К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Да» не всегда значит «да»: особенности бизнеса в Индонезии


Новый выпуск «НеФорбсов» -- снова о релокации, на этот раз на Бали. Кто живет и строит бизнес на далеком острове и сколько это стоит?

В последнее время все чаще слышно слово «релокация». В основном, говорят про бизнес-климат в Грузии, Армении, ОАЭ, США и Европе. Реже — про Азию. Forbes пообщался с русскоязычными предпринимателями, работающими в Индонезии, и выяснил, каково это — делать бизнес в раю.

Александр Хан, основатель «CHATIK World»

SmartTravel-компания cоздает удобные IT-решения (чат-боты и приложения), дающие возможность туристам и экспатам быстро адаптироваться и интегрироваться в разных городах мира и сделать свое пребывание максимально комфортным.

«Я переехал на Бали четыре года назад, мы сделали здесь бизнес-клуб, с этого все началось. Сначала мы закупали трафик у различных местных сообществ, а в какой-то момент меня осенило, что можно самому создать нечто подобное. Так родились бизнес-клуб, клуб стартапов, женский, детский клуб и так далее. Всего у нас где-то 250 чатов по всему миру. Это и Бали, и Европа, и США, и практически все популярные русскоязычные локации. Монетизация, по сути, сводится к трафику. Трафик для любого бизнеса — аренда жилья, транспорт, различные мероприятия, какие-то услуги. Они к нам приходят как рекламодатели, с кем-то мы партнеримся, кому-то просто продаем рекламу.  

 

Я стараюсь сводить людей из разных сфер. Часто просто пишут люди, которые чем-то занимаются, я собираю базу, потом знакомлю людей друг с другом, мы проводим мероприятия, на которых люди тоже знакомятся, могут выступать, рассказывать про свои проекты. 

С наступлением карантина здесь отпала такая опция, как прилететь просто туристом, и поэтому многие люди стали оформлять компании, делать себе KITAS (рабочая виза Индонезии, дает право иностранцам жить и работать в стране на законных основаниях. — Forbes). Но не многие задумывались о том, что дальше нужно будет с этим что-то делать, потому что есть определенные законодательные нормы, которые обязывают не менее $750 000 инвестировать в свое дело в течение года. Когда у многих подошел момент продления, они поняли, что надо что-то делать. Некоторые пытаются с бухгалтерами, с налоговиками как-то решить этот вопрос. 

У меня есть партнер, с которым мы работаем по консалтингу, юридическим услугам, вот у него за прошлый месяц более 40 компаний в сфере образования открыли здесь представительства. Есть такая классная опция, что ты можешь официально в крипте принимать оплаты и платить всего 0,1% налога с этого. Что касается инвестиции в $750 000, ты можешь получать отсрочки, если сдаешь отчетность и пишешь, почему ты еще не реализовал инвестиции. Так что местная налоговая довольно лояльна, она дает эти отсрочки и продлевает на год каждый раз. Есть некоторые ребята, которые ни копейки еще не потратили, но при этом в течение пяти лет сдают эти письма и спокойно работают.

Сложность оформления KITAS зависит от того, к какому юристу ты обратишься. Это может стоить, вместе с оформлением компании, от $5000 до $10 000. Обычно в эту стоимость входит, собственно, открытие компании, получение различных лицензий, в зависимости от специфики деятельности, и два KITAS, потому что минимально в компании должно быть два учредителя, директор и комиссар. Комиссар — у них такая должность, которая контролирует, чтобы все в компании было хорошо, и заверяет лишний раз своей подписью какие-то важные сделки или банковские расходы, выписки и так далее. Поскольку компанию, как правило, регистрируют и на местного жителя, всегда существует возможность ее потерять, но, опять же, если вы обращаетесь к грамотному юристу, он вам расскажет, как можно это обойти. 

