Будни Селигера

Николай Бадулин Forbes Contributor
Инновационный бизнес — война со всем миром. Жизнь в условиях полевого лагеря готовит к ней

Обещал в предыдущем посте рассказать о двух мероприятиях, но делать этого не хочу. Несмотря на то что Московский венчурный форум прошел без заявленной в программе Анны Чапман, проект которой полтора года назад я чуть не профинансировал, а на Сибирской венчурной ярмарке наш проект победил в номинации «Лучший проект для инвестирования». Все эти впечатления заслонила нечаянная любовь (прошу циников покинуть этот пост).

Коллеги, с которыми познакомился в Индии, пригласили участвовать в организации обучения на инновационной сессии «Зворыкинского проекта» на Селигере-2010 (смена «Инновации и техническое творчество» на Всероссийском молодежном форуме «Селигер-2010»— полевом лагере, организованном под эгидой Федерального агентства по делам молодежи. — Forbes). Что нужно делать? С семи утра и до двух ночи наслаждаться беготней по лагерю, где собрались 4000–5000 молодых людей со всей страны. Лагерю, растянутому на 2,5 км вдали от цивилизации (даже линий электропередач нет). Жить в палатке две недели. Кормить комаров. Ради чего? Чтобы постараться исправить то, что хорошо передала во фразе «Наш вуз — место встречи тех, кто не хочет учиться, с теми, кто не хочет учить» три года назад одна выпускница экономфака? Бред, скажете вы. Так сказал и я, но все же написал заявку на участие в проекте «Селигер-2010». Потому что у меня есть опыт лечения такой особы. Снобизм лечится только экстримом. Так что я решил заняться промышленным шпионажем, внедрением в ряды «зворов» (термин не мой, а одного из коллег).

Попасть на Селигер оказалось непросто. Несмотря на приглашение (правда, устное) от руководителей Росмолодежи. Но я не привык отступать. Приехал за два дня до начала, пожил под сосной, вспомнив, что 25 лет назад был туристом. Потом на три дня стал шнырем, как Басилашвили в «Вокзале на двоих», потом кухаркой с навыками посудомойки в лагере организаторов. Вокруг шесть десятков парней и девчат, которым пришлось прививать начальные навыки самообслуживания в лесу. И вот он, долгожданный синий бейдж организатора, дающий право как входить на территорию основного лагеря, так и выходить с нее. У участников — с зелеными бейджами — такого права нет. Выше только гости и VIP-гости с кроваво-красными бейджами. Ну и конечно, Господь Бог, напоминающий о себе перезвоном колоколов Нило-Столбенского монастыря.

Но операцией проникновения список обид на организаторов не ограничивается. Только представьте себе, на утренней поверке директор заверяет, что звук на главном мониторе в полночь, когда сойдутся в финале Испания и Голландия, не отключат. Но за 15 минут до конца матча звук все-таки вырубили! Парню из Грозного за попытку экстремально шутливых комментариев в мегафон пообещали пробить в бейдже три штрафных дырки. За пять минут до окончания матча вырубили и картинку. Так что мое чувство любви к Селигеру рождалось в противоречиях. Как можно полюбить звуки гимна России, когда каждый день в восемь утра тебя будят им после танцев и песен у костра? Как полюбить спартанские условия, когда садится мобила и упал Wi-Fi? Как принять «педалирование персоналий» лидеров нации, сдвоенными портретами которых разукрашены главные сооружения лагеря? Как поверить в то, что в современной России вновь началось возрождение понятий «Слава служащему народу», когда пацан из региона рассказывает о «продаже голосов» на выборах, которые в том числе и он организовывал? Как реагировать на призывы футболок «Я – русский!» у накачанных ребят, с уверенностью сильных разъясняющих, почему нужно «не пущать кавказцев»? Ведь все эти «славные» дела — не что иное, как государственное преступление… И этот мусор в головах у тех, кто организует процесс обучения на форуме!!!

Но я понял, что система «динамического хаоса» неслучайна. Такие лагеря в США потребовали бы в сотню раз больше энергии и денег — на кондиционирование, ассенизацию, аниматоров … В Германии без пива не выжили бы на жаре. Здесь же вся система настроена на то, чтобы максимально обострить чувства участников и взбудоражить «застой мозгов». Принцип «Каждый день идти на бой» необходим как для инноватора, так и для бизнес-ангела. Мы тут за 3–4 дня доходим до состояния «Черт возьми, давай попробуем!» И наплевать после этого, что где-то там некоторые равнее равных. Каждый имеет право воткнуть шест в пустыне и заняться своим делом. И если ты проспал или проел свой шанс, твои проблемы

Как написано на лагерном складе: «Или учись, или — до свидания». Ибо инновационный бизнес — это война со всем миром. И понятие «креативность» не менее важно, чем «дисциплина», авантюризм должен согласовываться с понятием «стратегия», а «преуспевание» — с понятием «наука». И ставку можно делать только на молодых, только на выносливых, которые сумеют в нашей полуфеодальной «инновационно-неприбранной стране» дожить до успеха своего бизнеса — и победить в мировом масштабе.

И, пожалуй, самое главное. Каждый из «участников инновационного процесса» должен поверить в то, что он лично в силах изменить этот мир. Хочется при этом думать, что та энергетика, которой Селигер-2010 наполнит участников, не уйдет «в гудок». Движение хиппи в США, например, резко усилило Госдеп своими пережившими экстрим представителями. И я не удивлюсь, если лет через 15-20 к власти в России придут представители «новой сетевой организации», неформальное ядро которой де-факто сформируется на Селигере...

Новости партнеров