К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Здесь не надо думать о рисках»: основатели Rarible о Web 3.0, бизнесе и жизни в США


Герои нового выпуска «НеФорбсов» Александр Сальников и Алексей Фалин, основатели одного из самых крупных NFT-маркетплейсов в мире -- Rarible. Какие перспективы у их бизнеса и кто покупает загадочные «цифровые объекты»?

Rarible была основана в 2019 году, а уже через год общий оборот цифровых объектов, проданных на площадке, превысил $150 млн. В 2021 году на площадку пришли звезды — сын Джона Леннона и Йоко Оно, рэп-группа Wu-Tang Clan, актриса Линдси Лохан и российские блогеры Илья Варламов и Руслан Усачев. В июне прошлого года Сальникову и Фалину удалось привлечь инвестиции на $14,2 млн в раунде А. Раунд возглавили известные американские фонды Venrock и CoinFund.

Web 3.0

«Рынок приложений суперконкурентный, и просто так сделать приложение, которое станет виральным, крайне сложно. И даже если удается это сделать, очень быстро появляются копии и конкуренты с большими бюджетами и выкупают весь трафик. Рынок Web 3.0 (концепция развития интернета следующего поколения, которая строится вокруг идеи децентрализации. Предполагается, что новая онлайн-сеть позволит людям полноценно владеть и управлять созданным ими контентом, анонимизирует персональные данные, станет более открытой и безопасной — Forbes) очень новый. Это модно, в Штатах многие люди готовы уйти из Facebook (Instagram и Facebook запрещены на территории РФ. Meta признана экстремистской организацией) или Amazon, из крупных технологических компаний, с хороших позиций, даже с понижением зарплаты, ради того, чтобы получить опыт работы в Web 3.0, потому что это будущее, и один из самых динамично растущих рынков. Пока что пользователей немного и комьюнити очень маленькое, когда мы три года назад запускались, охватить его было просто. Достаточно было просто вести Twitter, чтобы охватить примерно 80% людей, которым интересно то, что мы делаем. Весь NFT рынок был несколько сотен тысяч долларов и пара тысяч человек, расти он начал где-то в середине 2020-го и в 2021-м был пик.

Когда появился биткоин, основная идея была в том, что это неконтролируемая сеть из компьютеров, которая обслуживает платежи. Ее невозможно закрыть, и пользователь сам хранит свой приватный ключ и сам может, используя этот ключ, проводить платеж. Пользователь сам контролирует все свои данные, он всегда может получить к ним доступ, никто не будет спрашивать у него паспорт, и никто не заблокирует аккаунт. Если это какой-нибудь, например, новый мессенджер, построенный на Web 3 технологиях, то это мессенджер, в котором у тебя есть приватный ключ, ты с его помощью заходишь в мессенджер и никто не может прочитать твои сообщения кроме тебя и человека, который их получил, потому что все зашифровано. И у этого мессенджера нет сервера, который можно прийти и закрыть. Есть большие компании — Facebook, Google — которые, грубо говоря, являются хранителями всех данных. Вроде как у вас есть пароль от почты, но на самом деле, что это значит? Что вы приходите в Google и говорите — я знаю пароль, дай мне, пожалуйста, доступ к моему аккаунту. То есть доступ изначально не ваш. 

 

Web 3 — это попытка построить интернет заново на принципе, что изначально все принадлежит пользователю, а он дальше уже приносит это на любые платформы, какие хочет. Кроме подписи важно и то, что блокчейн это распределенная база данных. Два этих фактора вместе и дают нужный эффект. Но здесь есть и плюсы, и минусы. С одной стороны, это прямое владение и отсутствие цензуры, с другой — если ты потеряешь свой ключ, нет никого, кто тебе поможет его восстановить». 

