К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Выбрать свой риск: как сочетаются большой бизнес и малый парус

В Санкт-Петербурге прошел 10-й чемпионат России по парусному спорту в классе яхт SB20. Какое отношение это имеет к предпринимательству? Первые SB20 в Россию привез основатель розничных сетей «Лента» и «Норма» Олег Жеребцов, сейчас гендиректор компании Solopharm. Десять лет он занимался продвижением этого класса, и теперь поклонники SB20 есть по всей стране — от Калининграда до Владивостока. Рассказываем, зачем бизнесмен так упорно вкладывается в яхтинг и что парус дает для саморазвития и успешности.

Олег Жеребцов увлекся парусным спортом в середине 2000-х, когда еще управлял «Лентой». Его самая рискованная затея тех лет — участие в сложнейшей кругосветной регате Volvo Ocean Race. У берегов Антарктиды 23-метровая «Косатка», построенная на деньги Жеребцова, попала в шторм, перевернулась, и команде пришлось выложиться, чтобы не только сберечь лодку, но и вернуться в гонку. А в 2010 году предприниматель купил в Англии и привез в Санкт-Петербург шесть SB20 — компактных, шустрых и остойчивых яхт (длина чуть более шести метров, для управления достаточно двух человек). На следующий год Жеребцов полностью ушел из розничного бизнеса, продав свою долю в «Норме», начал строительство завода Solopharm и основал Национальную ассоциацию яхт класса SB20. Увлечение SB20 и переключение на новый бизнес он называет чистым совпадением, но тот факт, что Solopharm взяла на себя генеральное спонсорство 10-го чемпионата России, — закономерностью. Компания полностью окрепла: в 2020 году ее выручка увеличилась более чем на 50%, достигнув 12,6 млрд рублей. Исследовательские IQVIA и DSM Group признали Solopharm самой быстрорастущей компанией российской фармацевтики. Ассоциация SB20 также находится в прекрасной форме: в последнем чемпионате, длившемся пять дней, участвовали более 100 яхтсменов — рекордное число для таких соревнований. Победителями в открытом зачете стали команды «Новые Территории» из Санкт-Петербурга (золото), MST из Москвы (серебро) и «Атом Таватуй» из Екатеринбурга (бронза).

— Вы не раз говорили, что для вас вся эта история с SB20 — некоммерческий проект. И тем не менее были и остаетесь его инвестором. Чего вы хотите добиться?

— Жизненные цели могут быть разные, и нельзя их измерять только деньгами. Когда-то я влюбился в парусный спорт. И в определенный период между двумя бизнесами применил свои организаторские способности для того, чтобы этот спорт стал доступнее для всех. В нашей стране десятилетиями не хватало спортивного класса, который бы объединял людей разного возраста, с разными навыками хождения на воде, и при этом был интегрирован в международный парусный спорт, то есть давал возможность участвовать в гонках за пределами Российской Федерации. Олимпийские классы вроде «Финна», «Накры» или «Торнадо» — это замечательно, но должны быть и такие, что позволяют заниматься яхтингом не только профессионалам. 

— Насколько выкак основатель Национальной ассоциации SB20довольны прошедшим десятилетием?

— Очень доволен. У нас сейчас флот из 57 лодок, это немало, если учитывать, что всего насчитывается около 800 яхт SB20 в 20 странах. Как минимум 10 наших команд регулярно участвуют в чемпионатах страны, Европы или мира и берут призовые места в сложных, конкурентных условиях. Мы имеем растущую армию спортсменов, которые тренируются на SB20 и приводят учиться своих детей, друзей, коллег. Я рад, что мы сделали ставку на этот класс яхт, а не какой-либо другой. Он доступен для очень широкого диапазона возрастов: от 14–15 лет до 60–70. На полном курсе эта лодка может развивать до 20 узлов — 90% людей, ходивших на круизных яхтах, даже не представляют такой скорости. И это огромный спектр эмоций, если вам нужен драйв и вызов именно спортивного характера. Данный класс, конечно, требует определенных усилий для того, чтобы выигрывать. Но при этом достаточно уделять ему несколько часов в неделю, если у вас есть работа и семья, занимающие основное время.

— Есть ли уже у вас цели на следующие 10 лет?

— Ну давайте скромно так скажем, что у нас должно появиться в два раза больше лодок, в два раза больше команд, и мы с помощью SB20 должны завлечь тысячу-полторы новых ребят, мужчин, женщин, людей разного возраста в этот прекрасный вид спорта.

— Почему Solopharm в этом году впервые стала генеральным спонсором чемпионата?

