К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Почему софт с «открытым кодом» — это прорыв для банковской индустрии?

Цифровая трансформация бизнеса — один из главных трендов банковской отрасли. К тому, что банки сами создают IТ-продукты, нанимая лучших на рынке разработчиков программного обеспечения, все привыкли. А если банк выбирает платформу разработки с так называемым «открытым кодом»? Для каких задач потребовался нестандартный выбор и насколько он оправдан для такой консервативной сферы, как финансы?

Чтобы узнать ответы на все вопросы, мы провели круглый стол, а его участники — заказчик проекта внедрения платформы разработки с открытым кодом, интегратор и поставщик — в откровенной беседе обсудили этапы и результаты проекта внедрения корпоративной платформы с «открытым кодом».

Участники дискуссии:

  • Денис Сотин, старший вице-президент по информационным технологиям и цифровой трансформации бизнеса банка ООО «КБ «Ренессанс Кредит». Заказчик проекта внедрения платформы для разработки, развертывания и эксплуатации классических и контейнерных приложений
  • Илья Фридман, основатель и управляющий партнер компании Digital Spirit. Интегратор
  • Тимур Кульчицкий, региональный менеджер Red Hat в России и СНГ. Поставщик передовой контейнерной платформы Red Hat OpenShift

Как все устроено

— Прежде всего хотелось бы уточнить, почему банкам вообще приходится самим разрабатывать ПО?

Денис Сотин («Ренессанс Кредит»): Скорость и степень цифровизации любого бизнеса зависят от того, насколько требовательны его заказчики и насколько оперативно им требуется доступ к продуктам и услугам. Наша практика показывает, что банковские заказчики, пожалуй, самые требовательные. Доступ к банковским услугам им нужен постоянно, где угодно и без ограничений. При этом средства доступа к услугам должны быть безопасными, практичными, удобными и надежными. Как видите, банки и сами испытывают самое сильное давление. Они постоянно должны выводить на рынок и совершенствовать новые продукты и услуги. Более того, часто бывает так, что реагировать на внешние изменения нужно в считанные дни. И банковские технологические платформы должны давать нам такую возможность.

Денис Сотин, старший вице-президент по информационным технологиям и цифровой трансформации бизнеса банка «Ренессанс Кредит»

— И в чем тут проблема?

Денис Сотин («Ренессанс Кредит»): Объясню. Если во многих более «медленных» отраслях компании могут решать свои задачи традиционным путем — например, закупая у IТ-поставщиков решения «под ключ», — для нашей сферы это уже не выход. Нам нужно еще больше гибкости, скорости и прозрачности при разработке продуктов и услуг. И это значит, что большая часть разработки сосредотачивается внутри банка — потому что только это и позволяет ускорить создание и доставку новых продуктов и услуг клиенту.

Тимур Кульчицкий (Red Hat): Согласен с Денисом. Совершенно очевидно, что ни один коробочный продукт не может обеспечить все потребности компании, которая работает с большими данными, краевыми вычислениями, искусственным интеллектом и постоянно автоматизирует процессы. Многим это наверняка очень знакомо.

Что касается банков, то им действительно нужно разрабатывать собственные приложения, подключать их к базам данных, связывать с клиентскими системами и так далее. Согласно прогнозу IDC, который прозвучал на недавнем форуме Red Hat, к 2025 году две трети крупных компаний станут производителями ПО. Поэтому банки — лишь часть глобального тренда.

