Марк Ойгман: «В космос полететь легче, чем пройти проверку дома Ротшильдов»

По количеству стартапов на душу населения Израиль — один из мировых лидеров. Почему это так, как венчурная индустрия переживает пандемию, куда стоит инвестировать, почему именно сейчас и как инвесторам из других стран пробиться в топ-фонды «Нации Стартапов» — в интервью Марка Ойгмана, генерального директора инвестиционной компании SmartGen и генерального партнера Фонда прямых инвестиций SGF

В данный момент венчурная индустрия во всех странах пытается оценить урон, нанесенный пандемией. Насколько пострадал технологический сектор Израиля?

В Израиле высокие технологии — основа экономики, на них приходится около 45% экспорта. Сейчас сегмент переживает некую нестабильность, но, на мой взгляд, его будущее более многообещающее, чем у любого другого сектора. Хотя бы потому, что технологические компании предлагают решение проблем, которые поставил COVID-19: в цифровом здравоохранении, фармацевтике, повышении эффективности бизнес-процессов и так далее. Чем более явными будут последствия пандемии, тем выше будет спрос на подобные продукты. Индекс технологий на израильской фондовой бирже с начала года вырос в двухзначных значениях и выше всех остальных секторов. Это лучше всего отражает уверенность бизнес-сообщества в будущем израильских технологических компаний.

Некоторые инвесторы утверждают, что во время пандемии оценки стартапов упали. Выгодно ли сейчас инвестировать в них? Или появились другие риски?

Во время экономической турбулентности инвесторы всегда гораздо осторожнее размещают свой капитал. Более 2/3 инвестиций в израильские стартапы поступают из-за границы. Поскольку трансатлантические путешествия почти прекратились, иностранные инвесторы предпочитают вкладывать в стартапы, с представителями которых ранее встречались лично. А местные венчурные фонды поддерживают собственные портфельные компании и откладывают больше средств «на черный день».

Основателям стартапов обычно требуется время, чтобы осознать изменение ситуации и тот факт, что для привлечения новых инвестиций им придется снизить оценку стоимости своей компании. Как только это происходит, возникают реальные «кризисные возможности»: инвестор может вложиться в перспективные компании на лучших условиях и получить в итоге более высокую прибыль. Я уверен, что такие возможности появятся в 2021–2022 годах и именно на этот период нацелены инвестиции Фонда SGF

Марк Ойгман
Марк Ойгман

В Израиле исторически очень много «выходов», многие IT-корпорации используют этот рынок в качестве своеобразного гипермаркета, скупая стартапы и обеспечивая тем самым заработок как основателям, так и инвесторам проектов. Из недавних примеров: корпорация Intel купила стартап Moovit за $900 млн, что стало неплохим экзитом для фондов Gemini Israel Funds и BRM Capital, вложившими в стартап $3,5 млн в 2011 году. Но при этом и стартапов в Израиле много. Как вы отбираете проекты?

Мы согласны, что даже у опытного классического инвестора меньше шансов на оптимальный выбор проектов, чем у профессиональной команды успешного венчурного фонда. Именно поэтому мы инвестируем именно в такие команды, а не в стартапы напрямую. Наша стратегия: отобрать лидирующие венчурные фонды, они-то и выбирают стартапы. Мы создали платформу SGF (Smart Generation Fund of Top Israel Funds), которая является стратегическим партнером израильских топ-фондов и дает своим клиентам возможность инвестировать в них. 

Идея крайне проста: мы принимаем инвестиции от $1 млн и выше, обеспечиваем прохождение полной проверки и соответствие критериям AML в Израиле, а затем обращаемся к 8–12 ведущим израильским фондам, обладающим доказанным опытом получения высокой доходности и успешными командами управляющих. Для этих фондов мы являемся стратегическим инвестором со значительной суммой инвестиций (планируем привлечь в фонд $100 млн), полностью прозрачной израильской структурой ограниченного партнерства и решенным вопросом о происхождении денег. Подобная стратегия позволяет широко диверсифицировать риски, распределяя инвестиции между разными секторами, стадиями развития и десятками наиболее перспективных стартапов, отобранных профессионалами. У топовых фондов намного больше возможностей помочь своим портфельным стартапам добиться успеха за счет ресурсов, нетворкинга, экспертизы. Кстати, мы всегда вкладываем собственные деньги вместе с нашими партнерами, то есть берем на себя те же риски, что и наши инвесторы. 

Зачем пользоваться вашими услугами и платить за них, если я могу инвестировать как бизнес-ангел?