США vs. Россия

«С ростом компании у нас появилось много людей, работающих за пределами России. Так получилось, что бо́льшая плотность квалифицированных людей, профессионалов в технологиях, так или иначе оказываются в Штатах. Мы тоже здесь проводим много времени: удобный часовой пояс и возможность встретиться со всеми нужными людьми лично, плюс, практически у всех крупных проектов из Web 3 есть офис в Нью-Йорке. 

В США более агрессивная бизнес-среда, много инвесторов и фондов, которые очень активно ищут проекты, и в нашем комьюнити в Twitter оказался инвестор из Штатов, который сам нас нашел. Здесь, в целом, достаточно благоприятная среда для крипты. Как компания, ты можешь владеть криптовалютой, можешь зарегистрироваться на бирже и менять криптовалюту, выводить ее на банковский счет компании, бухгалтер знает, что такое криптовалюта и как ее записать на баланс компании, есть какая-то институциональная среда, в которой государственные органы следят за плохим рынком. 

Большое отличие России от США именно с точки зрения налогов в том, что в России как-то так построена система, что ты не можешь избежать того, что где-то ты не заплатишь. Например, там есть всякие проверки НДС и на технологическом уровне они становятся все больше и больше, счета контролируют, и ты, в принципе, не можешь избежать уплаты налогов, но люди пытаются это сделать. А в Штатах ты можешь избежать, можешь вообще не платить, но если вдруг ты нарушишь — наказание очень суровое, и люди как-то сами делают все правильно. Получается, что в США тебе выгодно быть честным, поэтому все платят налоги, а не потому, что их заставляют это делать. Просто как-то так принято, потому что штрафы большие.

Очень ярко чувствуются разница в таком понятии как «доверие». Так выходит, что среда, в которой всех все время наказывают за то, что ты делаешь что-то не так, фильтрует. Очень сложно делать что-то неправильно. И поэтому, когда ты встречаешь человека на улице, или с инвестором договорился о том, что он будет участвовать в раунде, с ним не нужно даже бумаги подписывать, потому что, если он сказал, что будет, а потом вдруг передумал, то он теряет свою репутацию. Может быть, я как-то неправильно жил в России, но там было намного сложнее, ты прямо часто ожидаешь какого-то подвоха от людей.

 

Еще один фактор — неизменные цены, которые, кстати, за последний год все-таки сильно выросли и люди очень расстроены по этому поводу. Но в среднем и пять и 10 лет назад цены на кофе, бензин и прочее были примерно одинаковыми, то есть инфляция супернизкая. А когда у тебя одинаковый уровень цен, ты можешь делать гораздо более долгосрочные контракты. А в России, когда ты договариваешься о чем-то, тебе нужно придумать, какую цену заложить на будущее. Ты можешь договориться на год, а тебе нужно уже предусмотреть, что через год вы должны будете иметь возможность передоговориться, потому что цены будут уже другими. В США ты можешь гораздо спокойнее вести бизнес, о чем-то договариваться на долгий срок и не держать в голове кучу рисков». 

Про комьюнити

«Мы очень долго работали удаленно, и в предыдущих проектах всегда были за то, чтобы работать удаленно. А сейчас, наоборот, гораздо эффективнее работать в офисе просто потому, что рынок слишком быстро меняется, конкретно Web 3.0 слишком быстро растет и меняется, и когда все рядом, ты больше в контексте, а когда ты на удаленке, то у тебя есть только выделенные окна созвонов на определенные темы. Нет такого, что ты шел мимо и случайно услышал о чем-то интересном, что происходит. Плюс, у нас офис в достаточно особенном месте — в Уильямсбурге. Это такой специфический коворкинг, где много Web 3.0 компаний, то есть это комьюнити». 

