К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Почти без выбора: какой будет новая Госдума

Фото Михаила Терещенко / ТАСС
Итоги голосования по партийным спискам практически предопределены, но в мажоритарных округах, при совпадении ряда условий, очаги конкуренции могут возникнуть, считает директор по исследованиям Центра перспективных управленческих решений Михаил Комин

Остается менее недели до первого дня голосования на выборах в Государственную Думу, а значит избирательный ландшафт, который сильно менялся на протяжении последних месяцев самой кампании — окончательно сформирован. 17-19 сентября 2021 года нас ждут 14 партий в бюллетене, и в среднем порядка 10 кандидатов по мажоритарным округам, что почти совпадает с показателями выборов 2016 года. Несмотря на такое «техническое» совпадение, в этот раз выборы достаточно сильно отличаются: за прошедшие пять лет пространство для реальной политической конкуренции в России еще больше сократилось, а ключевые политические институты еще больше деградировали

Эти политические процессы сформировали три наиболее важных фактора, которые повлияли на нынешнюю думскую кампанию. 

Зачистка перед боем

Первый и основной фактор — снижение рейтингов президента и «Единой России». Пенсионная реформа, пандемия и затухание «крымского» эффекта мобилизации общества — ключевые причины падения. Реагируя на эту угрозу, политические менеджеры Кремля попытались, с одной стороны, обновить списки партии власти по мажоритарным округам, через праймериз выводя на выборы от «Единой России» новых кандидатов — либо медийных персон, либо представителей бюджетного или некоммерческого сектора без высокого антирейтинга. С другой стороны, в наиболее оппозиционно-настроенных округах представители партии власти в принципе не выдвигались, уступив место якобы беспартийным кандидатам. По предварительным оценкам, эти усилия позволят «Единой России» сохранить контроль над 175-200 из 225 мажоритарных округов. 

Реклама на Forbes

А чтобы поднять рейтинги «Единой России» в голосовании за партийные списки были призваны лидеры доверия среди политиков — министр обороны Сергей Шойгу и министр иностранных дел Сергей Лавров. Тем не менее, этот ход не слишком помог: к началу сентября даже ВЦИОМ прогнозировал чуть более 40% у «Единой России» по партийным спискам. Как известно, в 2016 году партия власти получила 54,2% голосов.

Второй важный фактор, который сильно повлиял на избирательный ландшафт текущей кампании — разгром политической инфраструктуры Алексея Навального и его сторонников. Сам факт признания связанных с Навальным организаций экстремистскими, не только лишил его соратников возможности баллотироваться, но и зачистил региональную сеть организаций, которые могли оказывать поддержку другим кандидатам или обеспечивать данными проект «Умное голосование».

После разгрома протестов и суда над самим Навальным личный рейтинг политика также просел, что может говорить о растущей апатии у его сторонников и непонимании дальнейших перспектив. Это вероятно скажется и на эффекте самого «Умного голосования» (УГ) на текущих выборах. Согласно исследованиям российских политологов, эффект УГ на муниципальных выборах в 2019 году составил порядка 6-7%, на региональных в 2020-м — порядка 5-10%. На этот раз, итоговый эффект УГ по наиболее оппозиционным московским и петербургским округам, скорее всего, не превысит 10% (и это очень много для конкурентных округов), а в большинстве случаев составит 5% или менее. На масштабах эффекта негативно скажутся и блокировки Роскомнадзором ресурсов «Умного голосования». 

Третий фактор — дальнейшее сокращение возможностей для наблюдения за голосованием. Выборы-2021 заимствовали все накопленные худшие практики прошедшей пятилетки: трехдневное голосование, территориальные ограничения для наблюдателей, расширение практики электронного голосования, и наконец, серьезное сокращение возможностей по видеонаблюдению. Все это увеличит шансы по «корректировке» результатов в нужную сторону. 

Совокупность этих факторов почти не оставляет места для интриги в части голосования по партийным спискам. Вероятно, по сравнению с 2016 годом, просядет число голосов за «Единую Россию» и ЛДПР, основными бенефициарами оппозиционных настроений станет КПРФ, у которой есть шансы преодолеть отметку в 20%. СР и «Новые люди» будут балансировать на 5%, с той лишь разницей, что первые ее преодолеют и останутся парламентской партией, а «Новые люди», вероятно все же в парламент не попадут, но (как и «Яблоко», и возможно еще одна из малых партий) получат госфинансирование, набрав более 3%. 

Власть или никто

Менее предсказуемы результаты в мажоритарных округах, которых на этих выборах можно разделить на три типа.  

