К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

«Будут пугать молодых»: как DOXA стала главным студенческим СМИ в России, а ее редакторы попали под статью

Фото Владимира Гердо / ТАСС
За четыре года существования журнал DOXA стал рупором студентов, недовольных преподаванием в вузе, подвергшихся харассменту и задержанных на протестных акциях. 14 апреля в редакции журнала и квартирах четырех его редакторов прошли обыски, журналистов обвинили в вовлечении несовершеннолетних в митинги. Forbes рассказывает, как издание прошло путь от гуманитарного паблика до «главного медиа студенческой солидарности» и почему его редакторы стали фигурантами уголовного дела

«Я спал час и очень плохо соображаю на данный момент. В ближайшие часы мы умираем [из-за большого объема работы], честно говоря», — признается в беседе с Forbes редактор журнала DOXA Мстислав Гривачев. Причина — в работе в усеченном составе и обилии новых задач в рамках кампании в поддержку редакторов журнала Владимира Метелкина, Аллы Гутниковой, Армена Арамяна и Натальи Тышкевич.

Утром 14 апреля сотрудники Следственного комитета России (СКР) провели обыски в редакции DOXA, дома у четверых редакторов, а также у родителей Гутниковой и Арамяна. В ходе обысков у журналистов изъяли технику, также к ним не допустили адвокатов.

Всем четверым редакторам предъявили обвинение по статье 151.2 часть 2 («Склонение или иное вовлечение несовершеннолетнего в совершение противоправных действий») за видеоролик, опубликованный 23 января. В нем журналисты DOXA говорили, что угрозы руководства вузов отчислить студентов из-за участия в несанкционированных акциях в поддержку политика Алексея Навального незаконны. Издание удалило ролик по требованию Роскомнадзора, но в материалах текущего дела запись все же есть, рассказал «Коммерсанту» адвокат группы «Агора» Леонид Соловьев, который представляет интересы редактора Армена Арамяна.

Реклама на Forbes

Позднее в тот же день, 14 апреля, Метелкина, Гутникову, Арамяна и Тышкевич отвезли в Басманный суд, где им избрали одинаковые меры пресечения в виде запрета определенных действий на два месяца. Журналистам запрещено выходить из жилого помещения с 00:00 до 23:59, общаться с любыми людьми, кроме родственников, адвоката, сотрудников следствия и контролирующего органа, а также пользоваться интернетом.

Запрет любых действий: как в деле DOXA проявилась новая судебная практика

Проводники новой этики

Журнал DOXA появился в феврале 2017 года. Его придумали четыре студента факультетов культурологии и философии Высшей школы экономики (ВШЭ), включая обвиняемого Армена Арамяна, рассказывал он сам в интервью TJournal (к середине 2019 года из первоначального состава основателей в DOXA остался только он). Название DOXA с греческого переводится как «мнение». «Идея журнала была в том, что у студентов нет голоса, они не могут высказываться, [и это надо изменить]», — объяснял Арамян.

Журнальные материалы публиковали на сайте, созданном на онлайн-конструкторе Tilda. Поначалу, по словам Мстислава Гривачева, журнал «был узок в своей тематике»: уделял много внимания проблемам гуманитарного знания, публиковал переводы академических книг и статей на культурологические и философские темы. Но авторов волновали и более насущные темы: например, в марте 2017-го DOXA писала о том, что в общежитиях ВШЭ ввели обязательную авторизацию при подключении к Wi-Fi, что предположительно могло позволить вузу следить за студентами.

Журнал получил статус студенческой организации, что давало возможность использовать аудитории ВШЭ во внеучебное время, чтобы приглашать спикеров и проводить мероприятия, рассказывает Гривачев. Также этот статус подразумевал ежегодные гранты в 10 000 рублей. Кроме того, студенческие организации могли презентовать перспективные идеи комиссии вуза и получить грант размером до 200 000 рублей. По словам Гривачева, DOXA получала такой грант: «Администрация вуза никак не показывала, что наша деятельность ей в чем-то не нравится».

