К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

8 благотворительных фондов, которым нужна ваша помощь

8 благотворительных фондов, которым нужна ваша помощь
Заслуживающие доверия фонды помощи старикам, детям с синдромом Дауна, бездомным, онкологическим больным

Скандал с фондом «Федерация», по словам многих благотворителей, может подорвать доверие к еще не до конца сформировавшемуся в России институту благотворительности. Как отличить благотворителей от мошенников и помочь тем, кто действительно нуждается в деньгах — этот вопрос задают себе все потенциальные жертвователи, но универсального ответа, к сожалению, не существует. Главный способ, который предлагают сами фонды, — личное знакомство с волонтерами и участие в благотворительных программах. Ведь иногда важнее помочь с перевозкой громоздкой бытовой техники в детский дом, чем перечислить на счет 500 рублей.

Но если на подобные акции времени нет, а помочь все-таки хочется, нужно проверить, кому и на что пойдут пожертвованные деньги. Некоммерческая организация «CAF Россия» занимается мониторингом благотворительных фондов и волонтерских движений и рекомендует несколько способов убедиться в надежности благотворителей. Во-первых, все официально зарегистрированные фонды обязаны предоставлять отчет о расходовании средств не реже раза в год. Во-вторых, фонды проверяют аудиторские компании и их заключения, как правило, легко найти на официальном сайте. Контактная информация о фонде должна быть максимально подробной: помимо электронной почты — обязательно телефонные контакты (в идеале — конкретных людей), а также адрес.

Что касается нужд фонда, они должны быть сформулированы максимально конкретно: кому нужна помощь, какого рода, какую сумму нужно собрать и как она будет направлена получателю: деньгами, услугами, лекарствами или вещами, которые покупают волонтеры. Ко всем уточняющим вопросам, заданным без хамства и обвинений в нечестности, руководство фондов относится с пониманием и отвечает на них.

 

Крупные фонды, такие как «Подари жизнь», «Российский фонд помощи», AdVita, «Линия жизни», давно всем известны и заслужили доверие своей работой. Заручившись помощью экспертов — Валерия Панюшкина из «Российского фонда помощи» и Елены Муляровой из фонда «Подари жизнь», — Forbes выбрал 8 не самых известных благотворительных фондов, которым можно доверить свои пожертвования и быть уверенным, что они пойдут по назначению.

Материал проиллюстрирован фотографиями ящиков для сбора пожертвований, которые можно купить на сайте Charity Box Factory — крупнейшего производителя подобной продукции.

Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Помочь: www.otkazniki.ru

Благотворительный фонд помощи детям, оставшимся без попечения родителей, «Волонтеры в помощь детям-сиротам» был учрежден в 2007 году в помощь волонтерскому движению. Сайт «Отказники.ру» группа энтузиастов создала задолго до появления фонда, чтобы удобнее было договориваться, в какую детскую больницу везти подгузники, а где нужно подежурить у постели парализованного ребенка.

Началось все с того, что в 2004 году будущий руководитель «Волонтеров» Елена Альшанская оказалась в больнице со своей дочкой. И увидела там отказников — брошенных детей, от которых родители отказались еще в роддоме и которые с самого рождения живут в больнице. Выписавшись, Альшанская рассказала о нуждающихся в помощи детях в своем блоге, и помощь пришла — несколько знакомых вместе с ней согласились поехать в больницу, привезти детское питание и одежду.

Сейчас «Волонтеры в помощь детям-сиротам» продолжают помогать отказникам в больницах, но у фонда появились и новые направления деятельности: подготовка волонтеров, передача детей на усыновление и под опеку, помощь так называемым кризисным семьям — выпускникам детдомов, которые живут со своими новорожденными детьми в нищете, одиноким матерям или отцам, многодетным родителям. В феврале 2009 года Елена Альшанская рассказала о чудовищном происшествии в детской больнице подмосковного Серпухова: на двух младенцев, восьмимесячного и годовалого, прямо в палате напали крысы. На руководство больницы завели уголовное дело, а всех детей перевели в соседнее отремонтированное отделение: оказалось, что дети из обычных семей лежали в нем и раньше, а для отказников там места не нашлось.

