Экономика доверия: как осторожность граждан сказывается на развитии страны

Фото Станислава Красильникова / ТАСС
Фото Станислава Красильникова / ТАСС
Мы живем в эпоху априорного недоверия и сталкиваемся с тем, что и мы не верим никому, и, соответственно, нам особо не верят. Уровень ВВП в России мог быть в полтора раза выше без дополнительных инвестиций и нацпроектов, если бы мы друг другу доверяли, считает президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов

Примерно месяц назад во время прямого эфира с губернатором Камчатки мы затронули тему экологической катастрофы и того, какую общественную реакцию она вызвала. Число фантастических предположений и обвинений перевешивало число более уравновешенных голосов, предлагающих подождать и разобраться. Это проблема не только Камчатки: мы так часто получали неправдоподобные отговорки после инцидентов, что ситуация сильно напоминает басню Льва Толстого про мальчика, который кричал «Волки! Волки!», пока не потерял доверие, а потом и все стадо.  

«Если нам скажут правду, мы уже не поверим»: что произошло на Камчатке и почему версия о микроводорослях никого не убедила. Репортаж Forbes

Согласно исследованию Edelman Trust Barometer, средний уровень доверия к государству, медиа, НКО и бизнесу в России — 30%. Да, многие страны находятся в той же красной зоне, что и мы: Великобритания — 42%, США — 47%, Италия — 49%, но можно посмотреть и на тех, кто все же перешел за условную середину. Рейтинг возглавляют Китай и Индия (82% и 79% соответственно), не очень далеко от них отстоят Мексика (62%) и Малайзия (60%). Уровень доверия также довольно сильно зависит от степени информированности и социального статуса. Если у тех россиян, кого исследователи выделили в «информированное население», этот показатель достигает 41%, то у большинства — 27%.

Как подчеркивают социологи, ситуация очень нестандартная. Это противоречит человеческой природе: нам важно во что-то верить и кому-то доверять — это дает смысл и эмоциональную окраску нашим действиям. Иначе мы рискуем оказаться в выжженной пустыне и вдруг поверить новым лукавым пророкам.

Интересен прагматический аспект этой проблемы. Недоверие обходится крайне дорого — это уже давно стало прописной экономической истиной. Оно влечет за собой увеличение числа государственных надзорных органов, предписаний и ограничений, числа охранителей и проверяющих разного рода. Так, Россия находится на 27-м месте в мире по числу заключенных на 100 000 жителей, между Уругваем и Туркменистаном (данные Института исследований в области уголовной политики), более 3% населения страны работают в ЧОП (данные Росстата), один полицейский приходится на 193 россиянина, среднее значение этого показателя в Европе — 294.

Французские экономисты в 2010 году подсчитали соотношение уровня доверия и экономического развития страны. По их оценкам, уровень ВВП в России был бы на 69% выше при уровне доверия, как в Швеции, — и это без дополнительных частных и государственных инвестиций, программ и нацпроектов. 

Кроме доверия, можно посмотреть и на другую особенность, важную для понимания управленческой культуры, — индивидуализм. Российское общество принято считать достаточно коллективистским. Согласно чуть ли не самой известной сегодня классификации Герта Хофстеде, у нас низкий по мировым меркам уровень индивидуализма. Правда, эти исследования были проведены в начале 1990-х и их результаты плохо коррелируют с низким уровнем доверия. Согласно данным Европейского социального исследования 2015 года, Россия — лидер по индивидуалистическим настроениям среди европейских стран. Уровень индивидуализма рос на протяжении нескольких лет. Похожее наблюдается и в других бывших социалистических странах, которые вместе с нами переживают удаление от навязанной и насильной общинности. Сегодня мы представляем собой крайне атомизированное общество, члены которого не верят друг другу, властям, медиа и бизнесу и не видят большого смысла в коллективных действиях. Мы сидим в собственных норках — благодаря пандемии это происходит буквально, и общественная повестка для нас чаще всего не приоритет.

К сожалению, у этой проблемы нет быстрых и smart-решений. Похоже, рецепт один: быть честным к другим и себе в течение долгого периода, а лучше постоянно. Это не так-то просто принять. Когда-то мой коллега, член правительства, вернувшийся из поездки в Норвегию, поделился своим главным удивлением: «Ты понимаешь, там вообще не врут! Никто и никому». 

Почему чиновники и банкиры так часто врут

Один из доступных вариантов — начинать менять ситуацию хотя бы на локальном уровне, создавать свой круг доверия и постепенно его расширять. И у бизнеса тут больше возможностей и свободы. Доверие выгодно и на корпоративном уровне — можно позволить больший уровень децентрализации, меньше контроля, больше самостоятельности и творчества. Уровень доверия в компании можно оценить по простому косвенному признаку: могут ли сотрудники высказывать свои идеи и конструктивно критиковать во внутренних чатах и делают ли это.

С другой стороны, к изменению культуры нас подталкивают и рублем. В России только немногие компании начали внедрять принципы и лучшие практики ESG (environmental, social, governance). А в мире это глобальный тренд, который многие компании не могут игнорировать. Они зависят от инвесторов, которые уже не инвестируют в компании, не дружественные к окружающей среде и местным сообществам, не раскрывающие значимую информацию. Не следуешь принципам — инвесторы не покупают твои бумаги, банки не дают кредиты, потребители саботируют твои товары и услуги. Такая потеря, казалось бы, эфемерного доверия выливается в серьезные экономические проблемы и проигрыш в конкуренции. 

Завоевание доверия соседей, сотрудников, партнеров, потребителей, инвесторов, горожан и граждан стоит заметных усилий, изменения привычек, поведения, ценностей. Да, в краткосрочной перспективе вас может обойти хитроватый конкурент, но в долгосрочной перспективе доверие воздастся сторицей. 

Дополнительные материалы

Названы страны мира с лучшей репутацией. Россия оказалась между Нигерией и Пакистаном