— Потому что компания окрепла, у нас 1500 сотрудников, относительно большая выручка. Мы прошли период становления бизнеса и сейчас можем позволить себе сторонние траты. Хотя я бы не назвал их непрофильными. Как компания мы для здоровья и за здоровье, спорт и активный образ жизни — это наше все, мы проводим массу корпоративных мероприятий. И я решил, что будет правильно, если на каком-то этапе Solopharm поддержит чемпионат России в классе SB20. 

На международной гонке класса SB20 (фото из архива О. Жеребцова)

— Что для вас как предпринимателя значит парусный спорт? Чему можно научиться на яхте в плане преодоления трудностей, быстрой оценки ситуации и принятия верных решений, умения руководить и работать в команде и вообще работать над собой?

— Я уверен, что предприниматели обладают отчетливым и ярко выраженным чувством свободы, которое распространяется на все, что они делают. Это люди, любящие риск, смелость и инициативу. Все это вы найдете в парусном спорте. Вы знаете, чем предпринимательство так будоражит и одновременно непонятно для многих людей? Своей непредсказуемостью: конкуренция в постоянно меняющейся среде может привести и к банкротству, и к успеху. В парусном спорте все то же самое. День и ночь, вода и ветер — они непредсказуемы, их невозможно подчинить, но можно научиться взаимодействовать с ними и достигать результата. На лодке никто не может вам гарантировать, что вы на 100% будете в благоприятных условиях в течение вашего похода или гонки. Здесь, как и в бизнесе, необходима мыслительная деятельность, направленная на анализ всего того, что повлияет на вас. В том числе на поведение других участников команды. На Volvo Ocean Race я четко понял, каким тяжким вызовом может быть нахождение в экипаже людей, с которыми ты ментально не на одной волне. Гнев, ссоры и обиды гасят коллективный успех. И наоборот, когда есть команда, где ты чувствуешь общность и поддержку, причем не только физическую, это придает силы. Когда ты на своей позиции делаешь свою работу и не оглядываешься на других, поскольку знаешь, что они тоже делают как надо и в нужный момент помощь будет, — это невероятная энергетика. Но слаженность достигается за счет ментальной готовности разделить с другими всю тяжесть нахождения на борту. Яхтинг — это сперва труд, потом удовольствие. Парусный спорт для тех людей, которые готовы давать, делиться, брать, но при этом и отдавать. В одном из прошлых бизнесов я пригласил на лодку нескольких топ-менеджеров. Это была даже не гонка, а просто круизный переход. Для меня и других было открытием, что человек, которого мы недавно взяли в команду, оказался не тем, на кого можно рассчитывать в ситуациях вне зоны комфорта.

— На Volvo Ocean Race вы взяли на себя одну их самых сложных матросских ролей — бакового. И вообще в регатах чаще всего участвовали как матрос. Почему? У вас нет цели непременно быть капитаном? 

— Когда я готовился к этой регате, у меня был не очень большой опыт. Конечно, я как организатор команды, на деньги которого построена яхта, мог бы диктовать свои условия. Но я понимал, что Стиг Вестергард или Андреас Ханакамп — это профессионалы, которые участвовали в олимпиадах, выигрывали чемпионаты мира, и поэтому стоять за штурвалом должны они. При этом мне хотелось вызова в полном смысле слова, поэтому я выбрал роль бакового матроса. Перекидывал рею, лазил на мачту, менял стаксели и генакеры. В общем, получил весь спектр чисто парусных эмоций. Конечно, я приобретал и опыт рулевого. На чемпионате России в классе «эМ-Ка» в 2012 году на Пироговке получил серебро. Но когда наша команда в том же году участвовала в чемпионате Европы в классе SB20, то на руле сидел Родион Лука — олимпийский призер. Понятно, что его опыт и способности несравнимо выше моих. 

— Вы тогда заняли 1-е место, а потом еще и 3-е место на мировом чемпионате в Австралии?

— Да, верно. На чемпионате в Австралии тоже рулил Лука.

— То есть капитанство для вас не самоцель по принципу «если я первое лицо в компании, то должен быть первым и на лодке»?

— Конечно, нет. Свои навыки нужно применять соответственно квалификации. И физическая форма, и даже вес тоже имеют значение. В плане — кто с какой работой справится лучше. На больших лодках мои основные роли — триммер на парусах или баковый матрос. На малых, как правило, я «на веревках» — работаю со стакселем, генакером либо спинакером.

— На малые яхты вы перешли сразу после «Косатки». С чем это было связано? Хотели лучше понять, как управляться с парусами? Действительно ли, если хочешь вникнуть в парусный спорт, лучше начинать с малых форм?

