К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Новая токсичность: как борьба со злом превратилась в инструмент манипуляции

Фото Getty Images
В последние несколько лет тема токсичности в рабочем коллективе стала одной из самых обсуждаемых. При этом в каждом конкретном случае за этими обвинениями могут стоять совершенно разные вещи — от харассмента и дискриминации до эмоциональной холодности и обесценивания стараний сотрудников. Доктор экономических наук и опытный менеджер Антон Ходарев считает, что упреки в токсичности зачастую превращаются в орудие шантажа для недобросовестных сотрудников. Он рассказывает, как так вышло, и объясняет, как жить в эпоху всеобщей ранимости

В англоязычном пространстве «токсичный» стало словом года еще в прекрасном доковидном 2018-м, но с тех пор не только окончательно укоренилось в русском языке, но и пережило удивительную мутацию. Не проходит недели без заголовков в деловых СМИ, где фигурируют «токсичный босс» или «токсичный коллектив», а в статистике поисковых запросов по разным вариантам слова «токсичность» можно увидеть резкий рост за последние восемь лет. Первоначальный смысл этого слова уже, кажется, скоро забудется — «токсичный хлор» сейчас звучит значительно реже, чем «токсичный человек». Сам термин вместе с другими такими же популярными — «в моменте», «состояние потока», «ресурсное состояние» — вошел в активный словарь «осознанного человека». 

Звучат и обвинения в адрес глав крупных компаний. Бывшие сотрудники Tesla жаловались на регулярные переработки, нереалистичные цели, непредсказуемость — и главное, на то, что Илон Маск создает атмосферу токсичности. Недавно появились новости о том, что из компаний Джеффа Безоса бегут люди — и тоже из-за токсичного руководства. Билл Гейтс много лет назад отошел от руководства и занимается в основном благотворительностью, но и это его не уберегло: после недавнего развода основателя Microsoft начали обвинять в том, что его дружба с Джеффри Эпштейном и отношение к женщинам порождали в компании токсичную культуру.

В каждом таком случае мы точно не знаем, что на самом деле происходило внутри компании — действительно ли там царила атмосфера эмоционального насилия, или же это просто раздутый из ничего скандал, который попал в медийное поле только благодаря громким именам? Этот информационный фон порождает явление, которое я бы назвал «новой токсичностью». Я имею в виду использование самых незначительных поводов для обид и жалоб. Надо отметить, что такое поведение тоже довольно «токсично», то есть порождает нездоровую рабочую атмосферу.

 

Поясню на примере. Руководитель среднего звена одной бодрой российский IT-компании недавно рассказывал мне, как 25-летний сотрудник демонстративно перестал с ним разговаривать, ходил с обиженным видом, обвинил в токсичности и подбивал других коллег присоединиться к этому бойкоту. Когда стали разбираться, что случилось, оказалось, что руководитель более двух дней подряд (!) не интересовался, как чувствует себя этот сотрудник. В другой российской компании шуточный вопрос руководителя «А чего мы сегодня такие унылые?» стал причиной серьезной обиды — сотрудники пошли жаловаться, пришлось даже привлекать HR для медиации.

Если раньше за разговорами про токсичность стояло желание гуманизировать трудовые отношения и борьба с дискриминацией, то сегодня, на мой взгляд, этим словом часто называют любое явление, которое по тем или иным причинам не нравится молодым менеджерам. Начитавшись статей про эмоциональные деструктивные отношения, они вошли во вкус и начали рубить мечом антитоксичности все, что не хочет подчиняться их желаниям.

А поскольку тема отношений в коллективе сейчас весьма актуальна, все проявления «новой токсичности» оказываются на виду —  медиа с удовольствием подхватывают подобные обвинения в адрес менеджеров и разносят их за считанные часы. Как водится, зачастую разжавшаяся пружина бьет и по невиновным, которые оказались в неправильном месте и в неправильное время. 

Я отдаю себе отчет, что, говоря все это, нахожусь примерно в центре минного поля — ведь я защищаю «токсичных боссов». Конечно, важно отличать «новую токсичность» от случаев, когда находящиеся в уязвимом положении сотрудники берут на себя смелость рассказать о действительно неприемлемых и некрасивых действиях руководителей. Ключевое различие, как я думаю, в изначальном намерении. В чем конечная цель автора заявления — победить зло, чаще всего в лице конкретного человека, или стать центром скандала и получить свои несколько часов славы? Человек, который борется с несправедливостью, умеет принимать извинения и не стремится эскалировать проблему на следующий уровень. А вот для скандалиста, наоборот, любые аргументы, извинения и реакция со стороны обвиняемого — это дополнительное топливо для битвы.

Почему обвинять руководителей в токсичности стало не только можно, но и модно

1. Тебя заметят. Одним из способов выживания в дивном новом мире, где все бьются за повышение стоимости личного бренда, является и провоцирования публичных мини-скандалов. Так тебя услышат, заметят, появится социальный отклик, а за ним — новые подписчики, лайки, подогретое эго, чувство собственной значимости и много других бонусов. 

