Чужие здесь не ходят: к кому обращается Путин на пресс-конференциях и прямых линиях

Фото Алексея Никольского / пресс-служба президента РФ / ТАСС
Фото Алексея Никольского / пресс-служба президента РФ / ТАСС
Высказывания и жесты президента в период подготовки к ежегодной пресс-конференции рассчитаны на определенную целевую аудиторию — россиян старшего поколения, бюджетников и силовиков, от которых зависит устойчивость власти. Такая тактика может работать в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной приведет к углублению поляризации, росту конфликтности и вражды, считает заместитель директора «Левада-центра» Денис Волков

В последние недели Владимир Путин был чрезвычайно активен. В преддверии традиционной декабрьской пресс-конференции он в числе прочего совершил несколько поездок по стране, дал задание правительству отрегулировать цены на макароны, сахар и подсолнечное масло, а спецслужбам — найти пенсионерку, которая хотела с ним пообщаться. Эти символические жесты рассчитаны прежде всего на его целевую аудиторию — россиян старшего поколения. Именно от их лояльности президенту зависит устойчивость нынешнего политического режима. Сужение базы поддержки и углубляющаяся поляризация общества означают, что власти приходится выбирать, на кого опереться, а чьими интересами пренебречь.

Убывание поддержки

На протяжении последних нескольких лет российское общество все больше раскалывается в своих оценках происходящего в стране и мире, а также в своем отношении к власти. Критическое отношение к Владимиру Путину и его правительству уже не кажется маргинальным: треть населения по умолчанию недовольна деятельностью президента на своем посту (недовольных работой правительства и парламента еще больше), примерно столько же были против внесения поправок в Конституцию и «обнуления» президентских сроков, а почти половина наших сограждан считают, что страна движется по неверному пути. 

Причины недовольства понятны. Это многолетнее снижение уровня жизни, окончательное исчерпание оптимизма по поводу присоединения Крыма и пенсионная реформа. Последняя стала тем событием, после которого копившиеся недовольство и усталость прорвались наружу: быстро начали снижаться рейтинги власти, вырос и остается высоким протестный потенциал. В результате исчезло единодушие, царившее в обществе еще три-четыре года назад, начало распадаться так называемое путинское сверхбольшинство. Разочарование во власти быстрее происходило в тех слоях общества, которые в меньшей степени зависят от государства, — среди работников небюджетной сферы, уверенных пользователей интернета, в крупнейших городах, а также среди молодежи. 

Будущее, которое разъединяет: что думают о развитии России разные социальные группы

Заметную роль в этом процессе сыграл взрывной рост таких интернет-платформ, как YouTube и Instagram, — их аудитория утроилась за последние три года и сегодня достигает около трети населения страны. Один за другим начали возникать интернет-каналы, бросающие вызов телевидению.

Если раньше тексты в интернете не могли сравниться по привлекательности с телевизионными передачами, то сегодня конкуренция идет между картинкой в интернете и картинкой по телевизору. Самые известные видеоблоги начинают догонять по числу просмотров популярные телепередачи, а Юрий Дудь, Алексей Навальный, Екатерина Шульман, Валерий Соловей или Николай Платошкин и Николай Бондаренко у более молодой аудитории начинают теснить Владимира Соловьева, Дмитрия Киселева и Никиту Михалкова. В результате российский интернет оказывается местом для дискуссий и критики власти, которая подогревает недовольство ситуацией.

Естественные союзники

Сужение базы поддержки российской власти не означает распада системы, но требует иной стратегии поддержания политического порядка. В новых условиях власть должна выбирать, на какие слои общества можно опереться, а чьими интересами можно пренебречь. Поэтому чем дальше, тем больше власть будет вынуждена полагаться на наиболее зависимые от государства группы населения: бюджетников, пенсионеров, силовиков. Прежде всего на них рассчитана сегодняшняя риторика Владимира Путина, им он оказывает главные знаки внимания, именно в их расположении он видит залог своего нахождения у власти.

Старшие поколения на президентских выборах голосуют в два раза чаще молодых, а на региональных выборах — почти в три раза чаще

И он прав, ведь это весьма удобные и нетребовательные союзники. У них довольно низкие запросы, они преимущественно боятся перемен (потому что считают, что все перемены в России только к худшему), решение насущных проблем видят в дальнейшем расширении присутствия государства в экономике, а регулирование цен для них — единственно понятный и действенный механизм удержания инфляции. Для этой группы вполне естественным и привычным является авторитарный характер российской власти: она должна быть жесткой, хамоватой, непрозрачной. Ей не нужно отчитываться перед избирателями о своих доходах и доходах своих детей. Достаточно обеспечить минимальную экономическую стабильность и изредка оказывать символические знаки внимания — на прямых линиях и пресс-конференциях.

Вторая волна раздражения: как страх перед новым локдауном обострил недоверие россиян к власти

Завоевать расположение указанных социальных групп важно для власти еще и потому, что они гораздо более дисциплинированны и могут быть мобилизованы для участия в выборах. Старшие поколения на президентских выборах голосуют в два раза чаще молодых, а на региональных выборах — почти в три раза чаще. Для пожилых россиян наиболее частым мотивом для голосования является не желание что-то изменить, а представление о долге человека перед государством. А долг, как известно, платежом красен. 

Главным каналом общения с этой аудиторией по-прежнему остается телевидение. Старшим поколениям сложнее отказываться от давно сформированных привычек: просмотр вечерней телевизионной программы новостей здесь является своеобразным ритуалом. Освоение интернета в старших возрастных группах идет очень неуверенно, а доверие к этому каналу получения информации остается низким. 

Подавление критиков

Все вышеперечисленное делает ставку властей предержащих на старшее поколение и бюджетников политически оправданной. Поэтому вряд ли стоит удивляться, что президент обхаживает пенсионеров и заигрывает с темой директивного регулирования цен. Однако простого взаимопонимания власти со своей целевой аудитории сегодня уже недостаточно. Для удержания ситуации под контролем лояльность и мобилизация одной части населения должны сопровождаться поддержанием раздробленности и деморализации в стане противников. 

Только разброд и шатание в лагере противников поправок позволили власти получить необходимый результат

Это было хорошо видно на примере голосования по поправкам к Конституции. Так, за месяц до всероссийского голосования сторонников принятия поправок было лишь немногим больше, чем противников (44% против 32%). Однако среди намеренных принять участие в голосовании сторонники поправок уже составляли большинство (55% против 25%). Итоговое соотношение голосов, как известно, составило 78% на 21%. Только разброд и шатание в лагере противников поправок позволили власти получить необходимый результат. 

Поэтому и в дальнейшем можно ожидать, что забота власти о своих сторонниках и периодическая их мобилизация на выборы разных уровней будет сопровождаться последовательной демобилизацией, деморализацией и подавлением критиков и оппонентов власти. Получается, что одним — пряник, дешевый сахар и подсолнечное масло, внимание и добрые слова, другим — кнут, новые ограничения и запретительные законы.

В краткосрочной перспективе эта стратегия сработает. Но в долгосрочной перспективе такая политика будет вести к углублению поляризации российского общества, к обострению противоречий между молодыми и пожилыми, уверенными пользователями интернета и телезрителями, работниками бюджетной сферы и частного сектора, сторонниками власти и ее противниками, к росту конфликтности и вражды. Стоит ли игра свеч?

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции