Мы все, и я в том числе,
по-прежнему рассказываем истории, которые показывают сложные характеры, исследования человеческой души.
Для меня кино — это образ жизни, конечно же. Кино — это вселенная, в которой я живу, и люди, которые меня окружают.
Если говорить конкретно о моем смартфоне Huawei Mate 20 Pro — в нем есть все возможности, которые могут понадобиться кинематографисту, и даже с запасом. Был бы такой смартфон у меня в начале 90-ых — я бы уже свое кино снял на него.
Мне кажется, никакой батареи на мой график жизни не хватит. Но у Huawei Mate 20 Pro хватает, чтобы перед сном сказать: «хорошо, завтра договорим». И я могу его не заряжать, 24 часа с его помощью разговариваю. Тяжело? Да. Интересно? Да. Сумасшедший дом? Отчасти.
Ты хочешь поделиться, предупредить, рассказать — или перенести зрителя в другие миры, создать свою вселенную. Я, может быть, идеалист — но я верю, что кинематограф способен изменить хотя бы одного человека к лучшему. Я в это верю!
МЫ ПОГОВОРИЛИ С РЕЖИССЕРОМ ФЕДОРОМ БОНДАРЧУКОМ, ЛИЦОМ РЕКЛАМНОЙ КАМПАНИИ HUAWEI MATE 20 PRO В РОССИИ, О КИНО, ВОЗМОЖНОСТЯХ, ОШИБКАХ И ГАДЖЕТАХ.
Федор, что для вас кино? И почему при всем богатстве альтернатив люди по-прежнему собираются в темном зале и наблюдают движущиеся картинки на экране?
Мы все, и я в том числе, по-прежнему рассказываем истории. Истории, которые показывают сложные характеры, исследования человеческой души. Я все чаще вспоминаю простые слова Федерико Феллини, который говорил, что кино для него — это образ жизни. И для меня это образ жизни, конечно же. Кино — это вселенная, в которой я живу, и люди, которые меня окружают. В последнее время я хочу увидеть новый язык. Я бегу за новой драматургией, которая, безусловно, появляется. Бегу за разными жанрами, за разными убеждениями. Мы жадны — мир стремительно развивается. Сейчас мы говорим о VR, об эффекте присутствия. Совсем скоро мы снимем очки и будем без них смотреть в кинотеатрах 3D-изображение. Если говорить про тот же искусственный интеллект, про высокие технологии — в кино они приходят так же быстро, как, например, в производство космических аппаратов.
Появились смартфоны. Люди снимают на них фильмы, проводятся фестивали таких работ. Вы когда-нибудь думали, что можете снять кино, по сути, на телефон?
Ну вот в кармане у меня лежит смартфон. Это совершенно серьезный гаджет по качеству изображения, по оптике. Здесь стоит Leica. Я когда первый раз увидел Huawei с Leica — не поверил своим глазам, потому что кинематографистов не надо спрашивать, что такое оптика Leica. Ты сначала не веришь своим глазам. Потом присматриваешься. Потом говоришь: «Боже мой, да это же готовое изображение для того, чтобы снять кино!» Потом узнаешь, что ты уже не первый. Содерберг снял кино на смартфон. Если представить, что у меня был бы такой смартфон в начале 90-ых — ну я бы уже свое кино снял на него. Здесь же есть искусственный интеллект, который позволяет настроить фокусное расстояние, выделять предметы, объекты. Если вспомнить великую картину Стивена Спилберга «Список Шиндлера» — там есть кадр, где девочка в красном платье в черно-белом кино. Один герой, который выделен цветом. Конечно, все помнят и великую историю Эйзенштейна «Броненосец Потемкин», когда он сам вручную по кадру раскрашивал красный флаг. Теперь такой прием мой смартфон может выполнить автоматически. Если говорить конкретно о моем смартфоне Huawei Mate 20 Pro — в нем есть все возможности, которые могут понадобиться кинематографисту, и даже с запасом. Он очень выручит тех людей, кто собирается заниматься кино, или кому просто нравится снимать видео, домашнее и какое угодно. Это устройство заменяет великое множество специалистов, которые обслуживают профессиональные камеры. Не надо, чтобы за тобой ходили техники камеры, фокуспулеры. Другое дело, воспользуешься ты этим или нет. Все это в твоей воле. Поднимаю ли я смартфон, когда на него снимаю, горизонтально, или вот так, как поднимают все — вертикально… Мир становится вертикальным, и это тоже отдельный разговор. Когда кино станет вертикальным, я расстроюсь. Тем не менее, мир переходит на быстрый, короткий формат. Мы так общаемся, мы выкладываем вертикальные видео. И конечно, уже есть первые эксперименты с вертикальным кино. Вообще, смартфон — это, конечно, революционная вещь.
