К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Рейтинг импакт-инвесторов — 2021


    Новый рейтинг Forbes — исследование того, как богатейшие бизнесмены России тратят деньги на решение проблем общества и планеты

    Мир стремительно меняется. Понятие капитализма тоже серьезно трансформировалось в последние годы. Еще относительно недавно признаком успеха бизнесмена были исключительно деньги — чем их больше, тем заметнее он на ярмарке тщеславия. Но потом самые богатые предприниматели, а вслед за ними и другие стали задумываться, что они оставят после себя. Бизнесмены начали менять мир, жертвовать огромные суммы на благотворительность, реализовывать социальные и экологические проекты. Все это, если сильно упростить, получило емкое название «импакт» (влияние или воздействие в переводе с английского). Российский Forbes впервые представляет рейтинг, связанный с этим трендом. Мы не хотим плестись к конце истории, а хотим тоже менять мир к лучшему. Новая миссия — новый контент. 

    В классификации социальных проектов, разработанной Московской школой управления «Сколково», импакт-инвестиции находятся где-то между классической филантропией и социально ответственным бизнесом, который ориентируется на максимизацию прибыли, но старается снижать негативные последствия для общества и природы. Импакт-инвестирование, по мнению специалистов «Сколково», предполагает некую норму прибыли (пусть и ниже рыночной), но приоритетным считает именно социальное воздействие. 

    Одна из самых авторитетных в отрасли организация Global Impact Investing Network (GIIN) оценивает объем рынка в $715 млрд на конец 2019-го, но оговаривается: эта цифра — результат опроса более 1600 инвесторов, сотрудничающих с организацией, а реальный объем рынка все еще объект спекуляций и споров. Мы решили изучить импакт-­инвестиции участников списка 200 богатейших бизнесменов России и попросили их предоставить Forbes данные о благотворительных проектах и инвестициях (собственных или корпоративных), направленных на решение социальных и экологических проблем. 

    На нашу просьбу откликнулся 31 предприниматель. Для каждого мы рассчитали общую сумму вложений в добрые дела, которую назвали «валюта добра». Горизонт исследования мы ограничили 2010 годом — полученную «валюту добра» бизнесмены из списка Forbes копили 11 лет. Совокупная «валюта добра» участников первого импакт-рейтинга — $31,5 млрд. И для многих крупных промышленников доля расходов их предприятий на социальные проекты и экологию может превышать 80% в итоговой сумме «валюты добра». Инвестиционных импакт-проектов не так много: это, например, отдельные проекты фонда Игоря Рыбакова, инвестиции Давид Якобашвили # 173 в производство экологичных видов топлива, производитель солнечных модулей «Хевел», долей в котором владеет Виктор Вексельберг # 20 .  Старший менеджер по научным исследованиям GIIN Рэйчел Басс согласна с нашим подходом: «Чтобы оценить положительный эффект какого-либо человека, полезно рассмотреть широкий спектр действий, включая корпоративную социальную ответственность (ESG) и импакт-инвестирование, а также филантропию или благотворительные пожертвования. Каждый метод может способствовать достижению положительных результатов по-разному и дополнять другие». 

    С включением в «валюту добра» чистой филантропии согласна управляющий директор Центра социальных инноваций Высшей бизнес-школы Стэнфордского университета Бернадетт Клавье: «Воздействие есть воздействие, подпитывается ли оно инвестициями или благотворительными взносами. Существует множество факторов, влияющих на то, как средства трансформируются в импакт, и нет никаких доказательств, что одни виды вкладов превосходят другие в качестве или эффективности. А добиться максимальной отдачи от имеющихся ресурсов не задача филантропа. Это работа оператора».

    Особняком в рейтинге стоит его лидер — бывший замминистра связи Денис Свердлов # 17 . Если для подавляющего большинства участников рейтинга «валюта добра» рассчитывалась как расходы (инвестиции), то «валюта добра» Свердлова целиком складывается из стоимости его доли в производителе коммерческих электромобилей Arrival, так как весь проект направлен на улучшение экологии. Эту компанию Свердлов зарегистрировал в 2015 году, первые поставки электробусов британскому автобусному оператору First Bus запланированы на конец 2021 года, в перспективность технологии поверили сначала автомобильные гранды Hyundai и Kia, вошедшие в капитал Arrival, а затем сотни инвесторов, купивших акции в ходе размещения на бирже. Доля Свердлова в Arrival оценивалась на 6 августа в $5,65 млрд.

