К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Научить книгу говорить: три истории из российской практики Storytel

Наверное, ни одно аудиокнижное издательство не может похвалиться таким количеством релизов. Российский каталог Storytel каждый месяц пополняется более чем сотней новых единиц аудиоконтента. Некоторые потенциальные бестселлеры выпускаются в первую очередь именно здесь, и есть топовые авторы (например, Борис Акунин и Дмитрий Глуховский), создающие эксклюзивные проекты вместе со Storytel. Как устроена работа самой успешной аудиотипографии? Что и кто стоит за озвучиванием классиков и современников? Предлагаем истории из первых рук.

Действующие лица:

Борис Макаренков — генеральный директор Storytel в России. Убежденный книжный предприниматель (создатель мобильного приложения «Книга вслух» и интернет-магазина Delibri). Любит слушать фантастические истории про попаданцев.

Анастасия Завозова — главный редактор Storytel. Переводчица и книжный «шазам»: у нее всегда можно узнать, «что это была за книга, где вот такая героиня, с такой-то проблемой, и она ее таким образом решила», и попросить посоветовать что-то похожее.

Тутта Ларсен — теле- и радиоведущая и звездный голос Storytel. Считает сотрудничество с этим лейблом лучшей работой на свете.

Дарья Анжело — медиадиректор российского Storytel. Отвечает за маркетинг, то есть коммуникации со слушателями. Если вы слышали об этом сервисе, то это ее заслуга.

Влад Костенков — звукорежиссер и повелитель студии Storytel. Человек, который прослушивает сотни книг в разобранном виде и собирает из них аудиошедевры.

История первая.
О том, почему «Пятьдесят оттенков серого» — это не стыдно, как найти «свою» книгу и что вызывает интерес к классике

Однажды Storytel поинтересовался у своих слушателей: читали ли они книги в течение пяти лет до того, как подписались на сервис? 70% пользователей ответили, что нет. В Storytel этому не удивились и поняли все правильно: чтобы прочитать бумажную книгу, нужно ее взять, открыть и не отвлекаться на другие дела. Аудиоформат позволяет параллельно готовить ужин, заниматься спортом, гулять с собакой, качать коляску с ребенком. На кнопку прослушивания можно нажать, когда идешь домой с работы и хочешь немного расслабиться.

Борис Макаренков, генеральный директор Storytel в России

Борис: Посредством аудиокниг можно вернуть человеку интерес к чтению, к литературе. Сегодня большинство пользователей таких платформ, как Storytel, не являются читателями книг в принципе — они знакомятся с литературой вместе с нами.

Анастасия: Аудио для них становится точкой входа в чтение, потому что оно как минимум удобнее. Многие боятся начинать аудиокнигу, думая, что они что-то пропустят, не услышат и не поймут, но эти опасения напрасны. Даже если ты чего-то не услышишь, все равно книга отложится у тебя в голове. Для некоторых людей аудиоформат — это единственный способ потребления книг. Формируя свой каталог, мы стараемся дать нашим пользователям широкий выбор. Особенность российской аудитории — мы одна из немногих стран в Storytel, у которых на первом месте по прослушиваниям стоит фантастика. Это примерно 25% от всего потребляемого контента. Помимо фантастики, популярны детективы и триллеры. Особенно подскочил интерес к этим жанрам в пандемию, когда упала доля прослушивания литературы нон-фикшен. Люди стали искать какие-то увлекательные истории с загадкой, лихо закрученным сюжетом, уходом в другой мир, непохожий на нашу повседневную реальность.

Борис: Из нон-фикшен тоже стали выбирать фантастику — «Как заработать миллион» и тому подобные «волшебные таблетки» из серии «Помоги себе сам». Возросла доля прослушиваний книг на тему «Как разбогатеть, используя силу подсознания».