Про деньги

«Зарплаты в Web 3.0 в США зависят, конечно, от позиции. Если это разработчики, наверное, это примерно $5000-8000, даже может до $10 000 доходить. Но, правда, здесь нужно платить налоги с этих денег и это примерно 40%. Есть разработчики, которые получают как высокооплачиваемый менеджер, наверное, где-то $300 000 в год. Такая зарплата покрывает квартиру в Нью-Йорке, еду, такси, путешествия и отпуск, пожалуй, на этом все. А если ты на что-ты мечтаешь отложить или купить квартиру или что-то еще, это можно сделать за счет акций, которые тебе дает компания, опционов или, в случае с Web 3.0, токенов, которые привязаны к капитализации компании. Чем более успешна компания, тем больше ты зарабатываешь.

Деньги дают очень сильное ощущение безопасности. Ты чувствуешь себя уверенно, когда знаешь, что у тебя есть личные средства, которых хватит на X месяцев или лет. И ты такой: ну, получится, не получится, всегда есть план Б. Это как такая противотанковая броня. В США она ощущается как гораздо более тонкая, потому что здесь все очень дорого.

В капитализме, кажется, есть такое понимание, что, в целом, мир достаточно эффективен, поэтому, наверное, если у тебя есть много денег, значит мир тебе их дал за то, что ты ему принес пользу. Обмен: я что-то для кого-то сделал, а он мне дал за это денег. Это такая система измерения, а сколько я вообще пользы миру принес? Если много, то круто, вот они пусть лежат.

Мы не покупаем себе ничего роскошного, всю выручку реинвестируем. Наверное, можно было бы купить что-то дорогое, но непонятно зачем. Мы ведем такой образ жизни, где очень много перемещений, поездок, и, например, если купить машину, то непонятно, что с ней делать. И вот когда у тебя такой образ жизни, наверное, все, что в чемодан влезет, это и есть то, что ты хочешь купить». 

Обезьяны за миллионы

«Стоимость NFT складывается, чаще всего, из комьюнити. В 2020 году стал популярен крипто-арт, но если ты делаешь что-то восхитительное, и никто не знает, кто ты такой, то, скорее всего, это будет плохо продаваться. Вот есть художник, он сложил вокруг себя комьюнити крутых покупателей, а они уже то, что купили, дальше продвигают. Еще на цену влияет то, что создатель крипто-арта всегда может сделать больше и происходит инфляция.

 Вот знаменитые обезьяны (Bored Ape Yacht Club (BAYC) — NFT-коллекция изображений скучающих обезьян. С момента запуска в апреле 2021 года обезьяны стали популярными и дорогими, их купили Джастин Бибер, Эминем и другие знаменитости. Самая дорогая на сегодняшний день обезьяна была продана за $3,4 млн — Forbes), например, занимают большой процент рынка, потому что всегда, когда создается коллекция условных обезьян, там ровно 10 000 предметов. У кого-то 8000, у кого-то 5, но в большинстве коллекций ровно 10 000 предметов. Складывается комьюнити из 10 000 человек, которые в первый же день их все скупают, и дальше в зависимости от того, что эти 10 000 человек делают, полностью зависит цена. Поэтому, люди готовы сейчас платить тысячи долларов за то, чтобы быть внутри этого комьюнити, где есть Snoop Dogg и Эминем (американские рэперы — Forbes), чтобы быть ближе к ним.

Вообще, основные потребители NFT сейчас в США, и когда ты находишься не здесь, это кажется какой-то странной штукой, а тут ты можешь встретить обычных людей, которые работают на обычной работе, и они реально покупают за $1000 картинки, и им это нравится. Наверное, это в какой-то степени попадает в категорию развлечений, когда ты в каком-то клубе, когда ты покупаешь себе, допустим, дорогие люксовые вещи. Ты тоже хочешь как-то выделиться, это дает очень хорошую уверенность в том, что это уже никуда не денется, и так и будет расти. Представь, что ты покупаешь себе BMW за $500 000 и приезжаешь на нем на тусовку, он блестит, светится и все говорят, какой ты классный человек, у тебя есть BMW за $500 000. Вот люди покупают Bored Ape NFT, ставят ее себе на аватарку в Twitter и залетают точно так же, на таких же возвышенных тонах в цифровую тусовку. 