В 2018 году повестка DOXA изменилась: журнал стал активнее публиковать расследования. «У нас появились материалы, которые затрагивали университет — прежде всего ВШЭ», — вспоминает Гривачев. «В какой-то момент мы поняли, что это [политика и активная гражданская позиция] незанятая ниша, что нам самим не хватает медиа, где люди нашего возраста, статуса, даже не [только] студенты, [но и сотрудники университетов] могут высказывать свою позицию о том, что происходит в университете», — объяснял смену концепции Арамян. «Нужен был рупор, который мог бы передавать, что студентам что-то не нравится», — вторила ему еще один редактор DOXA Анастасия Николаенко.

Ставка на расследования сработала. По словам Николаенко, первые несколько критических статей обсуждал весь факультет гуманитарных наук ВШЭ, и DOXA закрепил свой статус «скандально-политического студенческого медиа».

Особенно сильный резонанс вызвала статья о харассменте в ВШЭ, рассказывает Гривачев. DOXA рассказала о том, как преподаватель факультета экономических наук ВШЭ Сергей Володин, номинированный на внутриуниверситетскую премию «Золотая Вышка», завязывал неформальные отношения со студентками. После выхода этой статьи началась «очень жесткая дискуссия вокруг DOXA, в том числе со стороны администрации», вспоминала сотрудница DOXA Екатерина Кузина. Членов редакции вызвали на встречу с проректором ВШЭ Валерией Касамарой, затем состоялось экстренное собрание специальной этической комиссии, где постановили, что «никакого харассмента просто не было», рассказывала Наталья Тышкевич.

История в итоге ничем не закончилась, но, по словам Арамяна, запустила активное обсуждение среди студентов и преподавательниц. «[После этой статьи] нас начали узнавать, у нас появились свои источники в разных вузах, и мы начали расти», — говорит Гривачев. После публикации о харассменте в вузе DOXA стала ассоциироваться с «проводником новой этики и попытками защитить угнетаемых и тех, у кого раньше не было голоса», говорит бывший преподаватель обвиняемых редакторов Егор Исаев.

Без крыши над головой

Поворотным для DOXA, по мнению Исаева и Гривачева, стал 2019 год. Летом, после начала протестных митингов из-за недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму и массовых задержаний, журнал запустил специальный ресурс для сбора средств и оказания помощи задержанным на митингах DOXA_OVD — по аналогии с правозащитным проектом «ОВД-Инфо». За полтора месяца удалось собрать более 400 000 рублей, которые пошли на помощь 76 студентам и сотрудникам 24 вузов, заявляли организаторы. В том же 2019-м журнал начал продавать свой мерч: футболки с надписью «Свободу Жукову» (фигурант «московского дела», студент Егор Жуков — Forbes), открытки политзаключенным и даже комбучу (напиток из чайного гриба) и пиво, стилизованные под DOXA.

В сентябре 2019-го журнал опубликовал статью о ректоре РГСУ и кандидате на выборах в Мосгордуму Наталье Починок. Авторы материала рассказывали ее биографию и пересказывали претензии сетевого сообщества «Диссернет», которое называло РГСУ «фабрикой фальшивых диссертаций». Починок пожаловалась на статью руководству ВШЭ, писал «Коммерсант». ВШЭ вслед за этим лишила DOXA статуса студенческой организации.

Журнал вредил репутации университета, объяснил Forbes представитель пресс-службы ВШЭ Дмитрий Соколов: «Издание не соблюдало элементарные нормы журналистской этики и фактчекинга, часто публиковало непроверенную информацию, основанную на слухах и домыслах, искажало цитаты спикеров, не запрашивало мнение второй стороны описываемых сюжетов».

ВШЭ отреагировала «как любая корпорация», считает Исаев: «Было очевидно по ряду заявлений, что Вышка заняла определенную идеологическую позицию: мы — команда Собянина. DOXA, высказавшись [о ректоре РГСУ], не вписывалась в эту позицию». После исключения из числа студенческих организаций журнал лишился «крыши над головой», которая могла бы его обезопасить в дальнейшем, говорит Исаев. Представитель пресс-службы ВШЭ Соколов возражает, что никаких иных преференций, кроме финансирования в 10 000 рублей в год и аффилиации с вузом, DOXA не потеряла. По словам Таси Елфимовой, главного редактора издания The Vyshka, которое также делают студенты ВШЭ, в 2020 году вуз лишил статуса студенческих организаций все свои медиа (включая The Vyshka).

