К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Дипломатическое дно: что означает разрыв России с НАТО

Фото Mosa'ab Elshamy / AP / TASS
Прекращение работы российской миссии при НАТО — тревожный сигнал. Очевидно, что инструменты, призванные укреплять международную безопасность, обесцениваются один за другим, а подходящей замены им нет, считает руководитель группы стратегических оценок ИМЭМО РАН Сергей Уткин

Об отношениях России и Запада в последние годы нередко говорят, что улучшению будет предшествовать дальнейшее ухудшение. Действительно, оснований для оптимизма немного. В декабре 2020 года группа российских и западных экспертов отметила, что снижению рисков военной конфронтации между Россией и НАТО в Европе помогло бы восстановление прямых контактов на разных уровнях, а также сохранение Договора по открытому небу (ДОН).

На практике все движется в противоположном направлении. Из ДОН Соединенные Штаты и Россия вышли, а сильно урезанные, но все же номинально сохранявшиеся военно-дипломатические контакты России и НАТО прекращаются с ноября. По каждому такому решению у сторон находятся аргументы, почему они не могли поступить иначе, вынужденно реагируя на действия оппонента. Инструменты, призванные укреплять международную безопасность, обесцениваются один за другим, а подходящей замены им не видно. То, что поначалу могло выглядеть отдельными происшествиями, приобретает системный характер.

Взаимное разочарование

Искренность заявлений о готовности к сотрудничеству со стороны как НАТО, так и России вызывала вопросы и в лучшие времена. Однако, несмотря на всплески взаимного недовольства, в конце прошлого — начале этого века было сделано немало шагов, создававших основу для совместной работы. Совет Россия — НАТО с рабочими группами по отдельным направлениям, учения, общение военных, казалось, постепенно вытесняли настрой на конфронтацию. Все это составляло ту самую «обычную практику», которую страны НАТО не сочли возможным сохранять в контексте украинского кризиса 2014 года. Претензии к российской политике копились и ранее, но именно тогда приобрели новое качество. Вместо непростого, но важного партнера в России, как до этого в Советском Союзе, стали видеть основную угрозу безопасности, которой НАТО призвана противостоять. Содействовать альянсу в этом нелегком деле российская сторона, понятно, не хотела. Оставалось обмениваться разногласиями и стараться избегать непреднамеренных инцидентов. 

Реклама на Forbes

Для России процесс взаимодействия с НАТО был всегда сопряжен с обещанием трансформации этой организации в нечто более подходящее для мира, где холодная война осталась в прошлом и необходимо сконцентрироваться на новых, общих для всех вызовах вроде борьбы с терроризмом. Альянс действительно менялся, хотя целый ряд стран, вступивших в НАТО в новых политических обстоятельствах, в первую очередь все же интересовали гарантии безопасности в отношении России. События 2014 года, да и конфликт с Грузией в 2008-м эти «традиционалисты» трактуют как полное подтверждение своих опасений. У российской власти к этому времени, по-видимому, окрепло убеждение, что, за исключением отдельных нишевых тем, с НАТО «каши не сваришь».

В России НАТО нередко называют «рудиментом холодной войны», однако в условиях таких отношений в Евроатлантике, которые напоминают именно холодную войну, рудиментарными оказались как раз механизмы сотрудничества, рассчитанные на совсем другую, менее токсичную международную атмосферу. 

Китайский вызов

В США, ключевой стране НАТО как в военном, так и в политическом отношении, почти не осталось сомнений, что в ближайшие десятилетия им и их союзникам предстоит соперничать с Пекином. Хотя еще недавно Китай официально не попадал в поле зрения НАТО, ситуация меняется буквально на глазах. То же наблюдается и на уровне отдельных стран, входящих или не входящих в НАТО, но считающих тесные отношения с США приоритетными для себя. Недоверие к не зачисленным в «свой круг» странам, которое еще недавно в условиях глобального мира выглядело неоправданной паранойей, становится стандартным для западного политического мейнстрима. В этом контексте вопрос об отношениях с Россией приобретает новый оттенок. 

Россию на Западе все чаще видят то ли потенциальным, то ли уже состоявшимся союзником Китая. Предложения вбить клин между КНР и Россией звучат, но практическая политика скорее исходит из причисления нашей страны к «чужому кругу». 

То, что еще недавно было нормой дипломатического присутствия и международного взаимодействия, начинает трактоваться как угроза безопасности. Структуры НАТО, в какой-то момент представлявшиеся открытыми к сотрудничеству с большинством стран мира, почти инстинктивно закрываются от «стратегических оппонентов».

Смутное будущее

При всех усилиях альянса по обеспечению сплоченности своих рядов организация по-прежнему состоит из государств, с которыми Россия может развивать двусторонние отношения, пусть в нынешних обстоятельствах и не в военной области. Ведь и СССР поддерживал связи со странами «агрессивного блока», не стремясь при этом к прямым контактам с его военно-бюрократическими структурами.

Конфликт в Донбассе и общее плачевное состояние российско-украинских отношений на фоне глобальных раскладов великих держав могут выглядеть маргинально, но для стран НАТО это ключевой показатель состояния отношений с Москвой. Отсутствие прогресса в урегулировании понимается как нежелание России что-либо менять. 

При этом обе стороны видят альтернативное, лучшее будущее весьма туманно. Пока альтернатива выглядит как заведомо несбыточное предложение вернуться в прошлое или, скорее, его идеализированный образ, где не было некоторых конфликтов и было больше сотрудничества. Мир меняется, американо-китайское противостояние оказывает на него влияние большее, чем характер отношений России и НАТО. Сложившийся в середине прошлого века трансатлантический альянс пока скорее содействует биполярному разделению на американский и китайский лагеря, которое для России, да и для многих европейских стран отнюдь не выглядит удачным решением. Как и любой другой, опыт сотрудничества России и НАТО может пригодиться в будущем, но вряд ли будет в точности воспроизведен. В ту же реку дважды не войти.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание « forbes.ru » зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+