Занавес на репетиции: о чем говорит прекращение выдачи виз в США

Фото Петра Ковалева / ТАСС
Фото Петра Ковалева / ТАСС
Руководству России необязательно закрывать границы изнутри — они уже закрываются извне. На самом деле коллективному Западу сейчас стоило бы как можно шире открыть свои границы россиянам — для путешествий, работы и, главное, образования, считает политолог Андрей Колесников

В результате гибридной дипломатической войны посольствам стран, входящих в новую «ось зла» (исправленную и дополненную) запрещено нанимать персонал из числа граждан России. Теперь американские консульские службы не смогут выдавать визы — кроме иммиграционных и дипломатических. Любые «технические» причины вырастают из высоких политических обстоятельств. И эта история носит, безусловно, далеко не технический характер.

«Новая нормальность»

Впервые за постсоветский период между западным и российским мирами опускается железный занавес — маленький, тренировочный, однако, по сути, объективным образом ограничивающий свободу передвижения российских граждан.

Беспрепятственное передвижение — одна из немногих современных свобод, все еще действующих и доступных российскому гражданину, который в нынешних политических обстоятельствах не может пользоваться в полной мере, например, правом собираться мирно, без оружия, или свободой слова. Географическая мобильность как-то психологически компенсировала для многих, особенно политически неблагонадежных граждан, отсутствие мобильности вертикальной в своей стране. Не говоря уже о том, что почти за 30 лет демократии (правда, деградирующей) и рынка (правда, вытесняемого государством) граждане привыкли свободно передвигаться, и невозможность получить визу в другую страну — не просто событие экстраординарное, а какой-то сюжет из антиутопии. Сейчас, впрочем, это все воспринимается хотя и с тяжелым вздохом, но как «новая нормальность».

Как россиянину получить американскую визу в другой стране. Инструкция

У россиян, во всяком случае, из продвинутых слоев, за последние годы накопилось множество страхов, связанных с самой вероятностью оказаться оторванными от мира. Среди потенциальных угроз — отключение платежной системы SWIFT, суверенизация интернета вплоть до закрытия чуждых соцсетей и ютуба, наконец, закрытие границ. Сейчас эти страхи резко актуализировались, отчасти из-за карантинов, но в немалой степени — в связи с активностью надзирающих органов, выполняющих высшую политическую волю. А Европарламент вдруг и правда предложил прекратить действие SWIFT в России, что сильнейшим образом ударило бы не по российской власти, а по простым гражданам, для которых SWIFT — одна из главных «кровеносных» систем повседневной нормальной жизни. 

Логика тех, кто оправдывает это решение, сводится к тому, что российские граждане тоже виноваты, раз терпят такое политическое руководство и даже поддерживают его. Каждый народ заслуживает то правительство, какое имеет. Но, например, американский народ совсем недавно внезапно заслужил Дональда Трампа, французский — едва не заслужил Марин Ле Пен и еще имеет шансы избрать ее своим президентом, но никто и не думал лишать их платежных систем. К тому же все по-настоящему болезненные санкции, бьющие по населению, как это было, например, в 2014 году, вовсе не отвращают среднего массового российского человека от авторитарного правителя, а сплачивают вокруг него.

«Для народа свобода не стала ценностью»: Валентин Юмашев о своей работе с Ельциным, выборе Путина и любви

Те, кто мечтал об американской визе или нуждается в ней, свой гнев обратят скорее против американской бюрократии, чем против своих дипломатических служб и президента. Владимир Путин пока не закрыл границы изнутри и (или) не ввел выездные визы с прохождением парткома «Единой России» для их получения. Зато теперь появился прецедент фактического закрытия границы извне.

Все, что мог бы сделать коллективный Запад сегодня, чтобы помочь россиянам, — это как можно шире открыть свои границы для путешествий, работы и, главное, образования. Это критически важно в ситуации, когда любая помощь, идущая с Запада на Восток, воспринимается как вмешательство во внутренние дела, а реципиента помощи немедленно превращают в иностранного агента. И когда образование в России становится способом примитивной индоктринации населения авторитарными мифами, а просвещение приравнивается к преступлению. Пандемия и без того усугубила для россиян ощущение оторванности от мира, так еще теперь возникают риски того, что Запад «даст занавес». Занавесом заканчиваются пьесы, но не хотелось бы и в самом деле жить внутри театра абсурда.

Приручение обывателя

За последние годы российские власти пересекли множество красных линий — и всякий раз казалось, что уж теперь-то даже средний индифферентный россиянин задумается над тем, действительно ли родное начальство справедливо и эффективно. Степень пропагандистского абсурда достигла масштабов конца 1940-х-начала 1950-х. И что же: это, тем не менее, действует — средний россиянин оправдывает внедрение репрессивного законодательства вмешательством иностранных недружественных сил в наши внутренние дела, участников митинга и Навального считает проплаченными Западом. 

Разумеется, свобода передвижения и возможность пользоваться технологическими благами цивилизации вроде SWIFT и интернета — это все следствие доминирования универсальных прав человека. В России большинство населения скорее воспринимает эти блага не как граждане, ценящие права и свободы, а как потребители. Та же свобода передвижения в таком восприятии — не универсальное право человека, а возможность потреблять услуги и товары. Всего лишь естественная инфраструктура повседневности.

Но вот вопрос. А если эту инфраструктуру государство отнимет у неполитизированного, но привыкшего путешествовать с шенгенской визой, сидеть в соцсетях и в ютубе, расплачиваться карточкой по всему миру россиянина — политизируется ли он, увидит ли наконец связь между авторитарной политикой и исчезновением привычной среды. И будет ли он методами гражданского сопротивления пытаться вернуть себе эту среду? Или проглотит еще одну интервенцию государства в свое частное пространство и начнет адаптироваться к новым условиям?

Прививка как метафора: как споры о вакцинации поднимают вопросы этики и политики 

Пожалуй, государство до сих пор не отняло эти блага, потому что не знает, как на отмену инфраструктуры повседневности отреагирует сравнительно лояльный средний класс (точнее, средние классы — от высшего до низшего). Одно дело — гоняться за активистами и объявлять всех вокруг «экстремистами», и совсем другое — практически вырвать из рук миллионов обывателей-избирателей паспорт с визой в теплую средиземноморскую страну, карточку и девайсы. 

Впрочем, возможно, обыватель просто возьмет билет в Крым, снимет побольше наличных рублей (не долларов) с карточки «Мир» и удовлетворится глубоко патриотичным суверенным интернетом. К чему его постепенно государство и приучает, пользуясь обстоятельствами пандемии и гибридной дипломатической войны.

Мнение редакции может не совпадать с позицией автора

Дополнительные материалы

Санкции-невидимки: как изменились доходы крупнейших американских компаний в России при Трампе