Правила для чужих: почему растет вероятность блокировки YouTube и Facebook

За лето 2019 года на фоне публичной поддержки задержанных на митингах, публикации статьи о Починок и лишения статуса студенческой организации, о котором писали многие СМИ, аудитория журнала выросла примерно в три раза, рассказывала Кузина: «Подписчики «ВКонтакте» перевалили за 9000 человек (сейчас — 13 700), в Telegram — за 6500 (сейчас — 15 000)».

Реклама на Forbes

Заработки на краудфандинге и мерче с лета по конец 2019 года редакторы DOXA не раскрывают. По оценкам Константина Фомина, медиакоординатора проекта «ОВД-Инфо», который тоже зарабатывает на краудфандинге, до конца года DOXA «вряд ли собрала больше миллиона рублей». «Скорее всего, этих денег хватает на минимальные гонорары авторам и оплату технических сервисов, нужных для работы медиа», — говорит он.

Горизонтальная структура

Лишение DOXA статуса студенческой организации имело и положительные последствия, считает Егор Исаев: «Они вынуждены были выходить уже абсолютно самостоятельно в публичное поле, думать о своей идентичности и функциях для общества в целом, а не просто для того университета, в котором они существуют». Стать самостоятельным изданием, по его словам, журналу удалось: «Они молодцы, не сдались, объявили сбор средств на камеры, микрофоны, чтобы развивать редакцию и те материалы, которые они выпускают».

В 2019-м над DOXA работали от 30 до 45 человек, рассказывала еще один автор журнала Анастасия Якубовская (сейчас в DOXA пишут примерно 35–40 авторов). В редакции сформировались отделы: соцсетей, текстов, краундфандинга, развития и др. Координирует работу выпускающий редактор, а все решения принимаются на основе консенсуса, рассказывает Гривачев: «Есть ответственные за определенные направления люди, которые принимают финальные решения, но при этом все могут высказаться. У нас полностью горизонтальная структура». В 2020 году у DOXA появился офис.

После потери статуса студенческой организации DOXA начала выпускать расследования в сотрудничестве с другими медиа. Например, в августе 2020 года вышло совместное расследование «Важных историй», «Трансперенси интернешнл — Россия» (признано в России иностранным агентом), «Новой газеты» и DOXA о целевом наборе в российские вузы.

DOXA стабильно рос за счет того, что находил инфоповоды, интересные людям за пределами академического сообщества, рассказывает Гривачев. Некоторые материалы, по его словам, набирали по несколько сотен тысяч просмотров. «Они достаточно редки, но они помогают [расти], — говорит Гривачев. — Есть и пиковые посты в Telegram, которые все друг другу пересылают и у нас растет аудитория канала. Плюс есть трансляции из судов и с митингов, где DOXA часто становится оперативнее и подробнее других медиа, и к нам вновь идет аудитория». За год, с 15 апреля 2020 по 15 апреля 2021 года, материалы DOXA собрали 900 000 просмотров, утверждает редактор.

Реклама на Forbes

Как рост аудитории повлиял на финансовые результаты, Гривачев не раскрывает. В октябре 2020 года журнал писал, что за месяц собрал около 55 000 рублей за счет краудфандинга и получил 18 000 рублей прибыли с продажи мерча. В ноябре краудфандинг принес DOXA 49 000 рублей. За февраль 2021 года на фоне протестов в поддержку Алексея Навального ресурс DOXA_OVD собрал на помощь задержанным студентам и сотрудникам университетов около 270 000 рублей. Сборы самого журнала в этом месяце составили 180 000 рублей, около 15% из которых — регулярные пожертвования.

