Сделано законно

Заказчик отказывается платить по счетам? Банкротящийся банк незаконно удерживает ваши деньги? В юридической группе «Яковлев и Партнеры» найдут способ отстоять законные интересы клиентов. Ее история — яркая иллюстрация того, как изменились бизнес и юридическая практика в России за 30 лет.

Хотите построить завод в незнакомом регионе России? Открыть бизнес в другой стране? Получить второе гражданство? На протяжении 30 лет юридическая группа «Яковлев и Партнеры» успешно ведет своих клиентов к желаемой цели сквозь юридические дебри, лабиринты и аномалии. «Но лучше всего заказывать с самого начала юридическое сопровождение бизнеса «под ключ». Тогда проблемы попросту не возникнут», — уверен основатель и управляющий партнер компании Андрей Яковлев. 

Любая война заканчивается миром

Пятнадцать лет назад крупная госструктура заказала турецкому подрядчику построить большое здание около метро «Добрынинская». Согласовали проект, смету. В процессе строительства заказчик несколько раз вносил изменения в проект, обещая покрыть дополнительные затраты позже. В результате смета была превышена на $25 млн, выплачивать их заказчик отказался. Подрядчик отказался сдавать стройплощадку. Разрешить конфликт попросили «Яковлев и Партнеры».

«Я пришел на совещание к руководству заказчика и предложил два пути, плохой и хороший, — вспоминает Андрей Яковлев, солидный, шестидесятилетний мужчина с умными живыми глазами. — В первом случае подрядчик удерживает стройплощадку, проводит строительную экспертизу и судится по превышению сметы. В это время арендаторы, с которыми уже заключены договоры, не платят аренду, взимают штрафы, заказчик теряет репутацию. Во втором случае мы проводим строительную экспертизу, устанавливаем действительное превышение стоимости объекта, что становится основой для мирового соглашения и обоснованием для дополнительного бюджетного финансирования».

Лучше всего заказывать с самого начала юридическое сопровождение бизнеса «под ключ». Тогда проблемы попросту не возникнут

Только стороны собрались подписать договор, как у заказчика поменялось руководство, новый начальник отказался улаживать конфликт миром. Пришлось адвокатам «Яковлев и Партнеры» идти в суд. В результате стороны все-таки заключили мировое соглашение. Подрядчик предложил уступку в 20%, а заказчик обязался в течение трех лет равными платежами ежеквартально гасить оставшееся.

«Моя фундаментальная позиция: любая война рано или поздно заканчивается миром, — акцентирует Андрей Яковлев. — Поэтому чем быстрее стороны договорятся, тем меньшие убытки понесут и тем скорее начнут зарабатывать деньги».

К слову, турецкий подрядчик с тех пор возвел не одно серьезное здание в России. Но теперь юристы «Яковлев и Партнеры» сопровождают его стройки с момента подписания договора и правильно оформляют любое дополнительное требование. Проблем больше не возникает.

«Как юрист я оказался нужнее»

Сказать, что Андрей Яковлев стал юристом случайно, — покривить душой. Юридическая группа «Яковлев и Партнеры» — одна из самых известных и надежных в России. Регулярно входит в пятерку первых юридических компаний страны по версии российских юридических рейтингов. Построила региональные представительства в Кирове, Нижнем Новгороде, Самаре, Твери и Махачкале. Выигрывает 91% судебных споров, а по остальным выходит на компромиссы. Сопроводила строительство и запуск 25 производств, таких как завод Samsung в Калужской области. Тесно сотрудничала с Агентством по страхованию вкладов, помогая найти исчезнувшие активы обанкротившихся банков. Помогла сотням соискателей получить гражданство в Канаде и других странах. А 13 декабря 2020 года первой на постсоветском пространстве отпраздновала 30-летний юбилей. Таких случайностей не бывает.

И все-таки случай сыграл важную роль в жизни Яковлева. Окончив в 1982 году юрфак Военного института Министерства обороны СССР, он 9 лет проработал следователем, криминалистом и затем помощником прокурора. Сначала в Северодвинском гарнизоне, затем в военной прокуратуре Московского гарнизона.