Для каждого человека уровень комфорта совершенно разный, но обычно комфортно иметь где-то около $1500 в месяц на человека. Здесь, по-прежнему, дешевле, чем в России. Может быть, на какие-то отдельные категории цены сравнимы, но скажем, жилье, которое ты можешь позволить себе здесь за $2000, и в Москве или в Петербурге — это очень большая разница». 

 

Татьяна Савельева

Основатель и руководитель сервиса Yandex SupportAI (умный чат-бот поддержки), автор Telegram-канала @tldr_tany, победительница рейтинга Forbes «30 до 30-ти» в номинации «Наука и технологии»—2022

«Я на Бали уже два месяца, приехала после 24 февраля, но на самом деле я уже года два собиралась сюда. В моей команде несколько десятков человек и сначала я какое-то время привыкала руководить удаленно, было тяжело, но сейчас кажется, что проблем нет. Единственная проблема в том, что между Москвой и Бали разница пять часов. Здесь у меня ощущение, как от Москвы — те же люди, очень много русскоязычных, IT-специалистов, предпринимателей, цены, как в Москве, атмосфера, во многом, как в Москве — очень похоже. 

Денег я здесь трачу меньше, чем в Москве. Здесь все ездят на байках, а в Москве очень много денег уходило на такси. Здесь байк стоит $150 в месяц. Тренажерный зал стоит примерно $100. Это заметно меньше, чем в Москве. Еда сопоставима по цене, жилье можно снимать и за $100, и за $2000. Пока я приняла для себя решение — не принимать решений. Все меняется очень сильно, можно принимать тактические решения, но не стратегические. Я сейчас пытаюсь как-то фокусироваться и на работе, и на своем здоровье, это все очень связано, потому что для меня очень важно находиться в месте, где я чувствую себя спокойно, комфортно, и мне хорошо.

Одно из самых популярных мест в Убуде — Parq Ubud, что-то вроде мини-города для экспатов. Во время рабочей недели отсюда можно и не выезжать. Здесь есть все минимально необходимое для человека, привыкшего к благам большого города: апартаменты, коворкинг, концертная площадка, спортзал, кафе, SPA, прачечная, магазины и конференц-залы. Тут проходит чуть ли не большинство мероприятий и концертов на острове. Блага цивилизации привлекают экспатов, но у Parq есть и хейтеры. Часть русскоязычных жителей Бали отмечают, что здесь слишком много жителей, а интересные мероприятия чередуются с мастер-классами мошенников». 

Андре Фрей, основатель PARQ, серийный инвестор

«Концепция проекта Parq не в том, чтобы давать убежище хипстерам, ни в коем случае, а в том, чтобы предоставить место для европейских экспатов, туристов и путешественников, где они будут чувствовать себя более комфортно, построить, возможно, некий культурный мост, соединяющий грандиозную европейскую культуру и азиатский колорит. У нас с самого начала была идея открытой площадки. Если вы хотите сделать какое-то мероприятие, вы можете прийти сюда, и если это не коммерческий проект, а вы просто даете что-то коммьюнити, мы предоставляем площадку бесплатно. Очень трудно решить, кто классный, а кто нет, и мы обычно даем шанс, месяц — показать себя.

 

Когда мы открылись в 2021 году, большинство здесь были инфобизнесменами. Но мы поняли, что они приходят сюда, только чтобы брать публику и ничего не давать людям взамен. И тут как раз прайс-лист имеет очень большой смысл, мы просто их теперь отпугиваем высокими ценами. Если какой-то приятный человек может сделать мероприятие бесплатно, то инфобизнесмены должны платить, например, $5000 в день. Мы не разрешаем продавать что-либо. 

В основном, у нас живут предприниматели, есть и те, кто занимается криптовалютой. Еще IT-компании перевозят своих сотрудников. Мы хотим, чтобы люди, которые здесь живут, были частью семьи. Будучи взрослым, очень трудно найти друзей, но здесь люди, пожив месяц-два, уезжают и говорят, что у них стало больше друзей, чем было за всю жизнь. Это примерно, как пойти в поход с кем-то, только здесь мы как будто ходим в поход каждый день. 