Война с молодостью

В середине января сторонники Алексея Навального объявили, что 23 января пройдет митинг в поддержку арестованного политика. В течение недели после этого объявления в редакцию DOXA поступали сообщения от студентов о давлении со стороны вузов, рассказывает Гривачев: «Появлялись внезапные контрольные, субботники в дату митинга. Или просто писали на почту студентам: «Если вы пойдете, вы можете потерять практику, карьерные перспективы или можете быть отчислены».

22 января в ответ на сообщения студентов редакция опубликовала видеоролик, в котором рассказала о том, что давление на учащихся по политическим мотивам незаконно, рассказывает Гривачев. «Власть объявила войну молодости, но молодость — это мы. И мы обязательно победим», — говорили редакторы в ролике. Через несколько дней DOXA получила письмо от Роскомнадзора с требованием удалить видео, в котором якобы содержались призывы выходить на несанкционированные акции протеста. По словам Гривачева, после коллективного обсуждения редакция решила удалить ролик. Видео удалили через несколько дней после публикации, рассказывает адвокат «Агоры» Леонид Соловьев, который представляет интересы Арамяна в суде.

Курица для Навального: почему происходящее с оппозиционером воспринимается как «новая нормальность»

При этом журналисты DOXA не были согласны с требованием Роскомнадзора. «Там не было призыва идти на митинги. Был призыв не бояться давления администрации», — объясняет Гривачев. 1 марта Метелкин, Гутникова, Арамян, Тышкевич и еще одна участница DOXA Татьяна Колобакина подали иск к Роскомнадзору в Таганский районный суд. Адвокат правозащитной организации «Агора» Дамир Гайнутдинов, который участвовал в подготовке иска, замечает, что «обыскали [впоследствии] ровно тех, кто обратился с иском». Сейчас дело на рассмотрении у судьи Таганского районного суда. В Роскомнадзоре на запрос Forbes к моменту публикации материала не ответили.

Реклама на Forbes

14 апреля следователи СК одновременно приехали в квартиры Метелкина, Гутниковой, Арамяна и Тышкевич и в офис редакции, затем к родителям Арамяна и Гутниковой. Этого никто в редакции не ожидал, говорит Гривачев: «Конечно, это стало шоком, но у нас были на этот счет протоколы безопасности — нельзя сказать, что мы были совсем не готовы. Они [силовики] увидели это видео и просто явились на квартиру к тем, кто в нем присутствовал. У всех изъяли технику, в офисе выбили дверь».

После обысков Арамяна, Метелкина, Тышкевич и Гутникову доставили в Следственный комитет. Им предъявили обвинения по статье 151.2 часть 2 («Склонение или иное вовлечение несовершеннолетнего в совершение противоправных действий»). Наказание по этой статье включает лишение свободы на срок до трех лет.

В Басманном суде всем четверым в тот же день избрали меры пресечения в виде запрета определенных действий на два месяца и отпустили домой. Журналистам запрещено выходить из жилого помещения с 00:00 до 23:59, общаться с любыми людьми, кроме родственников, адвоката, сотрудников следствия и контролирующего органа, а также пользоваться интернетом. Сейчас по этому делу идет следствие. Когда оно будет передано в суд для рассмотрения по существу и будет ли вообще передано, пока говорить рано, говорит адвокат «Агоры» Леонид Соловьев, который представляет интересы Арамяна. Интересы Тышкевич представляет адвокат «Агоры» Александр Альдаев, Метелкина — Григорий Червонный (тоже из «Агоры»), Гутниковой — Дмитрий Захватов из «ОВД-Инфо».

Представитель пресс-службы ВШЭ Дмитрий Соколов заявил, что, за деятельностью DOXА после 2019 года университет следит в той же мере, что и за деятельностью всех других СМИ и блогов. При этом в связи с тем, что Алла Гутникова, в отношении которой ведутся следственные действия, студентка ВШЭ, университет «сделает все необходимое для того, чтобы она с учетом избранной меры пресечения имела возможность завершить обучение на 4 курсе бакалавриата», сказал он: «Мы исходим из презумпции невиновности и ждем решения суда».