Однажды — дело было в конце восьмидесятых — лучший друг, директор одного из первых СП, попросил его срочно написать трудовой договор: «Ты ж юрист». Пришлось почитать законодательство, найти форму нужного договора подряда, напечатать документ на пишущей машинке (про компьютеры тогда мало что было известно). Вскоре заказчики выстроились в очередь. Уставы кооперативов, совместных предприятий, различные договоры — коммерция была делом новым, мало кто умел его делать.

Андрей Яковлев, основатель и управляющий партнер компании  «Яковлев и партнеры»
Андрей Яковлев, основатель и управляющий партнер компании «Яковлев и партнеры» / Фото Николая Покровского

Летом 1990 года вышло Постановление Совета министров СССР №590, утверждающее существование АО и ООО. В ноябре того же года Андрей Яковлев уволился из прокуратуры и 13 декабря 1990 года, 30 лет назад, зарегистрировал ООО «МаТИК» (Маркетинговое Торговое Инжиниринговое Консультационное предприятие). Вместе с Яковлевым, занявшим пост директора, в ООО работали еще два человека: Александр Звягинцев и Лев Бараникас. Деятельность предприятия постепенно свелась к юридическому консалтингу.

«Тогда уже сформировалось некое пренебрежительное отношение к правоохранительным органам, — вспоминает Андрей Яковлев. — Мы, квалифицированные следователи-криминалисты, серьезные люди, ощущали свою ненужность. Квартиру не дают. По 12–14 часов в сутки вкалываешь, расследуя по 10–15 преступлений одновременно, и никакой благодарности. В то же время новая работа захватила — это было интересно, мы были первопроходцами. Клиенты ловили каждое слово и ценили то, что я для них делал. Они платили деньги. Еще работая помощником прокурора и составляя договоры по ночам, я имел приработок по 70 рублей в месяц — нешуточная сумма. Так контраст нужности и ненужности предопределил дело моей жизни».

Уже к 1994 году группа «Яковлев и Партнеры» переключилась с регистрации предприятий на сопровождение бизнеса, прямых инвестиций и судебное представительство, чем занимается и сегодня. 

За 30 лет штат компании вырос с трех человек до 75 серьезных юристов. Причем пятерых из своих партнеров председатель вырастил самостоятельно, с институтской скамьи. Каким же должен быть хороший юрист? Что он должен уметь? Что главное в этой работе? «Ко мне иногда обращаются друзья и знакомые, просят: «Сын оканчивает юрфак, что посоветуешь? К себе не хочешь взять?» — улыбается Андрей Яковлев. — Я им отвечаю: если желаете добра своему ребенку, устройте его работать в «налоговую». Самая богатая судебная практика в обычном судебном отделе обычной налоговой инспекции. Через три года государевой службы, где по шесть-семь судебных заседаний в неделю, твой отпрыск научится читать закон, научится писать бумаги, у него появится репутация и возникнут связи. Хороший юрист состоит из трех вещей: знания, репутации и связей. Все взаимосвязано: на знании и порядочности базируется репутация, на репутации возникают связи. И вот тогда, когда появятся опыт, знания, репутация и связи, можно пробовать устроиться в серьезную юридическую компанию».

Шаг в верхний дивизион

Именно репутация позволила компании Андрея Яковлева в свое время получить дело от Центробанка, открывшее дорогу в верхний юридический дивизион и сделавшее Центробанк постоянным клиентом «Яковлев и Партнеры». Ну а выиграть дело помогли доскональное знание закона, умение кратко излагать мысли и талант — куда же без таланта? 

В 1993 году появился проект по строительству системы единовременных расчетов Центробанка ГИС «Банкир», который обеспечивал мгновенные платежи от Камчатки до Калининграда. Деньги — по полмиллиона — выделял Центробанк и частные инвесторы. В те времена миллион долларов казался громадной суммой, на которую можно и наземный сегмент системы построить, и спутники запустить. Но деньги у АО, отвечавшего за проект, закончились на наземных станциях связи. И тогда счета на изготовление спутников стал напрямую оплачивать Центробанк, что вызвало быструю реакцию налоговой полиции. Этот вопрос и положил начало тесной дружбы Центробанка с компанией «Яковлев и Партнеры».