В Индонезии очень хорошее время окупаемости проектов — три-пять лет. Доходность недвижимости в Европе примерно 3-7% годовых, а на Бали, если вы не совсем глупый, то 20%, а если вы поумнее, то можно гораздо больше достигнуть. Особенно, если делать, как мы — самим строить и самим проектировать, без накруток подрядчика. Мы хотим сделать минимум три города на Бали, и люди, например, имея квартиру в Убуде, могли бы легко поменять ее на квартиру, например, на берегу моря и пожить там полгода. 

Я переехал на Бали из Германии в 2007 году, хотел выйти на раннюю пенсию, но не получилось. Тогда здесь было гораздо экзотичнее, чем сейчас. В Убуде невозможно было купить туалетную бумагу, не было молока свежего, красного вина, сыров, все привозили друзья. А жизнь не имеет смысла без красного вина. Но здесь была одна вещь, которой нет больше в Европе — креативная свобода. В Германии меня всегда ограничивали лицензии, это нельзя строить, так нельзя строить, там цвет и наклон крыши у вас не тот, не та черепица. А здесь я просто захотел построить дом, пришел в мэрию и попросил дать мне правила строительства, а их тут нет. Сказали — хоть египетскую пирамиду строй». 

Феликс Демин, серийный предприниматель, владелец Private Jet Villa и Bubble Hotel Bali

«Я купил самолет, который раньше принадлежал компании Mandalay Airlines. Потом она обанкротилась, и ее купил частный инвестор. Но восемь лет самолет просто стоял в обрыве, и я решил купить его. Сейчас такой самолет может стоить до $2 млн. В будущем хочу сделать люксовую сеть отелей из самолетов — интересные локации, концепции. И это все будет довольно дорого стоить. У меня сейчас есть несколько предложений — это может быть NFT, то есть, один день проживания — один NFT — будет стоить где-то $10 000-20 000 в сутки, и есть классическое предложение от семизвездочного отеля Hanging Gardens [совместно] сдавать, минимум, за $5000 в сутки.

 

Чтобы доставить самолет на место, мы его разобрали, заказали спецтехнику, которой в принципе на Бали нет. Везли его со скоростью 1 км/час, и человек 20 бежали с огромными палками, чтобы поднимать электрические кабели, которые здесь очень низко висят. Мы рассчитали ветровые нагрузки, чтоб правильно залить фундамент и закрепить все надежно. В какой-то момент у нас украли шасси, кто-то пришел ночью и снял. После этого мы поставили круглосуточную охрану.  

Я вообще не планировал уезжать из России. У меня был магазины одежды и другие компании. В 2014 году я потерял бизнес из-за Крыма, санкций и падения рубля, и понял, что нет смысла делать бизнес, который связан с Россией, когда ты можешь просто все потерять из-за того, что кто-то принимает такие решения. Я понял, что я все-таки международный предприниматель, я буду стараться делать какие-то проекты в других странах, которые не завязаны на русскую аудиторию и которые будут приносить доход в долларах.

Бали входит в пятерку островов наиболее выгодных с точки зрения недвижимости. В этом году здесь проходит G20, строят новый аэропорт, планируют проводить «Формулу-1», заключили контракт с Paramount Pictures на строительство парка развлечений, который привлечет еще около 5 млн новых туристов. Бали постоянно развивается, здесь очень много возможностей, плюс — здесь самая высокая доходность по сравнению с другими местами.

