К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Команда «Цельсь!»: как Россия переходит от технократического капитализма к бюрократическому

Фото пресс-службы Кремля
Политически лояльные технократы способны поддерживать систему на плаву, но не развивать ее. Технократическая политика быстро превращается в чисто бюрократическую подгонку результатов под цели, считает эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников

На июльском заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам правительство представило президенту 42 инициативы по социально-экономическому развитию страны. По плану за три года, с 2021-го по 2024-й, предполагается потратить 504,8 млрд рублей из федерального бюджета и 232 млрд рублей — из Фонда национального благосостояния. Нетрудно заметить, что сам принцип формирования инициатив в разных сферах — от производства отечественных электромобилей до поддержки системы среднего профессионального образования — учитывает некоторые текущие тенденции экономического развития, но, главное, необходимость добиться быстрых результатов к президентским выборам 2024 года. Долгосрочные тренды пока не слишком важны, потому что отложенный результат в ситуации глухого недовольства граждан социально-экономической ситуацией власть не интересует. Результаты — хотя бы какие-то — надо предъявлять здесь и сейчас.

Бункерная экономика

Инициативы готовились в так называемом бункере — Координационном центре правительства — с участием самых разных ведомств и экспертов. Однако в последнее время власти интересуются лишь узкопредметными предложениями, выраженными в очень конкретных цифрах, которые скорее были бы характерны для Госплана СССР, чем для рыночной экономики. Госплан конкретика не спасла, скорее, способствовала его упразднению вместе с советской экономикой. Но нынешнее правительство (точнее, власть как таковую, потому что правительство — это всего лишь технологическая производная от президентской вертикали) это не смущает — оно уже давно занимается игрой в цифры и KPI и даже начало регулировать розничные цены. Эта позиция формулируется без оглядки на катастрофический советский опыт.

Власть отказалась от долгосрочного целеполагания и от подготовки стратегических программ авторитарной модернизации, которые были характерны для первого срока Путина после его возвращения в Кремль: «Стратегия 2020», программа Алексея Кудрина 2017 года. В ситуации, когда главная цель руководящей группы — самосохранение в среднесрочном горизонте, любые по-настоящему модернизационные инициативы представляются крайне опасными политически. Потому что реализовывать их нужно было «уже вчера», а эффект они дадут уже за пределами физиологической активности нынешнего ближнего круга Кремля. Кризис доверия к власти, вызванный повышением пенсионного возраста в 2018 году, только укрепил эту логику.

Реклама на Forbes

Правительство опять ищет деньги у металлургов: что делать инвестору

«На наш век хватит» — так можно было бы описать базовое отношение к политической и социально-экономической реальности сегодняшнего политического класса. Именно поэтому российский истеблишмент упорно на замечал ключевые тренды и вызовы в мировом развитии, среди которых один из самых существенных — декарбонизация, изменение энергетического баланса. Утрата доходов от нефти и газа лишит государство свободы распоряжения получаемой рентой. А значит, резко снизит возможности покупки политической лояльности населения, что создаст политические риски уже не на уровне образованного городского класса, который можно задавить репрессиями, а широких масс, в том числе класса ниже среднего.

Но эта угроза, в понимании властей, реализуется еще не скоро. А задача экспертов-экономистов, в среде которых скепсис по отношению к способности власти решить проблемы сменился раздражением, — заняться формулированием предметных краткосрочных предложений. Например, долгосрочные тренды в социальной и демографической сфере мало интересуют бюрократию, зато ей важно понять, когда и сколько можно выплатить денег семьям с детьми, чтобы погасить их недовольство в связи с пандемией и перед все еще важными для власти парламентскими выборами.

Такая «бункерная экономика» способна пообещать населению 4% роста ВВП в 2021 году без учета того, что средне- и долгосрочных факторов нормального подъема экономики с учетом политической самоизоляции России нет и не может быть. А главное, «глубинный народ» не интересуют формальные показатели отскока ВВП с низкой базы — ему нужен реальный рост реальных располагаемых доходов. А его фактически нет уже много лет.

Даешь капиталистическую цифру!

Вместо модернизации новые инициативы среди прочего предполагают внедрение модели «Государство для граждан». Сервисы, облегчающие жизнь в ситуации ее дальнейшей бюрократизации, крайне важны для обычного гражданина, который регулярно бывает в МФЦ и пользуется госуслугами. В некотором смысле это боковая ветвь гораздо более амбициозного раздела модернизационной программы, готовившейся к президентским выборам 2018 года, «Государство как платформа», государство-сервис, полностью оцифрованное и дружелюбное к клиенту. Среднего обывателя действительно интересует облегчение участи соприкосновения с государством в окошке сервисных центров. Однако в результате модернизация подменяется более или менее механической цифровизацией всего и вся. Но это не решает долгосрочную проблему комфортного проживания в России и качества жизни, что зависит от соответствия развития экономики долгосрочным мировым трендам.

Лишние деньги: почему в России опять начали повышать налоги

Отказ от стратегии модернизации в пользу тактики технократизации исполнительной власти, который должен был бы придать динамизм системе без затрагивания ее основ, пока себя не оправдывает. Политически лояльные технократы способны поддерживать систему на плаву, но не развивать ее. А игра в доли процентов и горизонты достижения целей превращаются из технократической политики в чисто бюрократическую подгонку результатов под цифровые цели. Владимир Старовский, бессменный руководитель советской статистики в течение 35 лет, продержался так долго на своем посту потому, что всегда «давал социалистическую цифру» — ту, которая требовалась. Лозунг новой эпохи схожий: «Даешь капиталистическую цифру!»

Такого рода цифровое целеполагание впервые было применено, когда в 2012 году были инициированы так называемые майские указы президента. Команда «Цельсь!» была дана для всей государственной бюрократии, и началась всеобщая борьба за достижение обозначенных цифр. Технократический капитализм очень быстро трансформировался в бюрократический.

Самодостаточная система

Дозированная и очень осторожная смена поколений во власти тоже находится под контролем — то, что мы условно называем «парламентскими выборами», и есть такой же механизм искусственной циркуляции элит, как и конкурс для технократов «Лидеры России».

Эта система государство- и бюджетоцентрична. И бюрократически самодостаточна. Все решает государство, которое исходит из того, что правительство умнее рынка и граждан. Но это ловушка: действие подменяется формальной бюрократической отчетностью, проблемы решаются лично президентом на прямых линиях, а падение доходов бюджета может привести систему к катастрофе, поскольку иные источники развития экономики блокированы. Отсюда и постоянное желание власти кого-нибудь «раскулачить», как это было в ситуации с попыткой отобрать «сверхдоходы» металлургов. Именно поэтому правительство озадачилось поиском источников дополнительных доходов бюджета.

Ручные инвестиции: как в Кремле пытаются подстегнуть экономический рост

Раздача денег населению представляется как благодеяние, хотя это не государственные деньги, а средства налогоплательщиков, которыми государство распоряжается по своему усмотрению. Например, для реализации этих самых новых 42 инициатив.

Как тут не вспомнить известное высказывание, приписываемое Рональду Рейгану: правительство не решает проблемы, оно их финансирует. И, добавим, лишь замораживает решение на неопределенный срок.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

20 богатейших семей Кремля и Белого Дома — 2020

20 богатейших семей Кремля и Белого Дома — 2020
Фотогалерея «20 богатейших семей Кремля и Белого Дома — 2020»
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021