Анастасия Завозова, главный редактор Storytel

Анастасия: Есть субъективное мнение — хорошая книга или плохая, а есть коммерческий подход. Кому-то нравится фантастика про попаданцев, а кто-то скажет: «Что это за ерунда!» Но это не делает данный жанр или серию книг хорошими или плохими. Мы считаем, что нет ни стыдных жанров, ни стыдных книг. Например, «Пятьдесят оттенков серого» — шикарная книга, хотя бы потому, что после нее изменилось отношение к сексу в литературе. Если людям нравится, значит, им это зачем-то нужно, поэтому у нас нет литературного снобизма. Когда человек потребляет книги, он все равно делает шаг к осмысленному чтению. Он может начать с любой «академки» (ответвление романтической фантастики, где действие происходит в какой-то волшебной школе), потом перейти к Гарри Поттеру, а в итоге дойти до «Тайной истории» Донны Тартт. Когда мы договаривались с Аленой Долецкой о записи «Полночной библиотеки» Мэтта Хейга, у нее были сомнения. Ей казалось, что книга слишком простая. Это на самом деле роман, который на любую сложную ситуацию предлагает утешительный ответ: лучшая жизнь, которую ты живешь, — сейчас. Но люди приходят на сервис, слушают Хейга в исполнении Долецкой и потом идут дальше за тем, что она читает. А у Алены замечательный литературный вкус: она читает Бунина, Элизабет Гилберт, Конан Дойла…

Борис: Если говорить о тиражах современной литературы, то в нашей 140-миллионной стране самый кассовый бестселлер купят в лучшем случае 150 000 человек. Все остальные не следят за книжным миром, это не входит в их круг интересов. И наша задача, когда мы выходим на таких людей, — разными способами, через рекламу, по рекомендации друзей, дать им то, что их сейчас в момент заинтересует, увлечет, отвлечет от повседневной рутины или будет полезным.

Анастасия: Значительная часть моей работы — координировать то, как мы рекомендуем пользователям книги. Разные пользователи видят индивидуальные рекомендации в зависимости от их степени вовлеченности: новый это пользователь или опытный, поклонник это одного определенного жанра или слушатель, мигрирующий между ними. И нам важно каждому из них подать приложение так, чтобы в нем был максимальный выбор. Чтобы за свои деньги он мог попробовать все и понять, что ему нравится. У нас есть алгоритмические рекомендации, которые выдаются программой, она анализирует читательские предпочтения и выдает книги, похожие на то, что пользователь уже послушал и оценил. Алгоритм постоянно учится, и чем больше пользователь читает, тем больше у него в подборках появляется книг, которые могут ему подойти. Люди приходят в сервис с запросом «Ну наконец-то я вырос и осознанно хочу послушать, допустим, «Анну Каренину». И составить свое мнение».

Борис: Как же я не любил ее в школе и с каким удовольствием послушал сейчас…

Анастасия: В школе часто отбивают всю охоту к чтению классики. Многие слушают «Анну Каренину», «Мастера и Маргариту» или «Палату №6» и думают: «Вот, наконец-то я понял, почему это великая книга».

Борис: У нас есть подборки в рекомендациях от некоторых знаменитостей и блогеров, и они хорошо работают со своей аудиторией. Тот, кто сможет порекомендовать вам next best book, с тем вы и останетесь. В идеале, чтобы это было 8–9 попаданий из 10. Книги — это как незнакомый город. И тебе нужен какой-то ориентир — рекомендация от друга, бренд, которому ты доверяешь. Мы стремимся к тому, чтобы стать таким брендом.

Анастасия: А еще даем возможность покопаться в книжках, поискать свои личные сокровища, попробовать разное. Человек втягивается в этот процесс и в конце концов находит те самые книги для себя. При этом мы уходим от модели, заложенной у многих в детстве, — «Доешь кашу до конца». Мол, если взялся за книгу, нужно дочитать. Мы разрешаем бросать и переходить к следующей. Прелесть подписного аудиосервиса в том, что никто не узнает, что вы что-то не дослушали или слушаете прямо сейчас. Вы наедине с огромным количеством книг, и наша задача — помочь вам в этом море ориентироваться. И если на этом пути вы откинете, допустим, 100 книг — это нормально. Значит, 101-я будет ваша. Человек иногда думает: «Набоков не для меня, а «Мастера и Маргариту» я уже не пойму». А мы говорим: «Все нормально, все разрешено, пробуйте. «Пятьдесят оттенков серого»? Пожалуйста, никто не увидит». Каждый для себя должен найти те несколько книг, которые ему понравятся. В мире так мало недорогих, понятных и доступных многим удовольствий, что еще и литературу загонять в жесткие рамки — это преступление.

История вторая.
Как подружить чтеца и книгу, что добавляют к тексту интонации и почему «Дом, в котором…» озвучивался максимально бесстрастно

Когда Storytel издавал роман Вирджинии Вулф «Миссис Дэллоуэй», то пришлось отказаться от модели обычной озвучки. В этой книге нет последовательного изложения, а есть набор разноуровневых сцен, которые пересекаются между собой. И все это надо было по-актерски отыграть. Хороший чтец держит в голове целый абзац, а здесь нужно было держать всю сцену целиком. Озвучивать «Миссис Дэллоуэй» пригласили Юлию Рутберг. Звезда театра и кино приходила и отдельно репетировала сцены с режиссером перед тем, как их прочитать. В итоге получился настоящий аудиоспектакль.