«Сын оканчивает юрфак, что посоветуешь? К себе не хочешь взять?», — улыбается Андрей Яковлев — Я им отвечаю: если желаете добра своему ребенку, устройте его работать в «налоговую»

«Я неделю изучал документы и думал, как это все разрешить, — вспоминает Андрей Яковлев. — Наконец понял, что, по сути, Центробанк кредитовал АО «ГИС». На основании статьи №431 ГК РФ мы оформили отношения между АО «ГИС» и Центробанком как кредитный договор. Но Центробанк может кредитовать только банки. На этом основании ЦБ обратился в суд с иском о признании кредитного договора недействительным. Суд решил: договор расторгнуть, деньги вернуть. А поскольку деньги были уже потрачены, в качестве компенсации денежных средств Центробанк получил всю проектную и научно-техническую документацию на ГИС «Банкир», все железо, которое было создано, всю систему. С тех пор система электронных платежей бесперебойно работает по всей стране, а правовую оболочку для нее сделали мы».

С банками потом компания работала еще много, более 100 дел. Огромный опыт получили в комитетах кредиторов при банкротстве крупных тогда банков — «Империала», Инком-банка, «СБС-агро». Это было еще до создания Агентства по страхованию вкладов (АСВ), с которым компания начала работать с момента создания — например, организовали визит руководства в Агентство по страхованию вкладов Канады для обмена опытом. 

Две головы лучше или хуже?

Первый, главный совет, который Андрей Яковлев дает в рамках консалтинговой работы: делай бизнес один, если можешь. Партнерство чаще всего заканчивается тем, что один хороший бизнес превращается в два не очень хороших. Второй совет: если не можешь делать бизнес один, тщательно проверяй партнера. 

Но вопреки этим советам, во главе юридической группы «Яковлев и Партнеры» стоят два человека: Андрей Яковлев и Сергей Лазуренко. Они вместе руководят компанией 24 года. А знакомы около сорока — вместе работали в военной прокуратуре Московского гарнизона. И к их партнерству сложно подобрать другой эпитет, кроме как продуктивное. В чем секрет?

Сергей Лазуренко, председатель Совета Партнеров компании «Яковлев и партнеры»
Сергей Лазуренко, председатель Совета Партнеров компании «Яковлев и партнеры» / Фото Николая Покровского

«Мы разные, нигде не пересекаемся и во всем дополняем друг друга, — улыбается Андрей Яковлев. — Сергей знает и может то, что я не знаю и не могу, и наоборот. Я больше юридический технарь, он генератор идей, контактер. У нас разные подходы, разное видение — так получается синергия. А когда партнеры — эксперты в одном и том же, получается конкуренция. Порой мы тоже ссоримся, спорим, но всегда приходим к консенсусу. Сергей раньше работал в ТЭК и знает этот бизнес изнутри, как там все работает и почему. После его прихода у нас стали появляться клиенты из нефтяной сферы. Сергей привнес серьезный вклад в развитие компании».

Краткость сестра эксперта

Самым сложным в профессии Яковлев считает две вещи. «Первое — каждый раз, прежде чем ты хочешь применить закон, надо открыть его и внимательно перечитать. Не надейся на память, прочитай судебную практику, все поправки к закону. Тем более что сегодня это довольно легко сделать в информационно-правовых системах. Из-за упущенного забытого предложения может развалиться дело, — советует он молодым юристам. — Когда-то, будучи молодым следователем, я вел уголовное дело, и мне надо было назначить экспертизу. А у меня был еще не обвиняемый, а подозреваемый. Я захожу к помощнику прокурора и спрашиваю, надо ли знакомить подозреваемого с постановлением о назначении экспертизы. Он на меня посмотрел скептически и говорит: «Андрюш, а что по этому поводу в УПК написано?» Я прочитал, оказалось все однозначно: у подозреваемого такие же права, как у обвиняемого. Мне было очень неловко, и таких ошибок я больше не совершал».