Если у вас есть нужные знания и компетенции, вы можете помочь стартапу, конкурируя при этом с ведущими фондами, и у вас есть десятки миллионов долларов (в целях диверсификации) на эти идеи — пожалуйста. Ангелы обычно вкладываются в стартапы на самых ранних стадиях, где риски высоки, а вероятность успеха ниже. Мы считаем, что все остальные заинтересованные инвесторы, включая нас, поступят мудро, отдав предпочтение инвестициям через опытный венчурный фонд. В последние десятилетия ведущие венчурные фонды в США и в Израиле приносили своим инвесторам более высокую доходность, чем остальные венчурные инвесторы (в среднем). Но вместе с тем они стали крайне требовательными, даже привередливыми как с точки зрения «входных билетов» (порог входа колеблется от $3–7 млн), так и в плане выбора инвесторов (предпочтение обычно отдается институциональным и корпоративным инвесторам) и процесса комплаенса, под которым обычно подразумевается вопрос о происхождении денег. Частным лицам практически невозможно попасть в этот «закрытый клуб» как с финансовой, так и с организационной точки зрения. 

Мы создали платформу SGF (Smart Generation Fund of Top Israel Funds), которая является стратегическим партнером израильских топ-фондов и дает своим клиентам возможность инвестировать в них

Выбирая фонды, вы основываетесь как на инвестиционных критериях, среди которых наличие в прошлом выдающихся результатов и опыт руководства данного фонда, так и на личных впечатлениях от команды. А о вашей команде можете рассказать?

В нашей команде профессионалы в инвестициях, финансах и банковском деле, комплаенсе, аудите, планировании и управлении бюджетом. Многие из нас родились в странах бывшего СНГ и переехали в Израиль в подростковом возрасте, поэтому свободно владеем и русским, и ивритом. И прекрасно понимаем как российский, так и израильский менталитет. Все мы учились в ведущих израильских высших учебных заведениях.

Я за свою 20-летнюю карьеру успел поработать в ведущих израильских и европейских банках на высоких управленческих позициях в сфере международных финансов и инвестиций. Мне выпала честь возглавлять представительство крупнейшей израильской банковской группы Hapoalim в Москве, где у меня до сих пор множество друзей и инвестиционных партнеров. А в Женеве я был управляющим директором банка Safra Sarrasin и специализировался на развитии бизнеса в Израиле и России. 

Дин, наш финансовый директор, «выпускник» KPMG, где он много лет был аудитором крупнейших технологических и индустриальных израильских компаний. У него за плечами 14 лет опыта в области аудита, бухгалтерского учета и финансов, налоговой отчетности, оценки эффективности проектов, сопровождения оценок, слияний и поглощений, а также финансового консультирования стартапов.

Натали, наш вице-президент по развитию бизнеса и стратегии, — подполковник запаса, она занималась продвижением научно-исследовательских проектов и инноваций для оборонного сообщества, в частности, совместными американо-израильскими программами противоракетной обороны. У Натали более 20 лет опыта в планировании и управлении крупными бюджетами. 

У нас также есть экспертный совет, куда входят профессионалы высочайшего уровня, венчурные капиталисты и серийные предприниматели с внушительным количеством «экзитов». Их мнение и советы играют важную роль в формировании стратегических планов SGF и в принятии инвестиционных решений.

Это действительно уникальные люди; достаточно сказать, что одним из членов нашего экспертного совета является изобретатель технологии «флешки».

Многие стартапы едут за инвестициями в Кремниевую долину. Не кажется ли вам логичным именно там отбирать проекты для инвестирования? Почему нужно инвестировать в Израиле?

Думаю, что самый лучший ответ придет из той же Кремниевой долины, которая «голосует ногами и деньгами» за Израиль. Более 500 транснациональных компаний, большинство из которых базируются в США, включая Кремниевую долину, открыли свои центры исследований и разработок в Израиле (Apple, Google, Microsoft, Amazon, eBay, Yandex и так далее). А все потому, что Израиль, прозванный в мире «Нацией Стартапов» — это не имеющий себе равных мировой инновационный центр с уникальной культурой предпринимательства и безумной смелостью. В лексиконе израильских стартапов не существует слова «нет». Это характерная черта израильской культуры: предприниматели здесь не боятся дерзать, не будут молчать из боязни показаться глупыми. И часто их безумные идеи становятся очередным стартапом и следующим «экзитом». 