Тимур Кульчицкий, региональный менеджер Red Hat в России и СНГ

Илья Фридман, основатель и управляющий партнер компании Digital Spirit, интегратор: Новый виток в сторону самостоятельной (in-house) разработки произошел относительно недавно одновременно с повсеместным внедрением agile-подхода при создании продуктов и услуг. Традиционный подход к закупкам у IТ-поставщиков решений «под ключ», требующий множества циклов согласования договорных условий, затем тщательного управления изменениями, оказался слишком неповоротливым для быстрой доставки новых потребностей бизнеса. Бизнес захотел большей гибкости, скорости и прозрачности в ходе разработки программного обеспечения. Но здесь нужно понимать, что применение agile-подходов влечет за собой другие проблемы. В первую очередь это дороговизна. Agile жертвует итоговой результативностью: вместо того чтобы оценить проблематику в целом и принять целостное решение, акцент строится на том, чтобы незамедлительно предоставить требуемый функционал. То есть мы концентрируемся на краткосрочных тактических целях, что в конечном счете приводит к снижению качества выпускаемого продукта. Да и просто agile-ритуалы сами по себе отнимают много ресурса. Да, конечно, есть области, где agile-подход работает хорошо, — например, там, где мы имеем дело с высокой степенью неопределенности. В этом смысле мы за сбалансированное и рациональное использование подходов. Я уверен: пройдет время, и бизнес увидит, что повсеместное использование agile-подхода вкупе с in-house-разработкой требуется только в определенных случаях. И тогда во многом случится откат назад — к услугам IТ-поставщиков.

Илья Фридман, основатель и управляющий партнер компании Digital Spirit

Денис Сотин: Переход к самостоятельной разработке продуктов для банков неизбежен. У нас должны быть свои продуктовые команды. А таким командам нужны рабочие инфраструктуры, технически гибкие и не допускающие крупных накладных расходов. Внутри такой инфраструктуры должна быть решена проблема гибкого выделения ресурсов, учета внутренних расходов и их прозрачного распределения на команды и продукты. Только так сегодня можно построить конвейер непрерывного цикла разработки.

— И какую именно платформу разработки вы у себя внедрили?

Денис Сотин: Это контейнеризованная платформа Red Hat OpenShift.

Agile жертвует итоговой результативностью: вместо того чтобы оценить проблематику в целом и принять целостное решение, акцент строится на том, чтобы незамедлительно предоставить требуемый функционал.

— Почему именно контейнеризованная платформа? На чем вы работали раньше, что вас не устраивало?

Тимур Кульчицкий: Если разрешите, я бы пояснил, что контейнеризация позволяет создавать очень гибкие системы: приложение работает в так называемом «контейнере», который соединяется с внешней программной средой при помощи точно определенных интерфейсов. По сравнению с системами старого образца, в которых все работает «вместе», контейнеризация очень сильно упрощает доработку, модернизацию систем, создание новой функциональности.

Кроме того, контейнеры наилучшим образом совместимы с облаками. Поэтому контейнерные технологии особенно популярны в финансовом сегменте, в телекоммуникациях, в IТ, в электронной коммерции и т. д. — везде, где активно используются облачные решения.

Илья Фридман: Хотелось бы здесь также пояснить, что именно появление контейнеров позволило полноценно применить совершенно новый подход к проектированию систем. Благодаря контейнерам появилась возможность «упаковывать» атомарный бизнес-функционал независимо друг от друга и строить полноценные микросервисные платформы. Например, вам необходимо реализовать получение и обновление курса валют. Это микросервис. В комплексных, сложных IТ-системах таких микросервисов очень много, и ими нужно эффективно управлять. Для этого и необходимы платформы управления контейнерами. Такой подход позволяет быстро создавать и доводить до конечного потребителя новые продукты.

Контейнерные технологии особенно популярны в финансовом сегменте, в телекоммуникациях, в IТ, в электронной коммерции и так далее — везде, где активно используются облачные решения.

Денис Сотин: Да, и это именно то, что нам нужно, — максимально быстро выводить на рынок новые продукты и услуги, поэтому мы должны постоянно пересматривать свой IТ-ландшафт. Когда-то «Ренессанс Кредит» одним из первых банков внедрил сервисно-ориентированную архитектуру (SOA), платформу для автоматизации бизнес-процессов и движки принятия решений. Другое дело, что сегодня такие платформы можно признать устаревшими. Соответственно, нам нужно двигаться вперед.