Первый тип — наиболее распространенный, это округа без сильных оппозиционеров, с максимально комфортными условиями для «Единой России» и других провластных кандидатов. Можно вспомнить «зачистки», проводившиеся по принципу потенциальных шансов кандидата (а не, например, по партийному принципу): снятие Льва Шлосберга («Яблоко»), Антона Фургала (сына бывшего губернатора Хабаровского края, идущего самовыдвиженцем), Романа Юнемана (самовыдвиженец в Москве). Тем не менее, в некоторых из таких округов сохраняется интрига.

Наиболее показательна ситуация в 208-м округе в центре Москвы. Это один из самых сложных округов для партии власти, и «Единая Россия» не стала здесь выдвигать своего кандидата. Наиболее активно ведет кампанию в округе Олег Леонов — представитель некоммерческого сектора, координатор «Лиза Алерт» и по некоторым данным, согласованный с властью кандидат. Однако обеспечить решающего преимущества Леонову пока не удается: традиционно невысокие шансы «яблочника» Сергея Митрохина в округе, согласно последним опубликованным соцопросам, в этот раз достаточно велики. 

В российских регионах такими неожиданными сюрпризами для власти могут стать представители парламентских партий — в основном КПРФ. Таким образом, в части мажоритарных округов может возникнуть ситуация, когда, несмотря на прямую зачистку политического поля, недовольство все равно прорывается и победителями становятся до этого малоизвестные или имевшие низкие шансы кандидаты.

Разделяй и властвуй

Второй тип округов — это округа, где до голосования допустили несколько оппозиционных кандидатов, борьба между которыми должна принести кандидату от власти победу, пусть и с небольшой долей голосов. Такие ситуации требуют более тонкой работы политических менеджеров Кремля и из-за этого встречаются не очень часто — на всю Россию таких округов не более десятка. Именно эти округа создают ощущение постоянного раскола оппозиции, неспособности договориться, что подпитывает апатию демократически-ориентированного избирателя.

Так, наиболее известный скандал случился в округе №198 по Москве, где столкнулись представители демократической оппозиции. От «Яблока» была выдвинута кандидатура Марины Литвинович. Ей фактически противостоит самовыдвиженец Анастасия Брюханова, поддерживаемая технологом и урбанистом Максимом Кацем. Последние опубликованные опросы здесь показывают преимущество Брюхановой, но скорее всего, раскол демократического электората в округе приведет к победе давнего депутата Думы от «Справедливой России» Галины Хованской. Схожая ситуация, но уже с партийными кандидатами – Михаилом Лобановым от КПРФ и Кириллом Гончаровым от «Яблока» в соседнем 197-м округе. Почти со стопроцентной вероятностью неумение договориться здесь приведет к победе кандидата от «Единой России» — телеведущего Евгения Попова.

Раскол элит

Наконец, третий тип округов — наиболее интересный, но также редко встречающийся, это округа, где власти не удалось до конца договориться о едином кандидате. Для эффективной работы административной машины нужно четкое понимание, кто является действительно согласованным кандидатом. Только в таких случаях мобилизация «зависимых» групп электората (сотрудники госучреждений, крупных предприятий, бюджетники и их семьи) происходит успешно. Когда однозначности нет, политическая машина может быть дезориентирована и голоса либо распределятся между двумя кандидатами, либо, что более вероятно, мобилизация просто не получится. 

Подобная ситуация сложилась в Санкт-Петербурге. К достаточно сильным оппозиционным настроениям в городе добавляется непубличный конфликт между администрацией, которую поддерживает федеральное руководство «Единой России», и действующим спикером Заксобрания — Вячеславом Макаровым. Пользуясь слабостью петербургских губернаторов, он долгое время контролировал парламент, местную ячейку ЕР и часть районных администраций. Однако сейчас Макарова фактически вынудили выдвинуться в Госдуму, а его сторонники уже не воспринимаются на выборах как кандидаты от власти. Таким образом, в некоторых питерских округах сложилась ситуация потенциального раскола, например в округе 215, где Олег Нилов из «Справедливой России» противостоит единороссу Николаю Цеду или в округе 214 — Елена Драпеко (СР) против Елены Раховой (ЕР). 

Схожая ситуация сложилась и в московском округе №202, где идут кандидатами Дмитрий Саблин из «Единой России» и Виктор Сиднев («Партия Роста»). Саблин — действующий депутат Госдумы от «Единой России». Тем менее, Виктор Сиднев — бывший мэр Троицка (наиболее крупного города в округе) до сих пор пользуется административной поддержкой в городе. Дезориентированность политической машины в этом округе может создать условия для победы одного из других кандидатов. Именно для округов третьего типа выбор «Умного голосования» может стать наиболее значимым, поскольку в условиях даже скрытого раскола среди провластных кандидатов, 5-10% голосов могут стать решающими.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Реклама на Forbes
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021