Партнер Рамблера

Красная Стрела

Специальный проект   |  На главную

«Мы дарим людям время, о существовании которого они и не подозревали»

Виталий Крылов

Виталий
Крылов

Гендиректор Gett (бывший GetTaxi) в России

Год назад международный сервис заказа такси GetTaxi объявил о ребрендинге и стал просто Gett. Сокращение названия связано с расширением количества услуг в рамках единого мобильного приложения. Теперь с помощью Gett пользователь может заказывать еду, уборку или курьерскую доставку по принципу экспресс-подачи автомобиля. Набирать команду для компании с годовым приростом в 400 процентов – это выбирать не просто самых лучших, а самых-самых лучших специалистов в своем деле, уверен гендиректор Gett в России.

В отличие от всех наших интервьюируемых Виталий Крылов едет в Петербург не один. Когда он появляется на платформе – спешит. Очевидно, к своим договоренностям он относится обязательно. На плече у него рюкзак, а правой рукой он толкает детскую коляску. За ним, шагах в двадцати, идет жена с грудным младенцем. Сыну Крыловых сегодня исполнился месяц, и это его путешествие – в «Красной стреле» – первое в жизни.

Через полчаса после отправления поезда Виталий выходит к нам в «кают-компанию» – небольшой уютный бар в конце вагона. Разговор сразу же заходит о поездах.

Виталий Крылов

– Здорово тут у вас. Но я и плацкарт люблю.

– Вот как! Это какая-то форма дауншифтинга? Мне кажется, что в какой-то момент должен проходить период любви к плацкартам.

– – Любое путешествие имеет какую-то цель. Когда путешествуешь купейным вагоном или самолетом, особенно в ночь на понедельник, обычно цель такого путешествия – работа. Ты и настраиваешься соответственно, и берешь купе, чтобы выспаться. А когда ты едешь в плацкарте, то едешь с целью какого-то приключения. Поехали мы как-то с друзьями в Крым – в плацкарте от Питера до Симферополя. Туда мы ехали, как водится, нормально: у нас были деньги, мы даже осетра купили вяленого в дорогу и пива набрали. А обратно ехали вообще без копейки денег. Компания была такая – семь парней и одна девушка. И мы набрали мелочи по нашим рюкзакам – на дне любого рюкзака есть рублей семь, это правило такое. Мы набрали мелочью 110 рублей и купили в складчину комплект белья для девушки. Еды тоже почти не было. Но вот тут и возникает прелесть плацкарта: вокруг тебя есть люди, которые обычно очень добрые, и они видят твое бедственное положение. В общем, нам дали картошки, колбасы, мы даже все съесть не смогли.

Плацкарт – это не дауншифтинг, это просто по-другому. Это можно сравнить с тем, как обычно просыпаются рано утром. Если ты встаешь в 5 утра на работу, ты просто встаешь – сонный, усталый, жить не хочется. А если в 5 утра твое пробуждение – это подготовка к долгожданному отпуску, ты бодрый, свежий, с позитивом. Все зависит от того, как ты себя настроишь – так и поедешь. Поэтому плацкарт в моем понимании – это что-то крутое, веселое, с компанией и обязательно про отдых.

– Поезда, получается, совсем не чужая для тебя тема?

– – У меня вообще есть три реальные мечты, связанные с поездами – на каких хочу прокатиться. Первый – это «Восточный экспресс», не знаю почему, просто название нравится. Второй – поезд из Москвы в Ниццу. Это дорого, но это такой опыт, которому потом будут завидовать твои друзья. И третий – это поезд-отель, который идет из Нью-Дели и обратно по всей Индии. Мне на самом деле кажется, что можно создать целый ресурс, информационный портал или целый бизнес, который в основе своей должен иметь маршруты на длительные расстояния. Вот поезд «Россия» (прим. ред. – направление Москва-Владивосток) – классная штука. Если создать все условия для путешествия, почему бы его за 100 тысяч не продавать?

Виталий Крылов о своей транспортной мечте

– Давайте продолжим наш разговор вот о чем. В одном из интервью вы говорили, что не брезгуете обращаться за советами к бизнес-литературе. Что это за книги, которые читает генеральный директор, но не хозяин собственного дела? Это мотивационная литература? Книги по тайм-менеджменту?