И мы выбрали платформу OpenShift, максимально эффективную с точки зрения процессов и бережливую в плане ее содержания. Кроме того, OpenShift позволяет с минимальными затратами обеспечивать высокий уровень безопасности и поддерживать работоспособность приложений в случае сбоев или технических проблем. Одно из ключевых ее преимуществ — автоматическая масштабируемость. Когда 8 марта все пойдут брать кредиты на подарки, платформа автоматически предоставит все необходимые дополнительные ресурсы, чтобы обслужить все запросы и не «упасть».

А еще ни один разработчик не хочет работать на неудобных, старых инструментах, так что работа на современной платформе решает проблему мотивации и привлечения человеческих ресурсов!

Илья Фридман: Вполне естественно, что банк выбрал коммерческий вариант — Red Hat OpenShift, который поддерживается крупным поставщиком.

Ни один разработчик не хочет работать на неудобных, старых инструментах.

Тимур Кульчицкий: Поясню, что платформа Kubernetes распространена практически повсеместно — ее используют около 88% крупных компаний, и еще 74% привлекают ее для разработки. А OpenShift — основанная на Kubernetes корпоративная платформа, универсальная и удобная в использовании, не привязанная ни к одному из известных облачных провайдеров, обеспечивающая максимальный контроль и гибкость настройки и управления. Поэтому сегодня OpenShift занимает около 55% рынка коммерческих решений для контейнеризации.

— Возникает вопрос: как именно банк выбирал новую платформу разработки? А как — ее поставщика?

Денис Сотин: Мы считаем, что у поставщика должно быть местное представительство, квалифицированные технические специалисты, успешные кейсы внедрения. И, конечно же, российские партнеры с реальной экспертизой, достаточным числом обученных и сертифицированных специалистов, имеющих опыт внедрения платформы. Кроме того, нам было важно выбрать максимально надежного поставщика, предоставляющего услуги технической поддержки. Мы провели открытую конкурсную процедуру, по итогам которой выбрали Red Hat.

Мировой облачный рынок к 2025 году переступит отметку в 1,3 трлн долларов при сохранении среднегодового темпа роста в 16,9%, поэтому следует ждать дальнейшего увеличения популярности приложений для контейнеров.

— А можно чуть подробнее? Какую роль сыграл ценовой фактор, например?

Денис Сотин: Точно не определяющую. Для нас была очень важна архитектура платформы, перспективы ее развития, открытость и т. д. И, конечно, репутация поставщика этой платформы.

— И почему же вы выбрали Digital Spirit как партнера по внедрению?

Денис Сотин: Потому что мы учитываем репутацию компаний, их опыт работы с другими клиентами, наличие квалифицированного персонала. В данном случае сумма всех этих факторов и позволила нам выбрать такого партнера по внедрению, как Digital Spirit.

— Хорошо, с этим понятно. Поясните, почему именно Red Hat и их платформа OpenShift?

Денис Сотин: Во-первых, Red Hat объективно занимает значительную долю рынка среди платформ оркестрирования контейнеров. Отдельное внимание мы уделяли тому, насколько часто обновляется продукт, и на его зрелость с точки зрения удобства использования.

Во-вторых, нас интересовали инструменты для удобного развертывания и администрирования, и в OpenShift все это есть. В первую очередь нужная базовая функциональность, в которой продукт значительно превосходит другие платные аналоги. Кстати, благодаря этому мы смогли запустить платформу в сравнительно короткие сроки.

Третий важный фактор — мощные встроенные возможности безопасности Red Hat OpenShift. Наконец, текущие темпы развития OpenShift и активное участие Red Hat в сообществе разработчиков Kubernetes позволяют надеяться на то, что платформа будет активно развиваться еще очень продолжительное время.

Реализация: как это было

— Вы определились, а что дальше? Насколько долго внедрялась платформа, какая команда требуется для работы с ней сегодня?