Мы стараемся не брать практически местных рабочих, привозим из Сурабая — города мастеров. Там много хороших рук и нет 240 религиозных церемоний в году — они мусульмане. На ключевые должности я стараюсь привозить людей из России и СНГ. Отношение к ответственности и обязательности здесь не очень, тут скорее общий девиз «Hakuna Matata», то есть спокойная кайфовая жизнь. И это классно, потому что они действительно одна из самых счастливых наций в мире. Когда у тебя 240 праздников в году, работа — это маленькая часть твоей жизнь. Плюс нужно понимать, что, помимо праздников, у тебя солнышко, всегда есть еда, фрукты растут, и, в целом, если ты не работаешь, ты не умрешь от голода. И у тебя есть общины, потому что все друг другу помогают. Это немножко другая концепция и другое отношение к ответственности. Но, к сожалению, тут, если ты говоришь что-то сделать, и тебе говорят «да», это не значит, что это «да». Это просто вежливый ответ тебе, что я тебя услышал».

Покрас Лампас, художник-каллиграф

«Я приехал на Бали в конце декабря, и первые билеты у меня были обратно в конце марта. Естественно, не было смысла по ним возвращаться. Мы с девушкой приняли решение здесь остаться еще на один, два, три месяца и просто переносили даты отлета. Ребята из Parq Ubud предложили мне работать здесь в мастерской, если надо, останавливаться в апартаментах или поддержать какими-то другими способами. Я со своей стороны тоже постарался максимум своих интеллектуальных и финансовых ресурсов сфокусировать на качественных арт-проектах, часть из них улетит с острова во второй половине года на крупные выставки, часть останется здесь в экспозициях, и, возможно, в каких-то коллекциях, и часть останется в рамках будущих проектов. 

 

Плюс Бали и Индонезии в том, что это невероятно растущая экономика. Это по росту экономики сейчас чем-то похоже на Китай до цифровизации. Ты сюда приезжаешь и понимаешь, что все процессы, которые мы привыкли видеть в мире, навороченные банкинги, сумасшедшие галереи, здесь тоже все это будет, а местами это уже начинает расти или занимает какие-то позиции. Конечно, хочется быть там, где это будет расти, как минимум, потому что сюда приезжают такие же заряженные на творчество и на бизнес люди.

У меня сейчас очень крутое предложение работы на Бали — я стал арт-директором команды XDAO (инструмент для легкого и быстрого создания децентрализованных автономных организаций (DAO) и совместного управления криптоактивами. — Forbes). Это очень, на мой взгляд, перспективный и амбициозный крипто-проект. Так что я уеду, но буду возвращаться сюда, помогать дальше развивать проект. В Дубае и вообще в ОАЭ очень амбициозный проект будет осенью, я туда полечу. Потом, скорее всего, обратно на Бали, потому что у меня здесь явно будет продолжение моих текущих арт-проектов. И, в целом, мне кажется, что для меня всегда важно было чувствовать некую такую позицию свободы в перемещениях, в высказываниях, в мыслях, в культуре, в исследовании. Конечно, я это буду делать там, где я более эффективен. Но при этом, я с удовольствием вернусь всегда в Петербург и приду в Эрмитаж. Мне всегда хочется быть там, где я могу вести здоровый образ жизни, иметь свободу коммуникации и возможность строить честный и открытый бизнес».

Сергей Домогацкий, основатель строительной компании «ЭкоКомплект»

Компания «ЭкоКомплект» специализируется на возведении домов по фахверковой технологии в России. С недавних пор Сергей начал строить и на Бали.

«Я сейчас строю, в общей сложности, три комплекса на Бали: один в Parq — здесь уже продано 186 вилл, второй на Нуса-Пенида, соседнем острове — это девять вилл, очень красивый мини-комплекс, и комплекс из 52 вилл в Кинтамани — в кратере стратовулкана. Виллу на Бали можно купить по цене от $150 000. Это вилла с землей, с отделкой, с бассейном. По земле есть два варианта: либо аренда на 30 лет, которая сразу входит в стоимость, либо можно доплатить $50 000, и эту землю мы человеку оформляем в собственность. 