– На самом деле, не существует фундаментальной разницы между тем, чтобы иметь свой бизнес и управлять чужим. У тебя везде есть фактор риска. Я когда-то увлекался мотивационной литературой, после университета. Я не собирался ни на кого работать, мне было нужно делать свой бизнес. Так я создал собственный проект – это доставка японской еды. Мы назывались «Рок-н-Роллс». У нас там были суши и роллы, которые назывались, как известные музыкальные группы. Были, например, роллы Queen.

Виталий Крылов о проверках бизнеса

Главное, что я сейчас читаю, вернее уже прочитал, но держу постоянно под рукой – книга называется «Who? The Method of hiring». Она рассказывает о том, каких людей нужно нанимать в компанию и как это делать. Очень крутая штука, и идея просто фантастическая.

– В чем идея?

– – Смотрите. Многие компании нанимают людей для того, чтобы они просто выполняли свою работу. Имели достаточный опыт, были обязательными и прочее. Другой подход – искать на каждую должность топового, лучшего специалиста, так называемого, топ-перформера (прим. ред. – top performer). И если ты составишь каждый отдел из таких топовых людей, то получится, что эти люди, на самом деле, сотворят такое чудо с твоим бизнесом, в которое даже поверить будет сложно. Например, Gett. Компания развивается супербыстро, мы растем на 400% в год и продолжаем это делать четвертый год подряд в России. Задачи с каждым годом все сложнее. Сейчас у нас в России работают двести человек. И хочется расти дальше, но не в количестве, а в качестве – набирая мало сотрудников, но самых лучших.

– Но как их найти?

Виталий Крылов

– Мы сейчас очень много времени инвестируем в разговоры с агентствами, которым пытаемся объяснить – ребята, нам нужны топ-перформеры. Но это не какие-то звезды или специалисты с многолетним опытом. Если мы спросим у руководителя любого отдела в любой компании: «Слушай, вот из всех твоих ребят, кто двое самых классных?», он покажет их. Это и есть топ-перформеры. Вот пример из Gett. В колл-центре у нас часто возникают разные ситуации – иногда сложные. И как только возникает щекотливая ситуация, которую надо решать, все знают, ни у кого не возникает сомнений, что вот конкретно эта девочка справится лучше всех. Потому что она классно решает проблемы, классно общается и все такое. Почему нельзя из таких девочек составить весь отдел?

– Все логично – но лучших всегда тяжело найти.

– Их чуть тяжелее найти. В каждой компании, в каждом отделе из десяти человек есть по два крутых топ-перформера. Когда ты начинаешь поиск нового сотрудника, ты просишь агентство или своего HR-менеджера: «Слушай, а ты можешь, когда будешь искать, еще один фильтр поставить – на таких ребят, которые будут лучшими, по мнению их руководителей?» Не нужны классические HR-танцы с бубнами. Ты просто ставишь сначала один фильтр, затем другой и так далее.

– То, о чем вы говорите, очень напоминает фильм и книгу «Человек, который изменил все». Там о менеджере бейсбольной команды, который, используя статистику, собрал команду не из звездных игроков, а из тех, кто исполнял какую-то одну функцию лучше других. Получилось очень дешево и эффективно.

– Да, очень похоже. Замечали, какими словами обычно рассказывают про кандидата на какую-либо должность? «Классный», «горит бизнесом», «наш человек», «замотивированный», «он подходит нам». Но это же как-то неконкретно. Это называется voodoo hiring. То есть у тебя одно мнение о человеке, у меня другое. Я считаю, что нужен напористый, вы считаете, что нужен спокойный. Никогда не договоримся. Нужно все систематизировать, меньше отсебятины и больше сухой статистики.

– Хорошо. Эта система, которую вы пытаетесь применить…

– Мы не пытаемся, она уже во всех странах у нас работает.

Виталий Крылов

– И есть ли уже какие-то результаты внедрения?

– Мы начали говорить об этом методе осенью, процесс внедрения запустили в начале зимы. Самый прекрасный результат этого внедрения уже на данный момент заключается в том, что команда, которая проводит собеседование и нанимает какого-то человека, состоит из специалистов, не использующих больше вот эти вуду-словечки: «красивый-некрасивый», «прямой-косой». Говорят конкретно, топ-перформер он или нет. Есть еще один признак, который хорошо указывает на топ-перформера. «Push vs. pull». Мы смотрим, как человек переходил из одной компании в другую. Если он сам находил себе новое место работы, то ничего в этом плохого нет, но для нас он «pushed», то есть сам себя толкает куда-то. А вот если человек не успел покинуть одну компанию, как его перетянули в другую, воздуху не дали глотнуть, то это «pulled». Это очень точный показатель топового человека, которого не хотят упускать.