Денис Сотин: Первая стадия внедрения заняла примерно три месяца, этим занималась наша небольшая внутренняя команда при активной помощи нескольких коллег из Red Hat. Хочу отметить, что команда Red Hat не оставляет своих клиентов после продажи, старается максимально активно участвовать во всех этапах внедрения и в дальнейшей эксплуатации продукта. Мы очень довольны конструктивным взаимодействием с поставщиком и самой платформой, ее возможностями, гибкостью, уровнем поддержки.

— В чем же тогда роль Digital Spirit?

Денис Сотин: Сейчас поясню. Когда пришла пора думать о промышленной эксплуатации, автоматизации технологических процессов, изменении архитектуры, выстраивании полноценного DevOps, развертывании дополнительных кластеров и их унификации, мы и привлекли коллег из Digital Spirit. Их команда оперативно и качественно реагирует на все наши запросы, оказывает высокий уровень поддержки нашим специалистам. В ходе внедрения сотрудники Digital Spirit полноценно влились в коллектив, это была единая проектная команда.

Сейчас общий размер команды, решающей задачи в рамках платформы, — 5–7 человек.

Тимур Кульчицкий: Знаете, при внедрении роль системного интегратора критически важна. На него ложится основная работа по созданию инфраструктуры, от квалификации его сотрудников зависит то, как будет работать система клиента. Мы, как поставщик, находимся в постоянном контакте с партнерами, поддерживаем по всем техническим вопросам развертывания и внедрения систем. Что касается компании Digital Spirit, то в ней работают специалисты, прошедшие обучение и сертификацию Red Hat.

Все понимают, что новая платформа позволит упростить работу, и это стимулирует сотрудников к ее использованию.

— Все это очень интересно. Но не выглядит ли чрезмерно сложно?

Илья Фридман: На самом деле, это не так. Скажу на собственном опыте. Внедрение такой платформы, как Red Hat OpenShift, — процесс относительно простой, установка базовой конфигурации занимает не более пары дней. Что действительно сложно — это выстроить реально работающий DevOps, а именно процесс автоматизации и совместной работы разных специалистов, команд и т. д. Первичное полноценное внедрение платформы обычно занимает два-три месяца. Вот для этого-то и нужны такие, как мы.

— Но даже вы не сможете решить такую распространенную проблему, когда сотрудники не понимают, чего от них хотят, и не желают перестраивать процессы разработки под новую платформу.

Денис Сотин: Это не задача интегратора. К тому же подобных проблем в нашей практике не было. Напротив: все прекрасно понимают, что новая платформа позволит упростить работу, все знают о новых успешных внедрениях OpenShift, и это стимулирует сотрудников к использованию платформы.

Результаты: в настоящем и в будущем

— Вот мы и подошли к следующему этапу: внедрение завершилось. Как изменилась разработка ПО в банке? Какие результаты перехода на платформу OpenShift для вас наиболее значимы?

Денис Сотин: В первую очередь — значительное сокращение времени от начала разработки до начала промышленной эксплуатации продукта. Это, безусловно, повысило нашу конкурентоспособность. Но самое главное — OpenShift позволил нашим разработчикам сконцентрироваться на том, что они делают лучше всего, — на создании новых продуктов. Мы перестали тратить значительное время на развертывание приложений, на переносы из одной среды в другую и прочие сугубо инфраструктурные вопросы.

Кроме того, платформа сняла с разработчиков задачи по организации безопасного взаимодействия между приложениями, развернутыми на ней. Есть и еще один немаловажный эффект — повышение привлекательности организации как работодателя.

Тимур Кульчицкий: В целом, по статистике, с внедрением решений Red Hat наблюдается сокращение сроков выпуска продуктов в производственную среду — вплоть до 80%. Таким образом, если раньше выпуск занимал недели, то теперь — считанные дни. Также клиенты говорят о снижении первоначальных затрат в четыре раза, а сроков развертывания инфраструктуры — в пять раз. При этом уровень утилизации ресурсов вырастает на 20%. И поскольку разработка упрощается и удешевляется, компании получают реальное преимущество при доставке решений конечным пользователям.

Впечатляющие показатели. И все же — с чем они связаны?