«У фонда нет электронных кошельков или счетов, зарегистрированных на частное лицо! Опасайтесь мошенничества!» — предупреждают на «Отказниках.ру». На сайте фонда указаны реквизиты для пожертвований, а финансовый отчет публикуется каждый квартал. Для желающих помочь не деньгами, а самостоятельно приобретенными вещами работают пункты сбора помощи — в Москве их уже десять. Прежде чем везти вещи, волонтеры просят позвонить им или написать, чтобы передать детям действительно нужную одежду или игрушки, а не те, что не жалко выбросить.

«Много лет знакома с этим фондом, люди делают очень важное дело, помогают сиротам, которым приходится жить в больницах, делают это искренне и самоотверженно. Мы сами сталкивались с ними по работе. Бывает, что подопечные «Отказников» заболевают онкологическими или гематологическими болезнями и становятся нашими подопечными тоже», — говорит Елена Мулярова из фонда «Подари жизнь».

Фонд «Живой»

Фонд «Живой»

Помочь: www.livefund.ru

Фонд «Живой» его создатели называют также «Фондом помощи взрослым» — в этом заключается и основная идея благотворителей. «Взрослый — это тот же самый малыш, только выросший. И заболевший. Взрослый так же беспомощен перед бедой со многими нулями, как и ребенок. Только у маленького симпатяги есть шанс, а у взрослого нет», — объясняют в фонде. Помогает «Живой» совершеннолетним, которые нуждаются в дорогом и трудном лечении, а детские фонды собирать для них деньги не могут — не позволяет устав.

«Живой» создали в ноябре 2009 года волонтеры и сотрудники нескольких некоммерческих организаций, объединенных благотворительным собранием «Все вместе». Сначала работали как благотворительная программа, а в сентябре 2010 года получили государственную регистрацию. Открывали фонд фотовыставкой «Не только дети» на «Винзаводе»: взрослые, попавшие в беду, позировали со своими детскими фотографиями известным фотографам Сергею Максимишину, Олегу Климову и другим, а потом эти фотолоты шли с молотка на благотворительном аукционе. «Живой» собирает помощь адресно — для конкретного заболевшего и для строго определенной цели: операция, лекарство, дорогостоящие реабилитационные курсы. Один из первых, кому помогли собранные «Живым» деньги, — 27-летний Алексей Коренев с тяжелейшим генетическим заболеванием муковисцидоз, которым он страдает с шести лет.

«Фонд связывается напрямую с больницами и реабилитационными центрами, которые будут лечить пациента, и перечисляет собранные деньги туда», — объясняет один из учредителей «Живого» Мария Хадеева. Ее приятельница, певица и журналист Елена Погребижская, рассказала о фонде в фильме о благотворительности, который показывали на «Пятом канале». Через неделю после показа фильма для подопечного фонда, искалеченного офицера-танкиста Артура Самвеляна, собрали 250 000 рублей на операцию.

Фонд «Мурзик.Ру»

Фонд «Мурзик.Ру»

Помочь: www.murzik.ru

Каждый год дети и подростки более чем из сотни интернатов в Калужской, Ивановской, Ярославской и еще десятка областей в Центральной России пишут письма с тремя заветными желаниями. А потом отправляют их в Москву Герману Пятову до востребования. После этого к ним в гости приезжает сам Пятов с другими «мурзиками» — волонтерами созданной им благотворительной организации — и исполняет одно желание из трех.

На самом деле мурзики приезжают в детские дома гораздо чаще, чем раз в год. Каждую неделю хирург Пятов с единомышленниками загружают в машины (теперь в их собственные легковушки помощь уже не помещается, приходится использовать грузовики) одежду, обувь, мячи и спортивные тренажеры, инструменты для мастерских и везут их в Рыбинск или Шую. «Если я не увижу ботинок или чего-то другого, привезенного нами, на ногах детей, я не уеду, пока не выясню, куда они делись», — пишет Пятов на сайте «Мурзик.Ру».