Вторая большая сложность в работе юриста, по мнению Яковлева, — научиться излагать мысли ясно, емко и коротко. Написал документ, заставь себя перечитать его несколько раз. Люди, которые научились заставлять себя перечитывать за собой и затем переписывать, все добились успеха. «Формулировка должна быть обоснованной и короткой. Чем ты короче написал свои требования, в пределах разумного, тем они читабельнее, тем легче воспринимаются и раскрывается смысл. У кого-то я читал, не помню у кого, такой постскриптум к письму: «Прошу извинить, но у меня не было достаточно времени, чтобы написать более коротко». Золотые слова. У японцев, к примеру, лаконичность в делах вообще обязательная часть этики. Мы работали с японцами раньше, работаем сейчас. Успешно защищаем их от необоснованных требований нашей таможни и тому подобное. Это сложные клиенты, но тем не менее с ними интересно. Это другая психология, другая культура, субординация очень жесткая. Но вот как-то мы уже на протяжении, наверное, лет 15 работаем с несколькими компаниями, в том числе с Honda — справляемся».

Тактильный юрист 

Андрей Яковлев вообще считает, что юрист обязан разбираться в нюансах работы своего клиента. Когда говоришь с человеком о его проблемах, понимая технологию, на тебя клиент по-другому реагирует. 

Например, в 2006 году Яковлеву предложили наладить правовую работу в индустрии мирного атома — стать руководителем юридического департамента ФГУП «Концерн Росэнергоатом». Он согласился, но быстро обнаружил, что другие юристы концерна, со стажем по 20 лет, не могут отличить водо-водяной атомный реактор от жидкометаллического. То есть в атомных технологиях полные профаны. В результате атомщики — ученые и администраторы — считали юристов никчемными бумагомарателями. Контакта не получалось.

«Я пошел к большому ученому Асмолову и попросил: «Владимир Георгиевич, найди два часа, расскажи моим юристам про атомную энергетику. Он ответил, что к нему впервые с таким вопросом юрист обращается. И два часа рассказывал. А 40 человек — весь юридический департамент — слушали с открытым ртом и потом благодарили его безмерно. Зато каждый из них стал понимать, откуда у него деньги на зарплату берутся. И контакт с атомщиками наладили, и правовую работу в концерне за полтора года наладили, и новую структуру юридической службы создали».

Наша задача — найти оставшиеся деньги, вернуть их в конкурсную массу, получить за это свое вознаграждение

Андрей Яковлев и сам любит работать руками. Говорит, что это от деда, который мосты строил. Дома у него токарный и фрезерный станки. На праздники он делает для коллег настольные часы и другие hand-made-сувениры. В отпуске курортному безделью предпочитает охоту и рыбалку. Не то за это, не то за принцип разбираться в технологиях бизнеса клиентов коллеги называю его технарем. И слава эта выходит за границы команды юристов.

Например, в Марий Эл компания реализовала проект в реальном бизнесе. Выбрали развалившийся деревообрабатывающий комбинат в 40 км от Йошкар-Олы. Отстроили заново цеха. Купили импортное оборудование и запустили фанерное производство. Первая продукция вышла в 2004 году. С тех пор завод успешно работает, входит в сотню лучших деревообрабатывающих предприятий России и импортирует продукцию в десятки стран. Мало того, благодаря заводу выжил 5-тысячный поселок Суслонгер, каждый третий мужчина которого теперь занят на производстве фанеры. 

Но и на этом Андрей Яковлев не успокоился и построил в поселке Суслонгер учебно-производственный комбинат по подготовке сварщиков. Сейчас получил образовательную лицензию и собирается делать из посельчан элитных специалистов. Вот и скажите после этого, технарь Андрей Яковлев или не технарь?