Прессинг журналистов

Мера пресечения в виде ограничения определенных действий в данном случае предусматривает ровно то, что предусматривает домашний арест, говорит адвокат «Агоры» Дамир Гайнутдинов. Статья, которую вменяют редакторам, «небольшой тяжести», отмечает он. По ней домашний арест и заключение под стражу можно избирать только в исключительных обстоятельствах, к которым относятся отсутствие постоянного места жительства на территории России, попытка скрыться, невозможность установить личность или нарушение условий предыдущей, ранее избранной меры пресечения. «Ни одного из этих обстоятельств в данном деле нет. Соответственно запросить домашний арест нельзя, поэтому следствие сделало такой финт», — считает он. «Они хотели бы избрать домашний арест, но не получается по этой статье, поэтому хотят обойти эту историю», — соглашается с ним адвокат Арамяна Соловьев. По его словам, выбор меры пресечения судья объяснила тем, что редакторы могут воспрепятствовать расследованию.

Реклама на Forbes

Дамир Гайнутдинов полагает, что позиция следователей в том, что преступление окончено с момента публикации видеоролика, поэтому удаление видео не помешало возбудить дело. По мнению Соловьева, за недоказанностью или за отсутствием состава преступления следователи могут снять обвинение и не передавать дело в суд. «Это маловероятно, но в таких делах события предсказывать трудно», — говорит он.

Forbes направил официальный запрос в Следственный комитет с вопросами об уголовном деле, но ответы на момент публикации не получил.

Гривачев считает обыски и заведение уголовного дела на коллег «акцией политического устрашения и запугивания медиа». По его мнению, частью этой акции стал и недавний обыск у главного редактора издания «Важные истории» Романа Анина, проведенный сотрудниками ФСБ. Обыск продолжался почти семь часов, после чего Анин и его адвокаты поехали в Следственный комитет. Обыск проходил по статье о нарушении неприкосновенности частной жизни (ч. 2 ст. 137 Уголовного кодекса). Дело было возбуждено 20 сентября 2016 года после публикации текста Анина об имуществе семьи Игоря Сечина, когда журналист еще работал в «Новой газете» (впоследствии, по решению Басманного районного суда, издание выпустило опровержение сведений из материала). По словам адвоката Анина, он проходит свидетелем по делу.

Заявление редакции Forbes об обыске у главреда «Важных историй» Романа Анина

В начале марта 2021 года по решению МВД также заблокировали сайт еще одного студенческого медиа, The Vyshka — из-за материала о человеке, который занимался закладками наркотиков, рассказала Forbes главный редактор The Vyshka Тася Елфимова. «Мы уже обратились к юристам. Дальше будем либо удалять статью, либо подавать на Роскомнадзор в суд», — говорит Елфимова. Она видит тенденцию силового давления на СМИ в России, которая сохраняется не первый год. «Все независимые медиа прессуют невероятно. Мы опасаемся подобного преследования The Vyshka», — признается она. По ее словам, после протестов в январе и истории с DOXA сотрудникам издания поступили угрозы от анонимных пользователей о том, что The Vyshka «будет следующей». Издание продолжит работу, обещает Елфимова.

Реклама на Forbes

Бывший преподаватель обвиняемых редакторов DOXA Егор Исаев говорит, что «сейчас будут пугать молодых». «DOXA стало главным медиа студенческой солидарности, и на его примере [власти] дали всем понять, чтобы никто не высовывался», — считает он.

Редакция DOXA прекращать свою деятельность не собирается. «Мы будем продолжать искать правду и защищать незащищенных студентов, придавая их истории огласке», — заявляет Гривачев. История с обысками и уголовными делами, по его словам, сильно сказалась на сборах и аудитории DOXA. В частности, аудитория журнала в Telegram выросла на несколько тысяч человек. За два дня — 14 и 15 апреля — журнал собрал более 1,5 млн рублей, рассказал Forbes член редакции Герман Нечаев: «Сейчас количество донатов, конечно, резко выросло». Рост пожертвований — это хороший знак, говорит Константин Фомин из «ОВД-Инфо: «Люди начинают воспринимать организации, которым жертвуют деньги, как свои. Вокруг них вырастают сообщества из нескольких десятков тысяч последователей».

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021