Началось все в 1999 году, когда хирург Пятов решил сам съездить в детский дом. Он выбрал 72-й интернат в городе Рыбинске Ярославской области по очень простому принципу: город и до, а уж тем более после кризиса 1998 года был очень бедным, а в в интернате, как выяснилось уже во время первого телефонного звонка, нечего было есть и не во что одеть и обуть детей к зиме. Загрузив в машину семь коробок с зимними ботинками (нужные размеры по телефону продиктовала директор детдома), Пятов с коллегой отправились в Рыбинск и стали мурзиками. С тех пор поездки стали еженедельными, география расширилась (Пятов со товарищи помогают детдомам в глубинке — за 300-400 км от Москвы, потому что в столице и области «ситуация получше»).

С тех пор как Пятов перестал быть благотворителем-одиночкой, у мурзиков появилось много дополнительных программ: они занимаются социальной реабилитацией сирот, помогают устраивать детей в семьи, оплачивают работу психологов и логопедов, появилось и новое направление деятельности — помощь ветеранам. Большую часть нужных детям и старикам вещей мурзики закупают оптом на пожертвования — для этого и пришлось создать благотворительный фонд со строгой отчетностью. В «оперативном составе» фонда «Мурзик.Ру» около ста человек, но зарплату в фонде получает только один — бухгалтер. Стать мурзиком можно, не только помогая деньгами, — благотворители активно привлекают волонтеров для сбора и закупки вещей, а также для самих поездок.

Фонд «Даунсайд Ап»

Фонд «Даунсайд Ап»

Помочьwww.downsideup.org

Вопрос «Ну что, мамочка, оформляем отказ?» задавали почти каждой матери из тех, кто сегодня водит своих сыновей и дочек на занятия в школу «Даунсайд Ап». Из 2500 детей, каждый год появляющихся на свет в России с синдромом Дауна, родители отказываются от 85%. Они отправляются в дом ребенка, потом в специнтернат, в котором и проводят всю оставшуюся жизнь.

Когда в 1996 году об этом узнал британец Джереми Барнс, который работал в одном из российских инвестиционных фондов, он пришел в ужас. В Британии у него росла трехлетняя племянница Флоренс с синдромом Дауна, которая ходила в обычный детский сад, говорила по-английски и учила французский, каталась на велосипеде и готовилась к школе. Тогда Джереми с сестрой Вероник решили дать такую же возможность российским детям. Вместе с друзьями, среди которых был российский бизнесмен Марлен Манасов, они учредили «Даунсайд Ап». Попечителями фонда стали мэр Лондона Борис Джонсон, супруга бывшего премьера Великобритании Шерри Блэр, актер Ральф Файнс и советник главы администрации президента Александр Волошин.

К самым маленьким — тем, кому еще не исполнилось полутора лет, — педагоги «Даунсайд Ап» приходят домой, более старшие дети вместе с родителями ходят на специальные занятия к логопеду, дефектологу, играют в развивающие и спортивные игры. Школа «Даунсайд Ап» есть только в Москве, но в центр приезжают и из регионов, а специалисты, обследовав малыша и поговорив с родителями, назначают ему индивидуальную программу. Через полгода — новая консультация. Сейчас бесплатную помощь «Даунсайд Ап» получают 1780 семей.

Программы помощи детям финансируют и крупные, и небольшие компании, а также «Клуб друзей Даунсайд Ап» — так в фонде называют всех желающих сделать пожертвование. После того как доброволец решил внести какую-то сумму, ему предлагают приехать и посмотреть на центр — так становятся волонтерами. Но это не обязательно, можно просто помочь деньгами или необходимыми школе вещами. Кроме того, шесть раз в году «Даунсайд Ап» проводит корпоративные спортивные соревнования: любая коммерческая компания может выставить свою команду на лыжную гонку или турнир по мини-футболу, а заодно помочь школе деньгами.