Преимущественное удовлетворение

Банки банкротятся — такова жизнь. Вкладываются в рисковые активы и падают. Например, один банк вложился в крупный деревообрабатывающий завод под Серпуховом — клееный брус, мебельный щит. И все бы хорошо, но не учли одного нюанса — Серпухов не лесная зона: сосны мало, дуб вообще не растет. Поэтому сырье привозное, цена на него высокая, плюс логистика — проект не полетел. Недостаточная оценка рисков не редкость, а если таких проектов у банка много? Приходит проверка, обнаружив, что норматив достаточности собственного капитала на заемщика не выполняется, отзывает лицензию. 

В некоторых случаях руководство обанкротившегося банка признает поражение и сдает все счета и активы. Но так происходит нечасто. В других случаях руководство банка через необеспеченные кредиты, депозитные вклады, подставные фирмы и другие пути старается вывести оставшиеся деньги в офшоры и вложить во что-нибудь личное. Особой популярностью пользуются дворцы в Европе и дорогие яхты. 

После американского ипотечного кризиса 2007–2008 годов банки, в том числе в России, стали банкротиться один за другим. Уже более 12 лет «Яковлев и Партнеры» работают в интересах Агентства по страхованию вкладов и занимаются возвратом активов, незаконно выведенных из банков, чтобы вкладчики могли что-то получить, помимо 1,4 млн рублей. 

«Наша задача — найти оставшиеся деньги, вернуть их в конкурсную массу, получить за это свое вознаграждение, — говорит Андрей Яковлев. — Мы проводим целое расследование, проверяем счета, документы. Справляемся — опыт большой. Из громких дел — Международный промышленный банк и дело Сергея Пугачева, которое мы сопровождали и до сих пор сопровождаем в партнерстве с британской Hogan Lovells». 

Как дальше рассказывает Андрей Яковлев, фигурантом дела о банкротстве может оказаться не только банкир, но и клиент банка. Например, крупный вкладчик банка — хороший знакомый банкира. Банкир говорит ему: «У меня через полгода лицензию отзовут, я с тобой рассчитаться не могу, давай я компенсирую твой вклад одним из своих активов». И передает долг третьему лицу, или предприятие, или стройку. Вроде бы все замечательно, все легитимно. Но на деле процедура является противозаконной и классифицируется как «преимущественное удовлетворение требований перед другими вкладчиками». После банкротства банка юристы заходят во все процедуры, обнаруживают такую сделку и аннулируют ее. Актив возвращается в банк, а человек оказывается в третьей очереди вкладчиков или вообще за реестром, если опоздал.

«Один наш клиент, серьезный человек, основатель телекоммуникационной компании, получил такой подарок от банка, — вспоминает Андрей Юрьевич. — Хорошо, ему хватило осторожности — пришел к нам. Мы объяснили, что следующим шагом может стать уголовное дело, его признают мошенником, будет удар по репутации и так далее. Он добровольно вернул актив и, поскольку был кредитором первой очереди, получил основную часть своих денег после банкротства банка».

Бывает так, что незаконно полученные от банка деньги уже вложены в какой-либо проект и возвращать нечего. И тут Андрей Яковлев дает главный совет бизнесу: «Ни в коем случае не пытайтесь обмануть налоговую службу или Агентство по страхованию вкладов. Это чрезвычайно мощные на сегодняшний день организации. В чем-то даже превосходящие аналогичные американские службы. Не ищите путаные тропинки — все равно придется платить. А вот об условиях и сроках всегда можно договориться». 

Если клиент приносит нормальный график расчетов, Яковлев начинает процесс. «Идем в суд, заключаем мировое соглашение, человек входит в график и спокойно погашает. Мы живем в цивилизованном обществе — любую проблему лучше решать миром».

Прижать управдома

Есть у компании «Яковлев и Партнеры» и частные клиенты. Однажды вытащили из «Матросской Тишины» крупного чиновника, обвиненного в получении взятки. Доказали, что взятку брал его подчиненный, который, почувствовав засаду, попросту перевел стрелки. Восстанавливали на работе несправедливо уволенных, сопровождали иски и так далее. Но вот что давно хочется сделать Андрею Яковлеву, так это массовый юридический продукт для среднего класса. И не просто хочется — такой продукт в стадии завершения.