Анастасия: Все книги можно поделить на два вида — коммерческие и имиджевые. То есть «Мы на этой книге заработаем» и «Она должна быть в каталоге». Проект с книгами Вирджинии Вулф — это имиджевая история. С другой стороны, Россия — одна из немногих стран в мире Storytel, где классика стабильно входит в топ-5 самых прослушиваемых жанров. Есть люди, которым нужны проверенные временем произведения. Почему интересно записывать классику с каким-то известным актером или в необычном формате? Потому что на книгу уже наложился какой-то пласт интерпретаций, значений и отзывов, а современность вносит в нее новые смыслы. Netflix сейчас переснимает «Анну Каренину» — когда ты делаешь новое интересное исполнение, это добавляет произведению что-то особенное.

Борис: Есть классические книги со многими вариантами записей — «Мастер и Маргарита», например. И лучше всего слушают версию в исполнении Дарьи Мороз, Максима Суханова, Александра Клюквина. Наличие таких артистов помогает выделить эту версию из череды других. Или, к примеру, «Евгений Онегин» — существует много озвучек, но есть запись с Константином Хабенским и Валентином Гафтом. И не возникает вопросов, почему именно эта версия — лидер по прослушиваниям. Но есть книги, где действительно история во главе угла, и не важно, кто ее будет читать. Тем более плохую книгу не спасет звездный голос. История всегда важнее, она определяющая при принятии решения.

Дарья Анжело, медиадиректор российского Storytel

Дарья: Работа с медийными чтецами — это, как правило, штучная история. Мы ожидаем от них, что они привнесут свою индивидуальность в прочтение, поэтому выбираем книгу под человека. Недавно записали «Одинокий город» Оливии Лэнг в исполнении Саши Сулим. Она известна не только как журналист, но и как автор канала про одинокую жизнь в городе. И это стопроцентное попадание: если случилась «химия» у книги с ее чтецом, то случится и с восприятием этого прочтения у слушателя.

Тутта: Когда приглашается «селеб», который не работает профессионально голосом, издательство делает ставку на его образ и харизму. Например, Дмитрий Быков в одной книге устами француза XIX века рассказывал о том, какая ужасная страна Россия (мемуары маркиза Астольфа де Кюстина. — Прим. ред.). Интонации Димы настолько неподражаемы, что они в разы умножали брезгливость этого француза в отношении России. Честно говоря, я книжку дослушать не смогла, но Димой была абсолютно восхищена. Конечно, многие чтецы с классными голосами не являются публичными, но у них другие достоинства и другой профессиональный уровень. Если обо мне идет речь, то я уже не знаю, на каком я этапе и в каком формате. Я начала работать со Storytel как приглашенный диктор, потому что у компании было определенное представление о моем образе и о конкретной книге, которую они хотели именно этим голосом и в этом образе прочесть. Но в процессе вдруг выяснилось, что я хороший чтец, и теперь я работаю со Storytel на постоянной основе. Честно скажу, что это лучшая работа на свете, я получаю просто невероятное наслаждение. И это довольно сильно отличается от моей основной деятельности. Во-первых, это мне открыло новую профессиональную грань меня, и, во-вторых, это просто дикий кайф: ты читаешь книжки, а тебе еще за это и деньги платят. Что может быть лучше!

Борис: Бывает еще так, что приходят медийные личности и актеры, которые с порога говорят: «А у меня свое понимание, как это должно звучать, я никаких советов слушать не буду». И если так делает, например, автор книги — это отдельный разговор, тут у него, конечно, приоритет в понимании того, как рассказать эту историю. У нас была хрестоматийная история с Дмитрием Глуховским, когда видения режиссера и автора того, как следует читать книгу, не совпали. Но тут авторская точка зрения, конечно, в приоритете.