«Это одна из немногих благотворительных организаций, которая работает по-западному. Хорошая благотворительная организация должна ставить перед собой некие небольшие прагматические цели и глобальную цель. Как фонд Чулпан Хаматовой «Подари жизнь», который в прагматическом смысле собирает деньги на лечение детям с раком крови, а в глобальном — продвигает детскую онкогематологию как таковую. В «Даунсайд Ап» люди не только непосредственно помогают детям и родителям, но и, например, устраивают велопробег. В нем участвуют дети с синдромом дауна и разные политические деятели, артисты, журналисты. Все они знакомятся лично с детьми с синдромом Дауна и потом в разных интервью про них рассказывают», — считает Валерий Панюшкин.

Движение «Курский вокзал. Бездомные дети»

Движение «Курский вокзал. Бездомные дети»

Помочь: www.besprizornie.ru

Православное народное движение «Курский вокзал. Бездомные дети» появилось в Москве в 2006 году. Специалисты-соцработники и просто неравнодушные участники движения начали с помощи детям-беспризорникам, но почти сразу поняли: помогать будут всем, кто остался без крыши над головой. Так появились первые точки экстренной социальной помощи на крупных столичных вокзалах: Курском, Ярославском, Павелецком. Когда движение немного окрепло, выезжать к вокзалам с горячей едой и теплой одеждой стали каждый день.

В 20:00 волонтеры собираются у Даниловского монастыря. Грузят в машины термосы с едой и горячим чаем, принесенную одежду и разъезжаются по точкам. Их ждут у платформы «Серп и Молот», на Тверской, у трамвайного круга на «Комсомольской». Тем, кто приходит за тарелкой макарон по-флотски из армейского термоса и теплыми носками, тут же оказывают помощь медики — тоже добровольцы. За неделю успевают объехать около 700 человек. Волонтеры «Курского вокзала» не просто кормят бездомных: они ищут им работу, активисты с юридическим образованием и наличием свободного времени помогают восстановить потерянный паспорт, начать судиться за отобранное ушлыми родственниками жилье. Устроиться на работу, начать реабилитацию от алкоголизма и наркомании, обрести дом удалось 500 подопечным «Курского вокзала».

Движению можно помочь не только деньгами: волонтеры помогают развозить еду, штудируют интернет и районные газеты на предмет вакансий, которые подойдут бездомным, сортируют одежду на складе. «Курскому вокзалу» постоянно нужна одноразовая посуда, продукты, нижнее белье и носки для подопечных (эти вещи принимают только новыми). Еще один вид востребованной помощи — печать и распространение брошюр и буклетов: так, надеются волонтеры, о них узнают как можно больше нуждающихся.

«Я лично знакома с одной из создательниц этой благотворительной организации — Татьяной Свешниковой. В свое время она сама взяла домой детей, у которых не было ни дома, ни родителей, а когда дети выросли, стала помогать бездомным — детям и взрослым. Помощь бездомным, на мой взгляд, это высшее проявление милосердия, ведь это помощь, ориентированная не на результат, а на процесс: обуть, одеть, накормить сегодня», — говорит Елена Мулярова из фонда «Подари жизнь».

Благотворительная организация «Росток»

Благотворительная организация «Росток»

Помочь: www.deti-rostok.ru

Благотворительную организацию «Росток», которая возвращает выпускников интернатов для умственно отсталых детей-сирот в нормальную жизнь, в 2000 году основал таможенный брокер Алексей Михалюк. Решив заняться благотворительностью, он приехал в город Порхов Псковской области, в интернат для таких детей, и на собственные деньги стал менять их жизнь. Несколько лет назад «Росток» получил официальную регистрацию некоммерческой организации и развернул в Порхове бурную деятельность: сирот устраивают в семьи, помогают адаптироваться к взрослой жизни, учат общаться и работать.