«Вы довольны управляющей компанией дома, в котором живете? — спрашивает Андрей Юрьевич. — Не довольны, но предпочитаете не связываться? И так больше половины взрослого населения страны. Управляющие компании, как правило, работают в тесном взаимодействии с жилищными инспекциями и с местными властями и делают с собственниками, с членами коллективной собственности что угодно. А собственники, даже если могут принять решение, то воплотить его в жизнь у них не получается — нет кворума. Для решения проблемы мы создаем программный продукт с рабочим названием «Управление коллективной собственностью». 

Продукт, который позволит в режиме видеоконференции провести собрание жильцов, которое автоматически сгенерирует легитимный протокол. То есть жильцы смогут провести собрание в очно-заочной форме, проголосовать и принять решение. Юристы готовят проект изменения законодательства, после которого такое решение станет обязательным к исполнению в управляющей компании. Для чего это нужно? Первое — прозрачность управления и понятные тарифы. Второе — повышение инвестиционной привлекательности объекта, которым владеет собственник. 

Пользование программой предположительно обойдется в 1000–2000 рублей с квартиры в течение трех месяцев — столько нужно для нормализации отношений с управляющей компанией. Клиентами станут как минимум жители новостроек — 15–20 млн россиян. Как любит повторять наш визави: хочешь быть богатым, работай для бедных.

К слову, за тотальной цифровизацией действительности Андрей Яковлев видит свою будущую юридическую практику: правовые последствия для разработчика того или иного программного обеспечения, правовое регулирование IT-сферы, сопровождение интернет-стартапов, соблюдение авторских прав, правовая оболочка для заключения экспертиз и сделок, проводимых онлайн, правовое регулирование интернет-торговли, защита от мошенников в интернете и так далее. Мир меняется все стремительнее — «Яковлев и Партнеры» меняется вместе с ним. 

Продажным руки не подавали

На вопрос, какое дело было самым трудным в жизни, Андрей Яковлев отвечает без сомнения — дело следователя-криминалиста военной прокуратуры. Убийства, драки, изнасилования, и всего два криминалиста с видеокомплектами на всю Центральную Россию. Он не помнит, чтобы хоть раз работал меньше 12 часов в день в то время. И считает, что даже самое трудное сегодняшнее дело (а легких «Яковлев и Партнеры» не берут) — простая прогулка по сравнению с нагрузкой следователя восьмидесятых.

Андрей Яковлев тщательно отбирает юристов в свою компанию, но тех, кого взял, окружает заботой. Его коллектив, кроме зарплаты, получает 30% от прибыли по законченным делам. «Риск уйти для ценного сотрудника всегда должен быть больше, чем риск остаться», — смеется он.

Сергей Лазуренко и Андрей Яковлев
Сергей Лазуренко и Андрей Яковлев / Фото Николая Покровского

Когда в «Яковлев и Партнеры» приходят люди с предложениями от противной стороны и предлагают переиграть, чтобы затем поделиться прибылью, Андрей Яковлев говорит так: «Слушай, я понимаю, все юристы продажные. Это правда. Но тебе не повезло, меня уже купили. Иди и договаривайся. Если у тебя есть предложение договориться с моим клиентом, рассказывай, в чем его суть, я обдумаю, представлю на рассмотрение клиенту и выскажу свое мнение. На этом все».

Самой большой проблемой современной России Андрей Яковлев считает падение нравственности. «Я хочу сказать, что взяточник в наших кругах, в кругах следствия, в советское время был просто нерукопожатным. Ему коллеги не подавали руки. У нас было два таких случая за все время. А в сегодняшних временах взятка — это как бы образ жизни. И это ненормальный образ. Поэтому задача каждого хорошего человека в наше время — строить и отстаивать мораль. Что мы для этого делаем? Честно живем и честно работаем. А что еще возможно?»

 


* На правах рекламы