Время вперед: как традиции и новации двигают бизнес

Время вперед: как традиции и новации двигают бизнес

Можно ли развивать инновации, сохраняя традицию? Как бизнесмены разных поколений воспринимают время? Насколько отличаются их подходы к бизнесу? На эти темы беседуют Илья Чех, основатель стартапа «Моторика», выпускающего роботизированные протезы рук, и Сергей Кривошеев, сооснователь аптечной сети «36,6», ныне развивающий сеть клубных резиденций старшего поколения «Третий Возраст»

Встреча проходит как раз в первой резиденции, открывшейся в 2016 году на территории поселка Мякинино на западе Москвы. Пятиэтажное здание внешне ничем не выделяется. Но внутри время течет совсем иначе. С террас и мансард открываются виды на залив реки. В анимационном зале группа резидентов почтенного возраста общими усилиями решает нарисованный на доске ребус. Контраст ритмов сильно ощущается, как только в этой комфортной среде появляются предприниматели. Илья Чех, пришедший на встречу первым, тут же с головой ушел работать в смартфон: его компания за три года выросла в девять раз, недавно открыли офис в Китае, готовится экспансия в Европу — дел много. Сергей Кривошеев, влетев как вихрь в здание, за минуту успел ощутить пульс резиденции и погрузить окружающих в атмосферу планеты «Третьего Возраста».

Как вы относитесь ко времени в жизни?

Илья Чех: Для меня это такой же ресурс, как и деньги. Он выдается для определенных достижений в бизнесе, семейной жизни. Я не гонюсь за эффективностью каждую минуту. Могу днями бездельничать или вдохновенно работать круглые сутки. Постоянный контроль времени, как мне кажется, не эффективен.

Сергей Кривошеев: Как я отношусь ко времени? В 1991 году мы пришли с партнером регистрировать компанию в сберкассу, а название не придумали. Нас стали подгонять: «Время! Время!» Мы переглянулись… и назвали так компанию. Впоследствии она переродилась в крупный фармацевтический холдинг. Сегодня для бизнеса среда настолько агрессивная, в том числе благодаря быстрому развитию технологий, что бежать за временем нет никакого смысла.  Его нужно обгонять!

Получается?

С. К.: Конечно! Для этого я всегда ношу наручные часы — это важный для меня атрибут, который неизменно повышает мою работоспособность. Выставляю их на 5 минут вперед, чтобы иметь подстраховку. Думаю, скоро придется на 10 или 15 минут переставлять. Вообще часы — классический инструмент контроля, недаром даже самые современные гаджеты показывают сначала часы, а уж потом все остальные приложения.

Получается, опережать время вам помогает весьма традиционный механизм.

С. К.: Я могу с гордостью сказать, что свои A. Lange & Sohne приобрел в прошлом веке. В моде тогда было все броское и кричащее, а я купил классические часы из Германии, малоизвестной в то время в России марки. Многие соотечественники тогда решили, видимо, что я не могу себе позволить ничего иного, но я-то знал их настоящую ценность. Прошло время, компания A. Lange & Sohne занимает ведущие и в России, и в мире позиции. Для меня эти часы олицетворяют качество, стабильность и ассоциируются со многими важными в моей жизни и бизнесе событиями.

И. Ч.: Я ношу наручные часы редко, привычки нет. Но наши протезы с точки  зрения сложности проектирования по своей точности и требованиям близки к часовым механизмам. И могу сказать, что очень мало в мире производителей, которые могут с нужной точностью делать для нас маленькие компоненты и шестеренки, которые позволяют выполнять мелкую моторику, такую как движение каждого пальца.

Для быстрого роста бизнеса важнее придерживаться канонов или строить что-то свое?