У «Ростка» несколько приоритетных программ: детей со сложными диагнозами учат, проводят с ними развивающие занятия, привлекают психиатров и психологов, которые дополнительно обследуют тех, кого государство объявило умственно неполноценными. В 2001 году, когда благотворители только обосновались в Порхове, диагнозы у 24 из 57 обследованных детей оказались не такими страшными, как им поставили при отправке в интернат. Троих девочек и вовсе записали в умственно отсталые случайно, по недосмотру. С тех пор доктор из московского НИИ Психиатрии наведывается в Порхов каждый год, чтобы ошибки не повторялись.

«Дети с особыми потребностями» — так называют своих подопечных волонтеры и педагоги «Ростка». После наступления совершеннолетия особых детей переводят в психоневрологические интернаты для взрослых, где жизнь устроена примерно так же, как в доме престарелых — без образования, без развития, без работы и любимых занятий. «Росток» в 2001 году открыл в Порхове социальную гостиницу для выпускников интерната, где подростки учились жить самостоятельно: готовить еду, заниматься рукоделием, ухаживать за домашними животными. И вместо дома престарелых Коля нашел работу и снял собственный дом. А Катя вышла замуж и родила ребенка. Игорь устроился в столярную мастерскую. В 2007 году в Порховском районе открылся еще один семейный дом под названием «Артель».

«Приезжаешь в Псковскую область — а там все как в Дании или в Германии. Нет, избы, конечно, как в российской глубинке, и дороги тоже не очень. Но ребята живут в семьях, учатся, «Росток» действительно меняет их жизнь. У людей, которые там работают, глаза горят. Алексей Михалюк, который всю эту историю заварил, первые десять лет существования все содержал на собственные деньги и только два или три года назад, когда «Росток» уже развернул по-настоящему бурную деятельность, начал привлекать средства благотворителей», — говорит Валерий Панюшкин из «Российского фонда помощи».

Фонд «Вера»

Фонд «Вера»

Помочь: www.hospicefund.ru

Историю появления фонда помощи хосписам «Вера» главный врач Первого московского хосписа Вера Миллионщикова называла «трагикомической»: в 2006 году врачи поставили ей смертельный диагноз, и семья решала, что делать, чтобы детище Миллионщиковой — Первый московский хоспис — не пропало. Тогда и появилась идея зарегистрировать благотворительный фонд. Возглавила его дочь Веры Васильевны — Анна Федермессер.

В хосписное движение врач-онкорадиолог Вера Миллионщикова пришла в 1991 году, познакомившись с британским журналистом Виктором Зорзой. У него от рака умерла дочь, и Зорза посвятил себя созданию хосписов по всему миру, в том числе в России. Сначала открыл отделение паллиативной помощи под Петербургом, потом — уже вместе с Миллионщиковой — стал добиваться появления аналогичного учреждения для умирающих от рака в Москве. Первый московский хоспис заработал в 1997 году, после того как Зорза привез мэру Юрию Лужкову письмо от Маргарет Тэтчер с просьбой оказать содействие. Миллионщикова стала в нем главным врачом.

С момента своего создания и по сей день Первый московский хоспис на 80% финансируется государством, он является учреждением департамента здравоохранения Москвы. 20% средств собирают пожертвованиями: например, выездная служба хосписа из бюджета не финансируется. На деньги добровольцев покупают для выездной службы расходные материалы: катетеры, шприцы, одноразовые пеленки. Часть денег переводят региональным «подшефным», у которых с бюджетным финансированием ситуация более плачевная. Хоспису можно оказать и практическую помощь: помыть окна, посадить цветы летом или убрать снег зимой, подарить микроволновку или DVD с новыми фильмами. Волонтеры помогают перевозить тяжело больных, организуют концерты, читают пациентам стихи или просто приходят поговорить.

