К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

За стеной: почему мы все меньше знаем о происходящем в Китае

Фото Kevin Frayer / Getty Images
Все более жесткий контроль китайского правительства над распространением данных не оставляет экспертам надежных источников информации и грозит превратить Китай в закрытую и малоизученную страну, как это было до начала рыночных реформ, считает старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Иван Зуенко

Не исключено, что скоро на картах, отражающих уровень того или иного статистического показателя в мире, огромный Китай станет серым пятном с подписью N/A («данные недоступны»). Сейчас такую надпись можно встретить лишь возле стран, известных своей склонностью к изоляции, типа Туркменистана, Бутана или Северной Кореи. Однако при сохранении в Китае текущих тенденций в области «защиты данных» в такую же серую зону перейдет и вторая экономика мира.

1 сентября 2021 года вступил в силу Закон КНР о безопасности данных — новая веха на пути к «цифровому суверенитету», что неразрывно связано с самоизоляцией. Сейчас, на фоне энергокризиса и корпоративных дефолтов в Китае, инвесторы, эксперты и журналисты все чаще сталкиваются с проблемой закрытости информации, которая мешает понять, что же на самом деле происходит с той или иной компанией или сектором китайской экономики.

Закрытые данные

В новом законе термин «данные» трактуется очень широко и означает любую информацию, записанную в электронной или письменной форме. Такое определение охватывает все виды так называемых больших данных, включая, например, треки движения самолетов и океанских судов, статистику таксомоторных компаний и объемы добычи угля. Более того, регулируется обработка данных не только в самом Китае, в том числе иностранными компаниями, работающими в стране, но и за рубежом, если, как говорится в законе, «обработка данных в иностранных государствах наносит ущерб национальной безопасности, общественным интересам или законным правам и интересам граждан или организаций КНР».

 

Закон прямо запрещает передачу данных, хранящихся в Китае, другим государствам без предварительного разрешения китайского правительства. На бумаге речь идет о межгосударственных взаимодействиях, однако непонятно, можно ли, например, передавать данные внутри одной транснациональной компании — грубо говоря, между филиалом в Шанхае и штаб-квартирой в Санкт-Петербурге. В общем, как водится, закон есть, а практика его применения еще не выработана, и пока китайские компании и учреждения предпочитают перестраховываться, закрывая доступ к своим данным вообще.

Беспокойство в мире бизнеса подтверждает то, о чем давно говорят на закрытых конференциях академические специалисты по Китаю. Объект их изучения «схлопывается» на глазах. Полноценные самостоятельные исследования в стране уже несколько лет как невозможны. Зарубежные исследователи практически не имеют доступа к архивам, за месяц до посещения им нужно подать заявление вместе с ходатайством какой-либо китайской организации — на практике в большинстве случаев это означает «нет». А набор литературы в библиотеках, куда пока что ученых пускают, весьма специфичен и выборочен.  

В последние два года постепенно закрываются даже цифровые архивы газет — верный признак того, что история КНР последних десятилетий вскоре будет переписана. На это же указывает и «историческая резолюция», принятая последним пленумом правящей партии в ноябре: роль Дэн Сяопина как творца экономических реформ 1980-х годов стала скромнее, а значение «новой эпохи», начавшейся с приходом Си Цзиньпина к власти в 2012 году, напротив, выводится на первый план.

В таких условиях сложно рассчитывать на откровенные интервью со стороны чиновников, предпринимателей и даже простых обывателей — осознание того, что перед ними сидит иностранец, у которого могут быть «враждебные намерения» (это официальная формулировка), заставляет респондентов молчать и без прямого вмешательства государственной цензуры. Наконец, после начала пандемии из-за жестких антиковидных мер оказались невозможны любые поездки в Китай. Контакты на экспертном уровне перешли в онлайн-формат, не предполагающий живого кулуарного общения. И перспектив на возвращение прежних порядков пока не видно.

Информационный тупик

Последним окошком в Китай остается, при всех нареканиях к ее объективности, китайская статистика. Благо что она оцифровывается и публикуется в открытом доступе, и, например, сопоставление данных китайской таможни и таможенных органов соседних стран (скажем, России и Казахстана) позволяет получать более полную картину.

 

Но сейчас из-за перестраховки «на местах» и эти данные под вопросом. Для исследователя, который хочет разобраться, что же происходит в Китае, остаются два источника информации: официальные заявления властей — с каждым годом все более и более бравурные, и многочисленные аналитические доклады американских, японских, а до недавнего времени и гонконгских «China watcher’ов» (наблюдателей за Китаем), в которых по мере ухудшения отношений КНР с Западом объективные выводы стали все больше и больше вытесняться идеологией.

К сожалению, оба пути ведут в информационный тупик. И, как это ни парадоксально в цифровой XXI век, эксперты по Китаю снова вынуждены смотреть на него взглядом со стороны, из-за «великой стены», в результате чего КНР в их восприятии рано или поздно превратится в страну из небылиц, «населенную людьми с песьими головами». Как это было совсем недавно, по историческим меркам, — до рубежа 1970-1980-х, когда началась политика реформ и открытости.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+