И. Ч.: Для нас, стартапов, очень важно найти изюминку, которая будет выделять продукт на рынке. Мы, например, создаем протез-гаджет, который позволяет не только вернуть функциональность руке, но и наделен дизайнерским внешним видом, дополнительным функционалом, связанным с современным цифровым миром, — телефон, интернет, PayPass, NFC-модуль. В 2014 году детям выдавали изделия 50–60-х годов, которые имитировали внешний вид рук. Так что мы пошли на слом всех традиций, когда решили применить возможности современных технологий и промышленной трехмерной печати в протезировании. Аналогов по качеству, цене и философии нет, так что мы полностью завоевали рынок детского активного протезирования. Нашего продукта ребенок не стесняется, носит с удовольствием, может им хвастаться. Это помогает ему не отстраняться от сверстников из-за своих особенностей. Думаю, что и любой классический бизнес должен найти изюминку, которая будет выделять его среди конкурентов.

С. К.: Я согласен с Ильей. Стартапы были и в 90-е… Яркое своеобразие бизнеса — основа его привлекательности для потребителей, уникальное конкурентное преимущество.

Сергей Кривошеев, сооснователь аптечной сети «36,6», создатель сети клубных резиденций старшего поколения «Третий Возраст»

20 лет назад «Аптечная сеть 36.6» использовала самые передовые технологии, чтобы создать новый формат торговли. Стали ли вы со временем консервативнее?

С. К.: До ноября 1998 года, когда мы открыли «36,6», в аптеке не было ничего радостного. Теперь многие используют наш девиз: «Аптека, красота, здоровье». Мы перевернули сознание потребителей, сделав в аптеке открытую форму торговли, когда вы можете сами брать товар с полки. Сейчас это всем кажется обычным, но тогда на нас смотрели как на марсиан. Мы просто взяли лучший опыт других стран и открыли аптеку нового типа. С «Третьим Возрастом» мы чувствуем себя как и 20 лет назад — перед нами чистое поле! Меняем ментальность: у нас не дома престарелых, а резиденции для людей старшего поколения. Мы стали консервативнее лишь из-за затянувшегося кризиса. Создаем более серьезную подушку безопасности для защиты акционерного капитала, но движемся так же быстро. К тому же с учетом развитых технологий принятие решений ускорилось — это не месяцы и дни, а уже минуты и секунды.

Ваши бизнесы призваны помогать людям: один — пожилым, другой — детям. Почему вы выбрали именно эти категории?

И. Ч.: Мы пришли в тот сегмент, который был наиболее не обеспечен. Плюс мы ориентируемся на активных людей, которые хотят учиться обращению со сложными изделиями. За четыре года мы сделали 900 моделей, из них 300 — уже для взрослых. Люди с ограниченными возможностями привыкли сидеть дома, не хотят учиться, это российская специфика, с которой мы тоже боремся. Но все же проще воспитать молодое поколение, которое открыто к новым технологиям.

С. К.: Подход тот же. Если открыть упаковку с лекарством, там есть инструкция. На что всегда обращают внимание? На дозировку. Дозировка для детей и взрослых в инструкции прописана… Информации о дозировке для людей старшего возраста, как правило, нет. Активное долголетие — мировой тренд. Это миллионы людей с высокой покупательской способностью, которые построили дом, посадили дерево, воспитали сына, а теперь хотят оставаться в социуме как можно дольше. У вас же, Илья, не дети покупают протезы, а родители, а может, бабушки и дедушки, то есть наше старшее поколение. Сегодня празднование 80-летнего юбилея уже не редкость. Мы ментально открыли для себя дополнительное время — не существовавшие раньше 25 лет активной жизни.

Илья, расскажите подробнее, как работают протезы.

И. Ч.: Мы делаем роботизированные и механические тяговые протезы, которые работают за счет силы самого человека. Все протезы обходятся пользователю бесплатно, их покупку финансирует Фонд социального страхования. Роботизированные, с двигателем и электроникой, работают за счет считывания мышечных импульсов. Даже если у человека с рождения нет руки, он может представить, как движет пальцами, и соответствующие мышцы в плече сокращаются. Наши датчики улавливают электрический потенциал, который возникает, распознают активность и выполняют жест. Сейчас мы делаем протезы уже на все возрасты, начиная с двух лет. Собираемся активнее выходить на международные рынки.