Изначально, когда я переезжал в Индонезию, у меня было острое желание диверсифицировать свой бизнес. У меня оно появилась еще давным-давно, в 2014 году, когда из-за санкций я за три дня потерял $500 000 — больше половины своего состояния. Меня это очень огорчило, и я начал искать страны, где мне было бы приятно жить и где легко зарабатывать деньги. Здесь, в Индонезии, очень легко зарабатывать деньги. Здесь быстрорастущая, стабильная экономика, и куда ни посмотри, везде можно привнести что-то крутое, сделать классный продукт по нашим, по российским стандартам. 

 

Налоги на Бали очень низкие — практически нулевые. Компания очень быстро запускается, делается все очень легко, налоговая здесь тебя не мучает, никакие органы к тебе не приезжают, не насилуют тебя, и все здесь замечательно, просто потрясающий бизнес-климат, дышится полной грудью. Ты занимаешься просто самореализацией, помогая другим людям приобретать крутой продукт. Да, уровень коррупции здесь высокий, но я называю это бархатной коррупцией. То есть, она здесь какая-то добрая, Все вообще не так, как-то по-доброму, по-хорошему.

С индонезийцами очень сложно работать, это просто катастрофа. Без качественного обучения, без технического надзора с ними невозможно работать, все нужно переделывать по три раза. 

Из неосвоенных ниш на Бали — ветеринарные клиники, стоматологии, врачи на дом. Классно было бы просто звонить, и как Uber к тебе приезжает врач с каким-то медицинским набором и прямо на дому оказывает услуги, потому что никто вообще не знает, куда ехать. Строительный бизнес — кровь из глаз льется, когда на объекты заходишь. Привозишь пару-тройку хороших качественных рабочих из России, самых топов, они обучают всех остальных и следят за ними.

На мой взгляд, нигде в мире нет такого огромного, сплоченного русскоязычного комьюнити, как на Бали, просто фантастическое место. И здесь можно найти людей по любым интересам: художники, дизайнеры, архитекторы, строители, девелоперы, рестораторы. Легко общаться и легко быть в окружении. Когда ты уезжаешь из России, как правило, ты теряешь своих друзей, свои корни. На Бали ты просто моментально обрастаешь какими-то связями, друзьями. Общие тусовки, общие интересы — это потрясающе».

Павел Осокин, сооснователь американского стартапа Amai

Команда Amai создала технологию на базе искусственного интеллекта, воспроизводящую человеческий голос. По словам разработчиков, он неотличим от настоящего. Сгенерированный алгоритмом голос можно использоваться в качестве переводчика, актера озвучки, чтеца, сотрудника call-центра на любом из распространенных мировых языков. 

 

«В нашей команде 16 человек, они все разбросаны по миру — это Россия, Турция, США, Грузия, Армения. Мы сейчас поднимем новый раунд и с удовольствием всех, кто захочет, релоцируем. Но, например, мой партнер не хочет уезжать из России, ему достаточно комфортно там. Он любит холод, любит кататься на сноуборде и живет в Перми, ему комфортно, и он не хочет оттуда уезжать. Но сейчас, например, мы общались с одним фондом, и они спросили, где у нас люди. Я ответил, что частично в России, на что они сказали: «Вот когда всех вывезешь, тогда перезвони, пожалуйста». 

Бали — это то место, через которое постоянно курсируют какие-то интересные люди, и тебе не надо перемещаться в другие места. Ты вполне себе можешь сидеть в одной географической точке, главное в правильных местах иметь знакомства, ходить в правильные места, на правильные мероприятия, иметь свое комьюнити и какой-то социальный капитал, чтобы можно было познакомиться с этими людьми. Прямо сейчас в США желательно быть, если тебе нужны инвесторы именно из США. Тогда да, тогда тебе желательно быть там, потому что я вижу разницу в общении с инвесторами, когда ты говоришь — я на Бали, или когда говоришь — я в Сан-Франциско, придите ко мне, мы можем выпить с вами кофе. Разница совершенно колоссальная».

Андрей Кунов, президент Silicon Valley Innovation Center

Компания организует стажировки и образовательные программы в Кремниевую долину для руководителей крупных компаний.