«Как заработать на NFT?» это вопрос из разряда «Как заработать на фондовом рынке или криптовалютах?». Заработать можно, если полноценно заниматься этим, изучать, анализировать. Есть люди, которые профессионально трейдят и зарабатывают, также есть люди, которые профессионально трейдят NFT. Но чтобы делать это стабильно, нужно серьезно этим заниматься, и довольно наивно просто так что-то купить и ожидать, что ты очень быстро на этом заработаешь. Правда в том, что примерно 99,9% людей, которые купили крипту за 3 копейки, продали ее, когда она стала стоить 10 копеек. Практически все, включая нас. Как только у тебя к твоим трем копейкам происходит х10, ты же не знаешь, что там будет еще х1000, и продаешь, потому что у тебя уже есть какое-то ощущение классной доходности».  

 

Падение рынка NFT

«За прошлый год через Rarible суммарно было продано NFT на $300 млн. В этом году рынок упал, сейчас мы охлаждаемся. На пике у нас было где-то 3 млн пользователей за месяц, сейчас около 1 млн. Основной фактор падения крипто-рынка абсолютно такой же, как и классического рынка. Опять же, за прошлый рост рынка зашло очень много институциональных инвесторов, а это те же люди, которые играют на бирже и делают фондовый рынок. Соответственно, когда Федеральная резервная система поднимает ставку, они забирают деньги с рынка, а когда ставка опускается, они скупают активы и деньги заходят в рынок. Когда все забирают деньги с рынка, все начинает падать. Что значит забирают деньги? Они продают свои портфолио, акции, криптовалюты и прочее. Обычно, чем более рисковый актив, тем его очередь выше, вот в продаже криптовалюты это самый рисковый актив, NFT — это еще более рисковый актив. Соответственно, чем выше риск, тем больше падение, потому что это распродается в первую очередь. Поэтому все рынки упали, все технологические компании упали».

Про инвестиции

«Чтобы создать нечто вроде Rarible без изначального капитала, как мы, нужно много опыта. Нужно построить MVP (Minimal Viable Product (минимально жизнеспособный продукт — тестовая версия товара, услуги или сервиса с минимальным набором функций, которая несет ценность для конечного потребителя. MVP создают для тестирования гипотез и проверки жизнеспособности задуманного продукта, насколько он будет ценным и востребованным на рынке — Forbes), который кто-нибудь заметит. Нужно иметь деньги на минимальную команду на несколько месяцев, нужно платить из своего кармана, наверное, месяца три. Вот это минимальный набор, что можно сделать, пока тебя не заметят, если у тебя нет имени. А если ты, например, из какой-то большой компании и говоришь, что начинаешь свой стартап, то тебе, наверное, сразу дадут денег.

Нам удалось раскрутить Rarible абсолютно бесплатно. Мы сделали проект, где не было входного барьера, просто подключи кошелек и создай свой NFT. И уже внутри этого комьюнити появился такой тренд, что Rarible — это модно, это будущее,  это круто.

На сегодняшний день мы привлекли уже чуть больше $15 млн. Это различные фонды, специализирующиеся на Web 3.0 и на крипте, венчурные фонды, такие как Venrock Рокфеллеров. Чтобы привлечь таких инвесторов, самое главное, в принципе, быть одним из лидеров рынка. Здесь в Штатах как-то так бизнес среда устроена, что, если кто-то вырывается в лидеры рынка, ему после этого дают очень много капитала. Этот игрок быстро масштабируется и занимает большую долю рынка, поэтому все инвесторы в целом охотятся за лидером. Если есть понимание, что есть проект номер 1, 2, 3, 4… наверное, пять лидеров получают каждый себе какого-нибудь именитого инвестора, и у них уже между собой происходит какая-то битва капиталов небольшая». 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+