Илья Чех, основатель стартапа «Моторика»

А можно доплатить за разные функции? Сколько это стоит?

И. Ч.: Конечно, есть прайс-лист разных насадок. Стандартная модель стоит 100 000–150 000 руб. — в сумму включены протез, техподдержка, замена на вырост и курс реабилитации. А самая дорогая киберрука, оснащенная Wi-Fi-модулем, функциями смартфона, подзарядкой и т. п., обошлась заказчику в 1 млн руб.

Раз мы вспомнили о часах и опережении времени, давайте поговорим про будущее. Какие у вас цели?

И. Ч.: Я по образованию инженер-робототехник, мне всегда было интересно дополнение организма человека кибернетическими модификациями. Протезирование — это первый шаг, потом искусственные органы, имплантаты для мониторинга состояния здоровья. Конечная цель — технологическая эволюция человека, мы перестанем быть полностью биологическими. Это позволит человечеству выйти в открытый космос и прогуливаться по Марсу без скафандров, стать сильнее, быстрее, видеть и запоминать больше… А пока мы делаем лишь маленькие шаги: учимся преобразовывать электрические импульсы нервной системы в цифровые коды, налаживать общение между разными системами организма и компьютером.

С. К.: Наша ниша фантастическая, рынок огромный и нужный. Это соприкасается с вашей историей, Илья. И ваши разработки нам очень интересны. Тренировка мелкой моторики и тактильно-кинестетической чувствительности — важные составляющие программ, направленных на гармонизацию психоэмоционального состояния, укрепление памяти и внимания, а также развитие творческого потенциала людей старшего возраста. Ранняя диагностика нарушений когнитивных функций, физических ограничений и дефицита самообслуживания, системная коррекция множественности связанных между собой хронических заболеваний у пожилых людей — залог настоящего и будущего активного долголетия. И к этому будущему мы движемся шаг за шагом в комплексе клубных резиденций.

Сергей, сложно ли попасть в «Третий Возраст» и велик ли спрос?

С. К.: У нас утверждена стандартная процедура заселения резидента, она простая. Спрос огромен, пожилых людей, нуждающихся в услугах социального обслуживания, только в Москве несколько десятков тысяч человек. Более тысячи семей уже доверили нам своих старших близких. При этом мы работаем в разных сегментах индустрии ухода за пожилыми людьми, не только с премиальным, где стоимость программы от 150 000 руб. в месяц. В частности, с 2017 года компания «Третий Возраст» включена в реестр поставщиков социальных услуг Департамента труда и социальной защиты Москвы. Резиденция, в которой мы находимся, рассчитана на 50 мест и полностью заполнена. Два новых дома достраиваем. Одновременно обсуждаем с ведущими финансовыми институтами инфраструктурный проект открытия сети резиденций емкостью более 1000 койко-мест в рамках государственно-частного партнерства.

Можете посоветовать начинающим предпринимателям, как идти на шаг впереди остальных?

И. Ч.: На шаг мало, надо минимум на 3–4 шага.

С. К.: Может, и больше.

И. Ч.: Любой инвестор спросит, как у вас защищена интеллектуальная собственность. Лучшая защита — когда конкуренты копируют твои уже пройденные, отработанные технологии, а у тебя есть в загашнике перспективные, которых хватит на три года вперед.

С. К.: И главное — не нарушить связь между стабильностью и быстрым взлетом. Например, я занимаюсь айкидо — искусством, которое многие годы учит повторять одни и те же формы и движения, меняется только ментальность. Основная задача —создать систему, которая может быть тиражируема.

Чего же Илье не хватает для стабильности?

С. К.: Вроде всего хватает! Он любой океан может перепрыгнуть с помощью интернета, если не передумать. Для меня главное — это команда, которая всегда со мной, и я этим горжусь. Один старший товарищ как-то сказал мне: «Только не уставай». И я хочу пожелать Илье и другим молодым предпринимателям того же самого — не уставать. Тогда развитие бизнеса не разбалансирует его стабильность.

*На правах рекламы

Новости партнеров