В Израиле самая высокая в мире плотность стартапов на душу населения. Здесь каждый может выйти на кого угодно, например, через личное знакомство, родственника или армейского сослуживца. Благодаря этому создается очень тесный и прочный нетворкинг между предпринимателями и фондами. Да и процессы due diligence, помогающие выбрать не только правильную технологию, но и оптимальных руководителей, становятся проще и результативнее. За последние десять лет израильская венчурная индустрия достигла фантастического уровня: израильские стартапы могут похвастаться «экзитами» на сумму в $111 млрд! На Израиль приходится всего 3% мировых инвестиций, но он породил 6% глобальных «единорогов». Согласитесь, неплохая статистика.

Насколько я понимаю, SmartGen специализируется не только на рынке стартапов и технологических компаний. Куда еще вы вкладываете средства ваших инвесторов? И какие сферы в Израиле сейчас являются наиболее перспективными? 

Мы верим, что нужно максимально диверсифицировать портфель по странам, секторам, валютам, дюрациям. Некоторые инвестиции должны быть ликвидными, а некоторые, если намечается интересная доходность, могут быть долгосрочными. У нас есть разные инвестиционные продукты.

В направлении ликвидных вложений мы стали партнером инвестиционного дома Ротшильдов и эксклюзивным консультантом фонда Edmond De Rothschild Smartgen Israel Fund, инвестирующего в крупнейшие компании на израильском публичном рынке. Впервые в Израиле рядом с названием фонда E. D. Rothschild появилось название другой компании — SmartGen. И прежде, чем это произошло, нашу компанию долго и тщательно проверяли. Мне кажется, в космос полететь легче, чем пройти проверку со стороны дома Ротшильдов. 

Из долгосрочных вложений мы верим в эксклюзивную недвижимость и в сектор прямых инвестиций. В сфере недвижимости мы подбираем для наших клиентов (как индивидуальных инвесторов, так и для пула) объекты коммерческой и жилой недвижимости: учитываем особые пожелания наших клиентов, находим объекты с высокой окупаемостью и всячески содействуем заключению сделок. Объектами прямых инвестиций становятся частные компании, которые обладают потенциалом роста, обеспечивают дивиденды и способны принести высокую доходность в будущем.

Фото SmartGen
Фото SmartGen

Каковы особенности ведения бизнеса в Израиле? Есть ли какие-нибудь нюансы в переговорах или в общении с основателями стартапов?

Как и в любой другой стране, для того чтобы добиться успеха в бизнесе в Израиле, вам необходимо «знать язык» — как буквально, так и в переносном смысле. Различия в ментальности могут стать настоящим препятствием на пути к успеху. Я лично знаю нескольких русскоязычных бизнесменов, считающих, что израильтяне их «обманули». Возможно, так и было. Однако скорее всего именно недопонимание и разница в ожиданиях и культурных кодах привели к такому плачевному результату. Кстати, то же самое касается и израильтян. Многим израильским бизнесменам страны бывшего СНГ кажутся чем-то незнакомым и далеким. Порой они предпочитают не заключать миллионные сделки, просто чтобы не иметь дело с кем-то или чем-то настолько чуждым и странным. Мы — выходцы из стран СНГ и при этом хорошо знакомы с израильской ментальностью, поэтому фактически выступаем своеобразным мостом между двумя культурами, помогая бизнесменам находить общий язык.

Каков портрет среднестатистического инвестора SmartGen?

Большинство наших клиентов — частные инвесторы и семейные офисы из России и других стран Восточной Европы. Однако есть у нас и инвесторы из других стран: Швейцарии, Англии, США, в том числе страны Латинской Америки. В основном мы, конечно, ориентируемся на русскоязычных состоятельных людей, имеющих экономические интересы в Израиле и желающих инвестировать часть своего портфеля (начиная с $1 млн) в израильскую экономику. Однако после создания платформы SGF наметился также интерес со стороны институциональных клиентов. И мы более чем готовы создавать новую статистику, принимая каждого клиента, которому мы можем помочь инвестировать его деньги профессионально и эффективно. Кроме того, мы считаем, что партнерство со SmartGen может принести ощутимую пользу семейным офисам, желающим инвестировать в Израиль, но не планирующим создавать там свою экспертную инфраструктуру.

Какова главная причина, по которой инвесторам стоит вкладывать свои средства именно через вас?

Наша деятельность является совершенно прозрачной — и это, пожалуй, наш первый и основной принцип. Мы предлагаем нашим клиентам весьма эффективные продукты, не инвестируем в то, что слишком сложно объяснить или понять. И самое главное: мы не просто консультанты, мы всегда инвестируем собственные деньги вместе с нашими партнерами. И мы инвестируем вместе с лидерами рынка. И всегда работаем под конкретного инвестора, предлагая практические и сугубо индивидуальные решения.


* На правах рекламы