Тутта Ларсен, теле- и радиоведущая и звездный голос Storytel

Тутта: Мое собственное восприятие книги отступает, когда я начитываю книгу. Например, когда я читала «Дом, в котором…», это был третий раз, когда я раскрыла этот роман. Но когда ты следишь за голосом и интонациями, ты довольно сильно упускаешь смысл и содержание. Для профессионального чтеца читать книгу — это, может быть, даже важнее, чем сама книга, потому что это колоссальное наслаждение — читать вслух, передавать все оттенки смысла, историю, и иногда за этой формой ты теряешь содержание. Не потому, что ты глупый или неспособный, а потому, что важнее сосредоточиться на интонациях и подаче. И для меня это разные вещи: слушать или читать книгу и наговаривать самой. Когда я читаю или слушаю книгу, мне нужно, чтобы все мои органы восприятия и чувств были целиком и полностью погружены в этот процесс. А когда я наговариваю, я немного как бы по другую сторону баррикад, на стороне писателя, я пытаюсь разгадать, что он хотел сказать, что хотел передать. И рекомендации от автора или издательства бывают полезны. Например, Мариам Петросян хотела, чтобы ее книга была прочитана с максимально нейтральной, холодной, сухой интонацией, без актерской игры, без передачи характеров. И я понимаю почему — потому что эта книга очень личная. Она как персональный код — каждый человек читает свой собственный «Дом, в котором…». И здесь было важно эту магию личного восприятия не нарушать.

История третья.
О том, с чего начинается студия книгозаписи, зачем звукорежиссеру нужен платяной шкаф и как сочинялся джаз для «Города женщин»

Иногда приглашенные чтецы дарят произведению особый шарм. Например, Алена Долецкая, записывая для Storytel роман Элизабет Гилберт «Город женщин», читала его особым образом: то поправит серьги или перчатку, то в какой-то момент театрально вздохнет. И во время монтажа книги эти сторонние звуки не стали убирать — настолько хорошо они легли на тот текст, который она озвучивала.

Слева направо: Влад Костенков, звукорежиссер Storytel, и Дарья Анжело, медиадиректор российского Storytel

Влад: Студия начинается не там, где стоит микрофон, а уже в лобби, на кухне, в переговорной, то есть там, где ты впервые встречаешь чтеца и устанавливаешь с ним контакт. Моя работа прежде всего про человеческие отношения. Запись — это полдела. Для начала нужно уловить правильную энергетику, настроиться на одну волну с человеком, которого будем записывать в студии. Чем точнее это получится, тем комфортнее нам будет работать вместе.

Дарья: А главное, это слышно на записи. Все эмоции, которые испытывает человек в данный момент, потом передаются при прослушивании.

Влад: Поэтому мы с чтецом должны стать друзьями и довериться друг другу. И тогда чтец не будет скованным в своих эмоциях, станет открыт и расслаблен. Ведь аудиокниги — это и есть эмоции, воплощенные в звуке, и если их читать монотонно, то слушателя просто не зацепит рассказанная история. Когда нет настроения, даже профессионалы могут делать ошибки. Иногда может случиться так, что 10 фактических страниц могут превратиться в бесконечное количество часов записи, потому человек не может сразу прочитать их так, как он хочет. Собрать материал из кусочков всегда можно, но скованность, дискомфорт — они все равно будут заметны.

Тутта: Я много работаю с чистотой речи. Я постоянно совершаю ошибки в ударениях, часто у меня ошибки с согласованием падежей, числительных, но ударения — это просто мой ночной кошмар. Но это держит в тонусе и позволяет мне открывать новые для себя горизонты. Мне кажется, у каждого чтеца есть свой ритуал и своя магия. Кто-то читает текст заранее, кто-то готовит голосовой аппарат, кто-то настраивает себя медитациями — у каждого есть свои секреты.

Влад: Когда мы начинаем улыбаться друг другу, шутить, рассказывать истории, устанавливать зрительный контакт во время работы над книгой, тогда все идет гладко. Человек доверяет мне как профессионалу, я его направляю, стараюсь что-то подсказать. Запись — это многоступенчатый процесс. У нас не зря стоит много железок и большая команда — каждый занимается своим делом, это незаменимые люди. Можно, конечно, делать все в одиночку, но тогда будет страдать качество. Есть у нас проект Storytel Hub — это в большинстве своем талантливые, но непрофессиональные ребята, которые присылают нам свои записи, этакий аудиосамиздат. Их записи нагружены шумом. Я прекрасно понимаю, что этот шум начинается с микрофона, потом неподходящая для записи комната, дальше неправильное положение чтеца, неправильное прочтение — и все, получается плохая запись.

Дарья: Многие считают: для того, чтобы записать книгу, надо просто пойти и нажать кнопочку Rec, включить микрофон. Но когда сторонний слушатель услышит результат, у него завянут уши.