    Предприятия многих участников рейтинга все еще наносят большой вред природе, но мы решили считать их инвестиции в экологию «на входе». Ведь до сих пор не существует единых методик оценки импакта и общепринятых подходов к расчету нетто-эффекта инвестиций, которые бы очищали его от негативных последствий, характерных для бизнеса. «Подсчитать эффективность «на выходе» слишком сложно, это была бы задача фараоновых масштабов, — рассуждает Ги Пфефферманн, бывший главный экономист IFC и Всемирного банка по странам Латинской Америки. — Я считаю, что всякая благотворительность полна «протекающих ведер», она в целом не очень эффективна, но я согласен с тем, что, если своим рейтингом вы увеличите сам поток, на другом конце будет больше пользы. И чем больше поток, тем выше эффективность, потому что бизнесмены больше будут заботиться о средствах, внесенных таким образом».

    «Клятва дарения» (the Giving Pledge) была первым шагом на пути к созданию культуры щедрости среди миллиардеров мира, — отмечает председатель преподавательского состава Центра социальных инноваций Высшей бизнес-школы Стэнфордского университета Нил Махорта. — «Валюта добра» теперь может создать для них новые стимулы, чтобы направить как можно больше средств на общественное благо». 

    Как мы считали

    1. Рейтинг «валюты добра» основан на подсчете средств, направленных богатейшими бизнесменами на импакт-инвестиции, благотворительность, а также вложенных иным образом в решение конкретных экологических или социальных проблем.

    2. Мы учитываем вклады в добрые дела во всех форматах, как если бы бизнесменом был выделен инвестиционный портфель «на благо»: часть можно использовать на благотворительные взносы, часть — на экологические проекты в рамках корпоративной и социальной ответственности, а часть — для импакт-инвестирования. Все это входит в «инвестиционный портфель «валюты добра».

    3. Поскольку пока научно не доказано, какая форма вклада в добрые дела наиболее эффективна, мы придерживаемся принципа подсчета в долларах. Для благотворительных взносов и инвестиций в социальные проекты мы применяем условную норму прибыли, чтобы отразить, как изменилась бы сумма, если бы была инвестирована в бизнес. Мы применяем ставку 1,3% в год, она соответствует среднему приросту состояния с 2010 года у 33 бизнесменов, которые все это время не покидали списка Forbes. 

    4. Если импакт — основной вид деятельности компании (например, производство солнечных батарей), мы оцениваем ее, как и при расчете состояния в рейтинге богатейших бизнесменов: умножаем рыночную стоимость компании на долю предпринимателя (независимо от того, является ли акционер миноритарием). Для компаний, у которых социально-экологические проекты не являются основным видом деятельности, мы оцениваем только процентную долю во взносе в конкретный социальный или экологический проект и только для акционеров, принимающих активное участие в управлении.

    Редакция Forbes выражает благодарность за консультации при работе над проектом организации бизнес-лидеров программы для руководящего состава Стэнфордского университета Reaction, Центру социальных инноваций высшей бизнес-школы Стэнфордского университета, лаборатории глобальных инноваций для импакта при Стэнфордском центре благотворительности и гражданского общества, консалтинговой фирме Deloitte, Всемирному банку, Международной финансовой корпорации, Международному валютному фонду, некоммерческой организации Global Impact Investing Network (GIIN), Центру управления благосостоянием и филантропии «Сколково», Российскому союзу промышленников и предпринимателей, Ассоциации устойчивых инвестиций и финансов Великобритании, Финансовой организации развития JPMorgan Chase, проекту экономики взаимности бизнес-школы Оксфордского университета и многим другим ученым, организациям, руководителям предприятий, фондам и благотворительным организациям, а также инвестиционным, консалтинговым и коммуникационным фирмам, которые внесли вклад в проект «валюты добра».

    Состояние участников рейтинга указано на 6 августа 2021 года, как и место в рейтинге богатейших россиян. 

    Над проектом работали Елена Березанская и Дмитрий Яковенко (редактор).

    Верстка рейтинга на сайте forbes.ru — Юля Сапронова. 

    Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
    AO «АС Рус Медиа» · 2021