Илья Фридман: Сокращение срока вывода новых продуктов — с автоматизацией процесса разработки. Именно за счет этого процессы разработки и внедрения становятся более прозрачными и надежными, а случайные ошибки практически исключены. Наконец, использование контейнеров упрощает процессы развертывания, администрирования, поддержки и масштабирования ПО.

Наблюдается сокращение сроков выпуска продуктов в производственную среду вплоть до 80%, снижение первоначальных затрат в четыре раза, сроков развертывания инфраструктуры — в пять раз. Уровень утилизации ресурсов вырастает на 20%, разработка упрощается и удешевляется.

— Учитывая фактор того, как банки следуют за цифровыми инновациями, было бы очень интересно узнать, каковы перспективы платформы OpenShift в банке «Ренессанс Кредит»? А также уточнить сроки, в которые банк может разрабатывать ПО на этой платформе.

Денис Сотин: Платформа Kubernetes развивается очень быстрыми темпами, крупные релизы с обновленной и новой функциональностью выходят каждые полгода. Соответственно, это приводит к частому обновлению Red Hat OpenShift. Сейчас мы как раз находимся на стадии перехода на новую версию решения. Мы ожидаем, что платформа будет активно развиваться и проработает не менее 10 лет.

Тогда, наверное, последний вопрос: на что стоит обращать внимание при выборе корпоративной платформы?

Денис Сотин: Прежде всего на то, что происходит на рынке, на накопленный опыт и подходы коллег, и в первую очередь отталкиваться от целесообразности тех или иных решений, их влияния на рост дохода, на повышение эффективности. Сейчас на рынке существует много возможностей для выбора оптимальной платформы разработки приложений, соответствующей потребностям, масштабам и возможностям бизнесов из различных отраслей. Ведь Kubernetes и другие платформы на ее базе стали мировым стандартом для оркестрирования контейнеров именно благодаря размеру и качеству сообщества, собранного вокруг этого продукта.

А еще очень важно смотреть в будущее. Прирост эффективности — это эффект краткосрочной перспективы, а в стратегической перспективе цифровизация предполагает создание совершенно новых бизнес-моделей, и к этому нужно готовиться.

Не думаю, что в ближайшем будущем останутся компании, которые смогут обходиться без контейнеров и облаков. Предприятиям, которые стремятся к экспансии, укрупнению, росту производства и продаж, я бы порекомендовал заложить это в долговременную стратегию.

Илья Фридман: Очень важно и то, какая экспертиза уже есть в компании для поддержки и развития продукта. Построение полноценного DevOps и проектирование микросервисных платформ — трудоемкий процесс, требующий серьезной экспертизы. Это необходимо в первую очередь для сложных систем, где требуется постоянно вносить большое количество изменений, для которых принципиально важны скорость ввода ПО в эксплуатацию и гибкое масштабирование в реальном времени.

Но даже если какие-то организации сегодня еще могут игнорировать подходы DevOps и контейнеризованные платформы, то им в любом случае нужно готовиться к работе с ними в достаточно близком будущем. Поэтому хотелось бы посоветовать всем компаниям внимательно следить за изменениями, происходящими на технологическом рынке.

Тимур Кульчицкий: Да, это важный момент, требующий стратегического мышления. Компания, встающая на путь цифровой трансформации, должна отчетливо понимать, в каком направлении будет развиваться ее IТ-архитектура.

Не думаю, что в ближайшем будущем останутся компании, способные обходиться без контейнеров и облаков. Предприятиям, которые стремятся к экспансии, укрупнению, росту производства и продаж, я бы порекомендовал заложить это в долговременную стратегию. Это позволит создать правильную основу. В будущем ее можно будет спокойно развивать, не дожидаясь того момента, когда технологическая инфраструктура достигнет потолка своих возможностей, начнет сдерживать бизнес, и тогда придется перестраивать весь технологический стек компании. А это трудно, дорого и болезненно.

Благодарим всех наших участников за откровенный разговор! 


* На правах рекламы
* Возрастное ограничение 16+

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+