«Я много лет прожил в Кремниевой Долине, и когда в одном месте долго живешь, ты во многом ко всему привыкаешь. Мне хотелось как-то изменить свою жизнь, к тому же, когда я уезжал оттуда, был COVID-19, и это всех очень зажало. Вдруг я подумал «вау, весь мир для нас сейчас каким-то интересным образом стал открыт». Есть некоторая разница между духом предпринимательства здесь, на Бали, и в Калифорнии. В Калифорнии, если ты приходишь в какой-нибудь инкубатор или в акселератор, там, в основном, сидят уже гораздо более взрослые люди — 40 лет и выше. Молодежь там, в основном, занимается учебой или работой в компаниях. А здесь предпринимательством занимается гораздо более молодое поколение людей, у которых совершенно новые идеи о том, как и какие технологии развивать. 

Как и любая страна, которая пытается охранять интересы своих людей с точки зрения доступности работы для них, Индонезия тоже создает правила. По ним иностранцы могут здесь работать, но они для этого должны подавать специальные заявления на работу, а эти заявление одобряют или не одобряют, и уже после того, как у тебя есть официальное разрешение, ты можешь легально здесь работать. Насколько я понял местные правила, очень важно, чтобы то, что ты здесь делаешь, не отнимало работу у местных людей, а лучше еще, чтобы ты нанимал местных. Таким образом местные власти через экспатов могут улучшать ситуацию, открывая через иностранцев новые рабочие места.

 

Мне очень нравится на Бали. Мне нравится местная культура. Конечно, это развивающаяся страна со всеми последствиями, много бедных людей, но при этом ты видишь, как динамично страна развивается. И те, кто были бедными 10 лет назад, уже медленно переходят в средний класс. И общая культура, которая здесь есть, очень толерантна к другим культурам — мне это очень понравилось. 

Наверное, Бали выглядел бы гораздо лучше, если бы здесь больше обращали внимания на чистоту острова, и я очень надеюсь, что когда-нибудь это случится. Иногда ты точно не знаешь всех правил. Да, здесь есть писаные правила, а есть неписаные. Неписаные правила могут быть связаны с решением бизнес-вопросов. Например, в Америке, как правило, буквально любая твоя бизнес-деятельность как-то регулируется, довольно эффективно, в целом. Здесь же иногда, чтобы компенсировать недостаток прописанных правил, приходится договариваться с людьми на словах. А знаете, договоры, которые построены на словах, они не всегда выполняются». 

Юлия Цветкова, основатель ресторана «Тифлис», первого грузинского ресторана на Бали

«В первый Новый год после открытия, мы выплатили сотрудникам зарплату, бонусы, устроили мини-корпоративчик. Чуть ли не в губы целовались, как мы другу друга любим, и какие мы все прекрасные, и все у нас хорошо. На следующий день мы дали им отдохнуть, а 2 января никто не вышел на работу. Оказалось, что они получили зарплату, им этого хватит еще месяца на три, и зачем им выходить на работу, через три месяца видно будет. То есть сейчас у них все хорошо, они живут сегодняшним днем, не задумываясь о том, что будет завтра. К этому просто нужно быть морально готовым. Ну не привезли поставщики продукты, значит, сегодня не будет этих продуктов, не выйдет кто-то из работников, значит мы будем работать медленнее.

Кроме проблем с персоналом, есть еще и проблема отсутствия некоторых продуктов на Бали. Например, еще недавно даже обычное молоко найти было сложно. Когда оно заканчивалось на Яве, мы добывали его у кришнаитов в джунглях, просто буквально в руках везли ведра с молоком. Но мы выкручиваемся, находим компромисс. Иногда приходится вообще отказываться от каких-либо грузинских блюд, потому что невозможно найти продукты. Сколько раз мы просили, чтобы нам привезли, например, баранину, но баранов на Бали тоже нет, и нам периодически привозили козлов. Сыр специфический, и хачапури очень отличаются от настоящих грузинских хачапури, но делаем, как можем». 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+