандемии, указывали они. То есть регистрировались в основном в связи с повышением пособия и упрощением его получения (с 8 апреля по 31 декабря для граждан, оставшихся без работы, действует упрощенный порядок подачи заявлений на пособие по безработице и регистрации в центре занятости, заявление можно подать онлайн). Российский рынок труда традиционно подстроился к кризису не за счет сокращения людей, а за счет снижения уровня зарплат и сокращения рабочего времени, резюмировали экономисты ЦБ. 

Государство может реагировать на кризис двумя способами: через систему страхования по безработице (повышение пособий) или через субсидирование неполной занятости на предприятиях, говорит Капелюшников. Россия, по его словам, как правило, идет по второму пути, помогая предприятиям сохранять недозанятых работников. Аналогично на этот раз поступили и страны ЕС, в которых как следствие безработица выросла минимально, а вот США и Канада пошли по первому пути. Но и российские власти в этот кризис сделали гораздо большую ставку на систему пособий по безработице, чем спровоцировали четырехкратный рост количества официально зарегистрированных безработных, добавляет Капелюшников. Ждать скачка безработицы осенью не стоит, убежден он: кризис был краткосрочным. 

Особенно сильно снизились зарплаты в гостиничном и ресторанном бизнесе, культуре и спорте, авиаперевозках, отмечал ЦБ. Многие предприятия частного сектора были вынуждены остановить работу, снизить оклады, отправить сотрудников в неоплачиваемые отпуска, перечисляли аналитики ЦБ. Снизить официальные зарплаты в компаниях, которые работают «в белую», практически невозможно, говорит основатель и гендиректор SuperJob Алексей Захаров: согласно ТК, это существенное изменение условий труда, о котором работника нужно предупредить за два месяца и получить его письменное согласие, а если снижение массовое, то автоматически влечет за собой проверку со стороны трудовой инспекции. В то же время работодатели могли не выплачивать премиальную часть зарплат, начислять зарплату номинально, какое-то время не выплачивать в полном размере, перевести людей на неполную занятость, продолжает он: если бы ограничения в экономики длились еще пару месяцев, это отразилось бы в статистике зарплат. 

Зато зарплаты в госсекторе продолжили расти. Именно высокая доля госсектора в российской экономике может быть одним из объяснений, почему по официальной статистике доходы россиян снизились более умеренно, чем в других странах, предположили аналитики ЦБ.

Если занятость упала не так сильно, а зарплаты почти не упали, значит, часть кризиса оплатили компании, рассуждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. В России в кризис традиционно люди сохраняли рабочие места, но при этом либо меньше работали, либо меньше получали, признает она. Но в данном случае экономика столкнулась с карантином, а не с кризисом, и не было смысла увольнять работников, чтобы потом вновь их нанимать, рассуждает эксперт: например, в США 70-80% тех, кто подал на пособие по безработице, имели договоренность с работодателем вернуться после карантина. 

Что будет дальше?

Предпринятые российскими властями в ходе связанного с коронавирусом кризиса меры поддержки граждан и компаний оказались настолько эффективными, что экономика может восстановиться быстрее, чем в других странах, заявил в пятницу министр финансов Антон Силуанов. В частности, по его словам, России удалось избежать стрессового развития ситуации на рынке труда.

В июле начался рост занятости в формальном секторе экономики, число наймов превысило число увольнений, замечает замдиректора Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Ростислав Капелюшников. По данным Минтруда, на которые ссылается «Коммерсантъ», если в апреле российские предприятия уволили 960 000 человек, а приняли на новую работу 700 000, то по итогам июля соотношение изменилось в пользу последних: 1 498 000 к 1 603 000.  Число безработных в июле продолжало увеличиваться, но недельные темпы роста снизились, указывал ЦБ в докладе о денежно-кредитной политике. 

В то же время до полного восстановления рынка труда еще очень далеко, говорит Захаров. По данным индекса SuperJob, активность на российском рынке труда, в апреле рухнувшая до 42% от докризисного уровня, на 3 августа увеличилась до 77% — уровня, на котором она была на момент введения режима нерабочих дней в конце марта, и продолжает увеличиваться на 1 процентный пункт в неделю. Туризм и перевозки все еще не восстановились до конца, массовые мероприятия запрещены, музеи закрыты, перечисляет Захаров, популярные заведения общепита восстановились, но те, что до кризиса были на грани рентабельности, умерли. Авиаперевозки будут восстанавливаться еще долго, а бизнес-перелеты и вовсе не восстановятся никогда: люди научились общаться через Zoom, и работодатели сократят траты на перелеты и гостиницы для командировочных, уверен Захаров. Краткосрочно падал даже спрос на IT-специалистов, говорит он: огромное количество компаний отказались от крупных инфраструктурных проектов, требующих IT-сопровождения — например, от внедрения корпоративных информационных систем. 

Реальное количество безработных будет понятно лишь к октябрю-ноябрю, когда люди «вернутся с дач» и попробуют выйти на рынок труда, считает Захаров: многие сейчас уволены фактически, их организации уже не действуют, но на биржу труда пока не встали и в статистику не попали.