Тамара Морщакова об ошибке президента в деле Ходорковского

Михаил Левин Forbes Contributor
фото Photoxpress
Член Совета по правам человека и судья Конституционного суда в отставке о том, чего она ожидала от проверки второго дела Ходорковского и Лебедева, и об условиях для помилования

Генеральная прокуратура по итогам проверки второго уголовного дела в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева не нашла в нем никаких нарушений. Чуть раньше Дмитрий Медведев вновь отказался помиловать бывшего главу ЮКОСа. Forbes поговорил о происходящем с членом президентского Совета по правам человека, бывшей судьей Конституционного суда РФ Тамарой Морщаковой.

Генеральная прокуратура обнаружила нарушения лишь в одном из нескольких десятков громких уголовных дел, которые вызывают сомнения у правозащитников. Вы ожидали такого исхода проверки?

— Оптимистичные ожидания были безосновательны. Фактически прокуратура должна была самой себе поставить негативную оценку и признать, что обвиняла многих людей без достаточных оснований. Разве она могла пойти на это? Она же не унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла.

Как вы восприняли слова Дмитрия Медведева о том, что помилования Ходорковского не будет, так как бывший глава ЮКОСа не просил его об этом?

— Это его воля. Он единственный человек в государстве, уполномоченный принимать решения о помиловании, и может занимать любую позицию по любому делу. Другой вопрос, что его правовая оценка данной ситуации, как мне кажется, совершенно неправильная. Не может быть никаких специальных условий, обязательных для процедуры проявления милости. Милость может быть проявлена к кому угодно, без всяких объяснений причин, и тем более без всякого согласия объекта помилования.

Будете ли вы поднимать тему Михаила Ходорковского на грядущей встрече Дмитрия Медведева с президентским Советом по правам человека?

— Совет должен выработать общую позицию на этот счет. У нас очень много вопросов, которые хотелось бы задать на последней встрече с этим президентом. Окончательное решение мы примем на предварительном совещании

Как вам кажется, своими последними действиями власть сигнализирует, что на освобождение Михаила Ходорковского и Платона Лебедева не стоит рассчитывать?

— Даже если власть действительно посылает такие сигналы, я буду до последнего верить, что на нее может снизойти просветление.

Как вы восприняли заявление Следственного комитета, что участвовавшие в экспертизе второго уголовного дела против Ходорковского и Лебедева правозащитники ранее финансировались бывшим руководителем ЮКОСа и поэтому их мнение не может приниматься в расчет?

— Простите за резкость, но это абсолютный бред. Это фальсификация. Дело в том, что при проведении общественно-правовой экспертизы по делу Ходорковского и Лебедева Совет по правам человека собрал группу независимых экспертов. Это было сделано немного в стихийном порядке, однако никто из этих экспертов никогда не взаимодействовал ни с ЮКОСом, ни с аффилированными с ним структурами. Это были люди, представляющие научную и академическую среду. Были также иностранные эксперты. Просто смешно подозревать, что они были профинансированы. И я не говорю об этической стороне дела, поскольку выступление Следственного комитета смотрится очень низко.