А для вас смартфон — это исключительно средство связи или что-то большее?
Если я рассказываю историю про мир сегодняшний — у меня много гаджетов, которые снимают. Помимо этого я просто не могу без него жить, именно без этого смартфона. Мне приходит сюда весь материал прямо с площадки. Это мой дополнительный монитор. Я хожу по площадке и здесь же могу посмотреть, что у меня в кадре. Сюда приходит материал, который я монтирую, я просто разговариваю со своей группой, со вторым юнитом, который параллельно снимает. Вот сейчас я уезжаю на Камчатку, надеюсь, что связь будет. Не будет у них связи — я свою поставлю. Я все равно буду видеть, что происходит в Москве. Мне кажется, никакой батареи на мой график жизни не хватит. Но этого смартфона хватает, чтобы перед сном сказать: «хорошо, завтра договорим». И я могу его не заряжать, 24 часа с его помощью разговариваю. И одновременно я читаю новости, смотрю материал. Тяжело? Да. Интересно? Да. Сумасшедший дом? Отчасти.
Федор, в нашем кино вы много сделали первым. Трудно быть первопроходцем?
Надо ошибаться. В моей биографии был сложный период — когда взваливаешь на себя какие-то новые вызовы, рискуешь потерпеть неудачу. После «Необитаемого острова» я просто железобетонный человек. Когда ты утвердил 3D-модель инопланетного объекта, а за месяц до сдачи в кадр приезжает штука, закрученная винтами и покрашенная краской, на которой видны мазки художника, то «расстраиваешься» — это самое легкое слово, у тебя трагедия. Но я через это прошел и ценю этот опыт.
Федор, какими качествами, по вашему мнению, должен обладать человек 21 века?
Огромное количество лени нас окружает, и это я принимать не могу. Когда приходят ко мне молодые люди с одним листочком бумаги, с текстом, который еще и коряво написан, и говорят — вот вам повезло, будете первым читателем, то я говорю — классно, до свидания. Я дорожу своим временем и хотел бы, чтобы люди, которые со мной общаются или хотят, скажем, в мой круг войти, не были ленивыми. Нельзя сегодня сказать — у меня нет возможностей, я не могу снять. Ну не может этого быть. Пожалуйста, сделай как Жора Крыжовников — выложи в сеть свою работу, снятую на телефон, и посмотри, что будет. Ты выложил, и тебя не посмотрели? Это твои проблемы. Претензии, с которыми приходят сейчас многие молодые люди, сейчас не работают. Все в твоих руках. У тебя же есть смартфон — возьми и включи, воспользуйся этими огромными возможностями. Да даже просто запиши монолог про свой сегодняшний день, и этого будет достаточно. Опять же, что за этим стоит? Ты хочешь поделиться, предупредить, рассказать — или перенести зрителя в другие миры, создать свою вселенную. Зачем ты рассказываешь эти истории? Потому что ты не можешь молчать, и тебя разрывает. Мы все рассказываем истории. Истории, которые волнуют зрителя, которые заставляют задуматься или остановиться. Истории, которые предупреждают, предотвращают. Я, может быть, идеалист — но я верю, что кинематограф способен изменить хотя бы одного человека к лучшему. Я в это верю!