Новая роскошь и «медленные вещи»: переосмысляем жизненные ценности

Высокая продуктивность в начале XX века стала основной жизненной философией в бизнес-среде. Ее девиз еще в XIX веке сформулировал английский писатель Льюис Кэрролл: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!» «Бег на месте» годами считали главным залогом успеха — пока многие успешные и добежавшие повсюду люди вдруг не сбавили шаг, чтобы прислушаться к себе и ощутить почву под ногами. Сегодня эта тенденция к замедлению оформилась в новую жизненную философию — slow life.

Многие стали осознавать, что при нарастающем темпе жизни не приобретают ничего нового. Более того, они перестают замечать то, что имеют. Поглощаемый литрами кофе в пластиковых стаканчиках, прочитанная на бегу статья или проглоченный наспех полуфабрикат не приносят удовольствия: о них забывают в ту же секунду. 

О том, что скорость жизни медленно, но верно снижает обороты, говорят многие исследования. Так, в публичном web-приложении GoogleTrends (12+), где оперативно отслеживаются тенденции рынка, топик Time Management за последние десять лет стали обсуждать в два раза реже. А топик Overworking, напротив, в два раза чаще. Это еще одна иллюстрация новой тенденции. В середине «нулевых» тем, кто до ночи засиживался в офисе, а уже в 6 утра собирался на презентацию, после которой летел в другой город на подписание договора, советовали «правильно настроить свой тайм-менеджмент». Сегодня ему посоветуют отказаться от второстепенного, отменить встречу, перенести презентацию и отключить на время информационный шум, погуляв в тихом парке. 

Перестать торопиться и всюду успеть — это и есть ключевая концепция «медленной жизни». А ее главные инструменты — осознанный подход ко всем без исключения делам, большим и незначительным, и предпочтение качества количеству. Результат? Способность находить удовольствие в каждом моменте, в каждой мелочи, что, в общем, и лежит в основе простого человеческого счастья. 

Символическим началом движения slow life считают прошедшую в 1986 году в Риме демонстрацию против появления известного символа fast food, возле знаменитой Piazza di Spagna. А его официальным признанием стал учрежденный в 1999 году «Всемирный институт медлительности», где его создатель Гейр Белтенсен демонстрировал свое видение «медленной жизни».

Одним из главных идеологов движения slow life считают канадца Карла Оноре, выпустившего в 2004 году книгу «Похвала медлительности» (In Praise of Slowness), ставшую бестселлером. «Мы превращаем свою жизнь в бесконечную спешку вместо того, чтобы действительно ее прожить, — писал Оноре. — Живем быстро вместо того, чтобы жить хорошо. Иногда для того, чтобы мы поняли это, необходим «тревожный звонок». 

В качестве альтернативы Оноре предлагает очистить свою жизнь от всего лишнего: ненужных вещей и телепередач, отнимающих время телефонных звонков и обременительных видов спорта. Все это, на его взгляд, помогает вычленять самое важное в жизни и говорить «нет» второстепенному. 

Сегодня философия slow life распространилась на самые разные жизненные сферы: медленное воспитание, медленное образование и даже медленное старение. Два направления, получившие широкий резонанс, — медленная мода и медленные вещи. Первое — альтернатива массовому производству и быстротечной сезонной моде, второе — промышленному дизайну: это охватывает целые группы товаров — от одежды до предметов интерьера. 

Как эти тенденции проявляются на практике? Рассмотрим на примере основанного в 2017 году премиального бренда домашнего текстиля Parpa с фабриками в Милане и Флоренции.

Если говорить о направлении slow things, медленные вещи отличает принцип производства. Если в основе больших корпораций лежит массовость и масштабируемость, то «медленные вещи» создают локальные предприятия с фокусом на качество.  

Высокий уровень экологической ответственности — другая важная составляющая философии slow life. Для покупателей премиальных товаров не последнюю роль играет «прозрачность производства» — им важно знать, как и где изготовляются вещи, и понимать, что процесс не наносит ущерба окружающей среде. 

Одна из экологических инноваций в производстве Parpa, которая была бы слишком затратной для большинства крупных компаний, — 7000 квадратных метров солнечных батарей с общей годовой энергией на 1003 875 кВт, позволяющих снизить углеродный след в воздухе.

По какому принципу наполняют предметами свое пространство адепты «медленной жизни»? Путем исключения всего сиюминутного: они всегда сделают выбор в пользу одной, но уникальной вещи, которая будет вызывать положительные эмоции и не потеряет актуальность через десять лет.

По сути, такие предметы — не что иное, как синоним современной роскоши: они дарят эмоции и впечатления и дают утвердительный ответ на важный для философии slow life вопрос: «Приближает ли меня этот выбор к жизни, о которой я мечтаю?»

Последователи «медленной жизни» буквально «пробуют на вкус», тестируют тактильные ощущения, поэтому для них так важно, чтобы вещи были сделаны из комфортных экологичных материалов. Такие ощущения дарят натуральные фактуры — шелковистая гладь постельного белья, тепло шерстяного прикроватного коврика, моментально впитывающее влагу мягкое полотенце из гипоаллергенного натурального хлопка. 

Дизайн — то, на что покупатель современной роскоши обращает внимание в первую очередь. Переизбыток информации, вещей и деталей мешает сосредотачиваться и, главное, получать удовольствие от простых вещей, деталей и нюансов. 

«Медленный дизайн» немногословен, минималистичен и лишен избыточности, которая поглощает внимание не хуже бесконечного информационного потока. Никаких резких переходов и кричащих контрастов: он голосует за мягкие пастельные оттенки и точечно расставляет детали — так, чтобы они радовали глаз и не сообщали ничего лишнего. 

Дизайн Parpa создается в Лондоне, а значит, отражает самые актуальные тренды. В том числе на поиск современным человеком баланса между эстетическим восприятием, желанием получать удовольствие от окружающих предметов и потребностью во «внутренней тишине».

Дизайн, фокус на деталях, ощущения, которые дарят звуки, вкусы и окружающие предметы, — все мы ищем свои способы замедления и обретения ментальной устойчивости. 

Если в 1980-х, в десятилетие карьерных гонок и «поколения прозака», успешные люди любыми путями стремились снять напряжение, то адепты slow life организовывают жизнь так, чтобы напряжения в ней не было в принципе. Без помощи стимуляторов и антидепрессантов, но прибегая к самым простым вещам: свежесваренный кофе в красивой чашке вместо покупного в стакане, блюда по старой книге кулинарных рецептов вместо фастфуда, осознанный выбор вещей вместо беспорядочного шопинга, полноценный отдых в комфортной спальне вместо стимуляторов для снятия стресса. Несмотря на постоянные трансформации в современном мире, наши базовые потребности в любви, близости и заботе остаются прежними. А к ним есть только один путь — способность замедлять шаг, оглядываться по сторонам и осознавать себя здесь и сейчас.