 

2. Тебя поддержат. Практически всегда большинство людей в соцсетях выступают за того человека, который обвиняет своего руководителя. На фоне поддержки слабых мы кажемся себе сильнее и благороднее. А в условиях, когда у каждого из нас слишком высокий темп жизни и слишком мало времени вникать в каждый медийный скандал, естественная первая реакция — встать на сторону обиженного. Мало кто вникает в мотивацию каждой стороны, по умолчанию правым объявляют того, кто первым пожаловался.

3. Тебя будут бояться (или как минимум не трогать). Опыт взаимодействия с молодыми сотрудниками показывает, что зачастую ответом на «это плохо сделанная работа» скорее будет не «давайте обсудим, что можно доработать» , а «вы — токсичный, я напишу об этом пост». По законам новой этики, если ты первый выступаешь с обвинениями, то сразу занимаешь сильную позицию. В итоге в современной корпоративной среде в уязвимом положении оказывается тот, кто не хочет ввязываться в публичный скандал.  

4. Перед тобой будут извиняться. Современный мир ненавязчиво подсказывает единственный офицерский выход из любого конфликта, в котором ты, по мнению других, виноват — извиняться и каяться, желательно публично. За извинениями следует контрибуция — моральная или материальная, которую можно и нужно получить с обидчика. 

5. Ты станешь героем. Даже если тебя уволят или подвергнут иным санкциям, в глазах пользователей социальных сетей ты в любом случае будешь человеком, который до последнего вздоха боролся с токсичной средой и ее представителями. Действует правило «не важно, как есть — важно, как видят».

Как спастись от «новой токсичности»

Любой шаг «медийного» руководителя сегодня находится под прицелом «полиции токсичности». Слова и поступки всех заметных людей изучают с лупой, увеличивающей любые проявления характера или стиля управления. А иногда видят в этом увеличении то, чего и вовсе не было. Зачастую итогом для человека при этом становится отставка или «отмена».

В ближайшее время «новая токсичность» будет набирать обороты — это серая зона рабочих отношений, где нет сложившейся практики и правил разбора каждого кейса в поисках истины. Пока что побеждает тот, кто первым вышел на трибуну. У обвиняющего изначально более сильная позиция, потому что он не боится огласки и жаждет публичности, тогда как вторая сторона вынуждена защищаться. Что же делать в этой ситуации руководителям?

  • Дайте возможность сотрудникам почувствовать себя не шестеренками и винтиками, а людьми, от которых зависит конечный результат. По моим наблюдениям, феномен «новой токсичности» процветает там, где сотрудники не чувствуют свою причастность к созданию добавленной рыночной стоимости. Не так давно я обсуждал тему токсичности с топ-менеджером инвесткомпании, который удивился, что у людей вообще есть ресурсы на выяснение отношений — при напряженной работе 70-80 рабочих часов в неделю на это не остается ни времени, ни сил. 
  • Начать интересоваться вопросами своей команды, включая ее эмоциональное состояние (если вы раньше этого не делали). Когда сотрудники считают, что единственный способ быть услышанными для них — это нападать с обвинениями в токсичности, противостоять этому может только открытость позиции. В последнее время разговоры о значимости эмоционального интеллекта для руководителей стали общим местом, но если уж так вышло, что вы «не про людей», наймите специально обученного профессионала, который будет выступать своеобразным эмоциональным клеем и добавлять человечности в рабочую среду. Это может быть HR, или ваш ассистент, или заместитель — главное, чтобы у него было желание искренне интересоваться у коллег, как они себя чувствуют. 
  • Вернуть историю в экономическую плоскость и к монетарным расчетам, как бы это ни противоречило всей современной повестке. Время на поиск и сожжение новых «салемских ведьм» по-прежнему оплачивается работодателем. Цель любого бизнеса — заработать больше и стать сильнее, а не выглядеть как можно этичнее и осознаннее в красивых историях в соцсетях. В интересах и сотрудников, и руководства — фокусироваться именно на конечном результате и его финансовой стороне. Мотивирующие письма, визионерские выступления и вечеринки для тимбилдинга — это хорошо, но иногда лучший путь — это напомнить всем о главной причине существования компании. Если иногда спускаться с небес на землю, доставать скучные цифры и показывать динамику выполнения планов, это может вполне эффективно сплотить команду и сфокусировать ее на операционной деятельности.

Наконец, стоит признать, что после суровых 1990-х и тучных 2000-х наступила эпоха «избыточной ранимости», и какое-то время нам всем придется с ней жить и работать. Форма сегодня иногда становится важнее содержания, и любое неверное слово или интонация могут быть вывернуты наизнанку и вынесены на флаг борьбы с токсичностью. Утешает одно: у тех, кто делает это ради красивого выступления на трибуне, как правило, быстро появляется новая мишень, потому что быть красивой жертвой можно только ограниченное время — медийность требует постоянных новостей и новых обвинений.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+