— У меня просто этот опыт из жизни был вырезан, и я не понимал, какая тактика должна быть в береговых гонках. К тому же я и учился, и гонялся за границей. И обнаружил, что пропустил огромный пласт всего того, что происходило в России. Поэтому я решил заново зайти в этот спорт через другую дверь. У меня есть опыт хождения в шести разных классах, и малые формы подарили мне универсальное знание того, что происходит с лодкой. Они учат моментально реагировать на изменение направления и силы ветра, на сбалансированность лодки и так далее. Большая лодка зачастую прощает ошибки. Допустим, ветер усиливается с 15 до 18 узлов — на малой лодке нужно тут же что-то сделать, а на большой можно не суетиться. Те, кто начинает сразу на больших лодках, лишают себя четкого понимания, что происходит с вами на борту.

— Считали ли вы пройденные мили и полученные награды? Вам нравится побеждать или вы скорее сторонник принципа «главное не победа, а участие»? 

— Знаете, мне кажется, что если ты погружаешься в какую-то активность, то важно достигнуть значимого результата. Необязательно это должно быть первое место, но какой-то топовый уровень. Касается ли это текущего или предыдущего бизнеса, парусного спорта или любой другой активности, для меня очень важно ощущение, что я сделал все, что мог. Как по классике: «усталый, но довольный». Но награды я не коллекционирую и никогда не вешаю на видные места. Кто-то говорит, что для профессионализма нужно набрать под парусом 10 000 часов. Я сторонник погружения в тему с головой, не считая часы и мили. Главное, чтобы каждый выход на воду что-то приносил в копилку опыта и становился шагом вперед.

— А какой регатой больше всего гордитесь?

— Чемпионатом мира 2012 года. Мы были уверены в себе, выложились на 100%, все шесть дней шли в лидерах и на финише проиграли всего 50 сантиметров, поэтому при равенстве по очкам заняли третье место. Но это все равно была победа: мы конкурировали более чем с 40 сильнейшими командами! Это было соревнование, где мы чувствовали, что находимся на пике своих возможностей, физических и эмоциональных.

— В одном из недавних интервью вы сказали, что на яхтинг у вас сейчас нет времени, бизнес в приоритете…

— Да, я пока не хожу и не гоняюсь. Но поддержка парусного спорта остается в моих приоритетах. 

— И не планируете?

— Нет. Зато сейчас активно гоняется моя дочь Лиза. Она занимается уже три года, и мы с женой очень гордимся ее успехами. В августе она участвовала в Fastnet Race (это шестидневная регата Великобритания — Франция) и была единственной девушкой в своей команде. А в начале сентября как рулевой выиграла серебро на чемпионате мира в классе SB20 в Португалии. На 10-й чемпионат России Лиза тоже пошла рулевым. Ее команда заняла первое место в абсолютном зачете. А гонки проходили в довольно непростых условиях: то штиль, но двигаться как-то надо, то свежий ветер с порывами до 22 узлов. Нескольким командам даже пришлось сняться с соревнований из-за поломок.

Яхта «Косатка» на Volvo Ocean Race (фото из архива О. Жеребцова)

— Хотелось бы вам как-нибудь еще раз сходить на большую офшорную регату?

— Я об этом осторожно говорю, но одна идея у меня в голове есть. В 2009 году мы не завершили кругосветную гонку, по ряду причин сошли с последнего этапа. И у меня осталось ощущение невыполненного плана. Поэтому было бы правильно реинкарнировать эту историю и заново подготовить команду для Volvo Ocean Race. Не думаю, что буду баковым матросом или еще кем-то на борту, однако мог бы выступить организатором и спонсором. Россия должна участвовать в Volvo Ocean Race. Для спортивной молодежи, которая выросла за последние 10 лет, это было хорошим примером интеграции в международный парусный спорт. Это та самая конкуренция, которая делает нас сильнее.

— Если бы вас попросили подготовить две памятки — по яхтингу и предпринимательству, о чем бы вы обязательно написали?

— В океане я понял одну важную вещь. Бывает очень тяжело, ты думаешь, что уже не можешь подняться и действовать. Но на самом деле наши возможности до конца нам неизвестны. Только через преодоление вы поймете, на что способны. Превозмогая боль, холод, голод, сырость, страх — встать за штурвал, набить парус, взять ситуацию под контроль. В бизнесе все то же самое: иногда кажется, что все рушится вокруг и внутри, но, переступая через «не могу», даже просто через дискомфорт, вы достигаете следующего уровня своих возможностей. Это та неизведанность, проходя через которую вы становитесь сильнее и лучше, развиваете в себе новые качества. И это та общая вещь, которая связывает предпринимательство и парусный спорт.

*На правах рекламы

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021