– Допустим, система работает. У вас лучшие из лучших «заворачивальщики сэндвичей», специалисты колл-центра, менеджеры и так далее. В какой-то момент все эти люди захотят роста. Но если вы их продвинете, то потеряете специалистов, придется искать новых. Как быть?

– – В чем удивительная красота этого метода? Когда ты набираешь лучшего «заворачивальщика сэндвичей», в какой-то момент он придет к тебе с предложением, как автоматизировать заворачивание сэндвичей, и таким образом уберет из этого бизнес-процесса людей. Какой-то один из лучших, я не знаю, «прикручивальщик гаек» подсказал Форду идею конвейера, да? И оп! Огромное количество людей, которые были задействованы...

– Лишились работы.

– Нашли себя в других работах, я уверен. Но суть состоит в том, что производство стало эффективно. А раз оно стало эффективно, то появилась возможность думать, например, о безопасности перевозок, об удобстве и комфорте, о том, как эта отрасль будет развиваться.

У нас есть транспортный отдел. Один из бизнес-процессов, который существовал изначально – заполнение форм с именами и данными водителей. Вручную. В отдел пришел топ-перформер и предложил вариант, как этот процесс автоматизировать. Была какая-то проделана работа, прошло полгода – вуаля! – сейчас на такую работу не тратится даже четырех часов.

– Про изменения. Не так давно вы назвались GetTaxi, теперь просто Gett. Все потому, что компания стала заниматься не только заказом такси. Вы внедрили новые сервисы – доставка суши, уборка в квартирах, курьерская доставка. Сначала ответьте на вопрос: учитывая опыт вашего первого бизнеса, доставка японской еды была вашей идеей или это совпадение?

– Наверное, больше совпадение. Дело в том, что мы из концепции Gett решили делать платформу для ритейла. У нас есть технология, которая позволяет получать привычный сервис, привычный продукт непривычно быстро. За четыре года работы мы научились такси подавать не за 40 минут, а за 5 минут. Используя технологии. И мы в какой-то момент подумали, что можем не только такси подавать за 5 минут, но и другие услуги. И огромное количество сервисов могут, используя нашу технологию, стать ближе к потребителю. Это удивительные возможности открывает. Мы можем работать с большими ритейлами, которые что-то продают через интернет-магазины. Покупателю не нужно будет сидеть дома и ждать, что в какой-то промежуток времени ему что-то привезут. Так же и с уборкой квартиры – ты должен на сайте открыть календарь, посмотреть, на какой день можешь записаться, и ждать. Используя Gett, я нажимаю на кнопку – и через 2 часа у меня в квартире убираются.

– Правильно ли я понимаю, что система будет работать так же, как с заказом такси. То есть вы будете находить ближайших к клиенту поставщиков услуг?

– Компанию мы находим заранее, это подготовительный этап работы. Мы сейчас составляем базу клининговых компаний и ресторанов, которые готовы работать с нами. Мы даем им нашу технологию. Что это такое? Ты нажимаешь на кнопку, пошел сигнал, он находит ближайшего к тебе человека, который сейчас свободен, тот принимает заказ и сейчас же направляется к тебе. Ты можешь выполнить упражнение – самостоятельный поиск клининговой компании в Москве, сравнить цены, прочитать тысячу отзывов на эти компании, проделать огромную работу. Но в конечном итоге тебе надо заниматься не этим выбором. Тебе надо убраться, тебе важен конечный результат. Тебе надо поесть, тебе надо, чтобы у тебя в холодильнике были продукты. Тебе это важно, а не выбор поставщика. Поэтому мы экономим людям время. Мы дарим людям время, о существовании которого они и не подозревали.

Виталий Крылов

Мы расстаемся только в третьем часу ночи. Я провожаю Крылова до его «люкса». За дверью – тишина, его сын и жена давно спят. Мне вдруг становится любопытно – малыш ни разу не заплакал за все это время? «Вроде нет, – говорят проводники. – Поезд обладает прекрасным свойством, он убаюкивает».