«Такие фонды, как «Вера», расширяют понятие благотворительности за рамки помощи детям, которым помогают все-таки охотнее, чем людям пожилым и неизлечимо больным. Очень важно еще то, что это такая благотворительность, у которой вроде бы нет непосредственного результата: не все вещи в мире можно исправить, но это не значит, что не нужно заниматься тем, что не может быть изменено. В силу своей специфики фонд «Вера», как правило, собирает деньги, не демонстрируя широкой публике своих пациентов. Они придумывают всякие штуки: издают, например, книжки, и таким образом, кроме собственно оказания помощи хоспису, у этой акции появляется еще и гуманитарный смысл — новая книжка вышла, культурное событие. Кроме того, они открыто декларируют, что большую часть собранных денег расходуют на зарплаты врачам. Это важно: так разрушается серьезный и глупый стереотип — я, мол, даю деньги на лекарства, и не тратьте их ни на что другое. А кто введет эти лекарства? В этом фонде люди не устают объяснять, почему они все это делают», — говорит Валерий Панюшкин.

Группа помощи «Старость в радость»

Группа помощи «Старость в радость»

Помочь: www.starikam.ru

Первое, что предлагают активисты «Старость в радость» вновь прибывшим — написать письмо одинокой бабушке или дедушке. Переписка — это реальная помощь старикам, говорят волонтеры. Получить конверт с собственным именем и написать или надиктовать ответ — самое значительное событие, может быть, за годы их существования в домах престарелых.

То, что в интернатах старики не живут, а существуют в нищете и разрухе, часто сопровождающихся полным равнодушием окружающих, выпускница филфака МГУ Елизавета Олескина убедилась своими глазами. Летом 2005 года она была на практике в Псковской области и зашла в дом престарелых в селе Ямм за народным фольклором. Увидев, как живут старики, Олескина перезнакомилась со всеми обитателями и решила им писать, подключив к общению со стариками друзей. Постепенно группа волонтеров стала движением, появился сайт «Старость в радость», а от слов активисты перешли к делам: стали ездить в подшефные дома престарелых в Тульской, Псковской, Новгородской областях, в Татарстане и на Алтае. Старикам привозят телевизоры, холодильники, покупают инвалидные коляски и подгузники, на которые никогда не хватает государственных денег. Дарят подарки на Новый год и дни рождения. А когда уезжают — продолжают писать.

В Яммском доме престарелых, где волонтеры бывали не раз и даже начали ремонт, ситуация оказалась катастрофической. Во время одного из посещений осенью 2009 года добровольцы увидели, что состояние стариков быстро ухудшается. Им не помогают, не меняют постельное белье, не водят в туалет, и бабушки с дедушками из ходячих быстро превращаются в лежачих. Волонтеры выложили фотографии увиденного в ЖЖ, взорвав блогосферу. Ситуацией заинтересовались СМИ, а потом и власти Псковской области с правоохранительными органами. Руководство дома престарелых уволили, а постояльцев перевели в новое здание.

Сейчас на попечении движения «Старость в радость» — 50 домов престарелых в десяти регионах. Чтобы стать «внуком по переписке», достаточно зарегистрироваться на сайте и выбрать бабушку или дедушку, которые пока одиноки. Если волонтерам нужна финансовая помощь, они собирают ее лично: объясняют, на что потратят, а потом отчитываются перед каждым жертвователем. Активисты всегда рады новичкам с машиной — помочь старикам можно, перевезя собранные в Москве посылки в Брянск или Калугу.

«Я считаю, эти ребята — герои. Я не знаю лично Лизу Олескину, но слежу за всем, что она и остальные волонтеры делают, и просто перед ними преклоняюсь. Это так тяжело, такое мужество нужно, я бы вот не смогла. Все или почти все, кто готов помогать, хотят помогать детям. Даже если диагноз сложный и очень большую сумму нужно собрать, это почти всегда получится, если речь идет о детях. А когда о бедных, больных бабушках без родни, без семьи, в домах престарелых... Это вообще другой уровень самоотверженности», — считает Елена Мулярова из фонда «Подари жизнь».

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+