Влад: Мы не зря используем разную технику при записи. У нас есть подкастовый микрофон, есть книжный. Есть еще супермикрофон, на него мы записываем наши спецпроекты. Кстати, для наших подкастов мы используем такой же микрофон, который использовал Майкл Джексон, когда писал свой альбом Thriller. Для записи книг мы используем узконаправленный микрофон, который не зацепит никаких лишних звуков, и просим чтеца, чтобы он не отворачивался и оставался в статичном положении. Иногда случаются сложности, например когда мы зовем профессиональных актеров из театра и кино, которые привыкли использовать весь свой актерский инструментарий, а здесь их никто не видит, вся игра должна быть только в голосе. И они переживают, ведь задача действительно сложная, для многих непривычная. На них никто не смотрит, они не могут использовать мимику, жесты, сценическое движение. Только голос, интонации, слова, паузы. И оказывается, что не все умеют начитывать аудиокниги.

Тутта: Это и правда сложно. Работа с текстом сильно отличается от работы в эфире, потому что в эфире тебе нужно выразить себя, а когда ты работаешь с текстом, наоборот, нужно максимально себя умалить. Мне кажется, высший пилотаж — это когда люди по голосу вообще не узнают, кто читает. Для меня это схоже с озвучиванием кино, но гораздо интереснее. Потому что в кино у тебя есть заданный формат, определенная роль и образ, а книгу ты читаешь как бы с нуля и сам ее интерпретируешь.

Влад: Иногда приходится какие-то эпизоды нарезать чуть ли не по словам. Мне, как музыканту, удается, конечно, вырезать и собрать правильные слова, фразы и интонации.

Дарья: Да, Влад — музыкант и, помимо работы с чтецами, занимается еще и музыкальным оформлением аудиокниг.

Влад: Я часто мучаю коллег вопросами о деталях произведения, чтобы понять, какая музыка нужна в тот или иной момент — грустная или веселая, это должен быть взрыв или тишина, какое настроение нужно подчеркнуть.

Дарья: Использование музыки тоже связано с авторскими правами. Иногда хочется взять в аудиокнигу какую-то известную мелодию, которая бы очень сюда подошла, но у нас нет на нее прав, и тогда мы можем попросить Влада написать что-то подобное. У нас была история с подкастом «Pro Спорт» Станислава Гридасова — основателя Sports.ru, и там были выпуски про хоккей, которые он хотел иллюстрировать советскими песнями. Мы стали смотреть и поняли, что почти ничего из этого мы не можем использовать, на все нужно приобретать права. И тогда пришлось искать альтернативный вариант.

Влад: Мы написали произведений шесть в похожей стилистике и дополнили звуками поля. Или был похожий случай. Мы работали над романом «Город женщин» Элизабет Гилберт про Нью-Йорк 1940-х годов и тоже ориентировались на то, что слушали в те годы. Так как лейтмотивом этого произведения является джаз, то мы написали несколько композиций специально для этой книги.

Дарья: Нас часто спрашивают: «Что ваш звукорежиссер посоветует для начинающих авторов подкастов или другого аудиоконтента?» И у Влада есть универсальный совет.

Влад: Ну если нет возможности записываться в профессиональной студии, я просто засовываю людей в шкаф! В шкаф, где будет побольше одежды, чтобы было максимально тихо, чтобы звук поглощался. Есть такая романтизированная история, что можно записывать аудио под одеялом, но это стереотип. Хотя одеяло тоже поглощает звук, он не отражается от стен, от поверхностей, но в шкафу это делать все-таки лучше. И удобнее.

Борис: Вы вряд ли задержитесь на сервисе, который предлагает вам плохой звук. Потому что слушать — это все равно определенный навык. Этот навык вырабатывается не сразу — спустя полчаса-час активного прослушивания. И если вы включаете запись, а там сплошные посторонние шумы… Поэтому мы предъявляем высокие требования к нашему продукту. Когда люди слушают подкасты, у них нет ожидания, что это будет какой-то высококлассный звук, они пришли либо по рекомендации, либо за личностью, которая этот подкаст делает. Там важнее тема и атмосфера. А с аудиокнигами по-другому. Критически важны первые полчаса, когда ты максимально сосредоточен на книге и замечаешь все малейшие недочеты по звуку.

Влад: Поэтому и в шкаф запихиваем, и в одеяла укутываем, и микрофоны рекомендуем — все ради достойного качества.


*На правах рекламы
16+

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021