К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Как переехать в Германию и привыкнуть к новым правилам

Фото Marcus Lenk / Unsplash
Германия давно привлекает российских предпринимателей и специалистов размерами рынка и широкими возможностями. После начала «спецоперации» переезд в «недружественную» страну для россиян несколько усложнился, однако некоторым это все же удается. Рассказываем, как релоцироваться в Германию в 2022 году, какие документы для этого нужны и к каким культурным и бюрократическим особенностям надо готовиться

Вклад Германии в ВВП Евросоюза в 2020 году превысил 25%. Однако сейчас на крупнейшую экономику Европы серьезно влияет экономический кризис: инфляция в мае побила рекорд почти за 50 лет, цены на газ взлетели до максимума с декабря на фоне сокращения поставок из России, а местные промышленники предупредили, что в случае полной остановки российских поставок в стране может начаться рецессия. Тем не менее Германия, в которой, по данным CB Insights, насчитывается 29 «единорогов», остается привлекательной страной для бизнеса, в том числе для компаний, основанных россиянами. 

Почему предприниматели выбирают Германию

В Германии хороший инвестиционный климат, отмечает Алексей Шкиттин, основатель платформы Interlir.com, которая позволяет арендовать и покупать IP-адреса. В январе InterLIR GmbH привлекла €500 000 — в эту сумму оценили 10% компании. Этим летом компания планирует провести второй раунд инвестиций уже на более крупную сумму. «Мы рассчитываем привлечь €2-3 млн, в зависимости от того, какую долю мы продадим и во сколько будет на тот момент оцениваться компания», — говорит Шкиттин. По его словам, в Германии собралось много компаний и инвесторов и достаточно возможностей для привлечения партнеров. 

«Но здесь предусмотрена серьезная ответственность за все, что ты делаешь, и цена ошибки очень велика. Отличие, например, простого GmbH (правовая форма предприятий в Германии — в переводе «общество с ограниченной ответственностью») от ООО в России — объем уставного капитала: €25 000 против 10 000 рублей», — пояснил он. Еще одно отличие в том, что здесь есть разделение бухгалтерского учета и налогового: по закону налоговым учетом и бухгалтерией занимаются два разных человека. Правильно рассчитывать налоговые выплаты очень важно, добавил предприниматель. «Надо все учитывать и брать хорошего специалиста по налогам, который будет вести учет и подсказывать, где можно сэкономить. Но при этом надо понимать, что это не ваш сотрудник, это представитель налоговой службы, который следит за корректностью вашего налогового учета. Он обязан сообщать о любых нарушениях, но не в его интересах обложить вас налогами по максимуму, у него другая задача», — рассказал предприниматель.

 

Компания Marine Digital, которая создает IT-продукты для судоходной отрасли, изначально запускалась в Риге, но позже релоцировалась в Германию. «Мы решили, что Германия для нас будет лучшим вариантом, потому что рынок больше, и мы привлекли инвестиции в немецкую компанию. Латвия тогда была хорошей «песочницей», чтобы акклиматизироваться после российских реалий и потом, спустя какое-то время, когда ты лучше понимаешь, как работает европейский бизнес, перейти на рынок, где стоимость жизни дороже», — рассказывает основатель компании Иван Ладан. 

Он уверен, что в Германии больше возможностей создать стабильный долгосрочный бизнес, чем в Восточной Европе. «Здесь очень понятная система координат. Например, бывает такое, что ты приходишь в налоговую, споришь, говоришь, что тебе неправильно что-то насчитали, и они проверяют и соглашаются, если действительно ошиблись. Здесь проще возврат НДС, потому что выше доверие от государства к компаниям, здесь не предполагают, что ты что-то украл, а если хочешь что-то вернуть, то надо до последнего биться, лишь бы тебе не уступить. Или ты можешь прийти в муниципалитет и сказать: «Вы знаете, у нас есть компания, мы вашему региону делаем хорошо, мы хотели бы сейчас пониженную налоговую ставку, потому что мы не тянем большую». И они нормально к этому относятся, рассмотрят такую просьбу», — рассказал Ладан. 

Платформа для профессионалов и клиентов индустрии красоты Glambook переехала в Германию в 2019 году, имея небольшой собранный pre-seed-раунд: российский рынок она посчитала очень маленьким. «Мы начали смотреть на возможные точки для релокации в Европу, рассматривали близость к географическому центру, поддержку местного комьюнити, изучали местные хабы, стартапы, истории и прочее. И у нас в голове был Париж и Берлин на тот момент. В итоге, основываясь на своих представлениях об этих двух странах и исследовании местного рынка, склонились в сторону Берлина», — вспоминает основатель компании Александр Томченко.

После того как компания перебралась в Берлин, она начала искать инвесторов для оставшейся части раунда и в прошлом году привлекла €500 000. «Берлину я давал два года на запуск и развитие проекта. Поэтому мы структурировались там — создали компанию и привлекли в нее инвестиции — и уже из Берлина начали свою небольшую экспансию по европейским странам», — рассказывает Томченко и добавляет, что сейчас Glambook работает в 38 странах. Под будущие раунды, отметил Томченко, стартапу нужно гораздо большее финансирование и более динамичный темп, из-за чего компания переехала в Лондон. «Берлин полностью выполнил свои задачи по стартапам, тусовке и запуску, и там у нас по-прежнему остается часть компании и команды», — пояснил Томченко. 

Медлительность, язык и бюрократия

«Распространенные стереотипы о Германии в чем-то правдивы, но в деталях работают не так, как кажется. Важный плюс в том, что здесь в существенной степени отсутствует коррупция. Здесь, если ты делаешь продукт, ты не ориентируешься на какого-то человека, с которым ты договорился, ты ориентируешься на то, что этот продукт будет приносить пользу компании и людям, с которыми ты работаешь. Рыночное подтверждение гипотезы и масштабируемость — это основные критерии для компании ранней стадии», — рассказывает Иван Ладан из Marine Digital. 

 

По его ощущениям проработка проекта на ранней стадии здесь тяжелее, чем в России. Однако в целом в Германии достаточно серьезная поддержка и стартапов, и предпринимателей. «Здесь я как фаундер ранней стадии могу получить адресную профессиональную поддержку, которая после опыта России кажется неожиданной», — отметил Ладан. При этом предприниматель добавил, что это более капиталоемкий рынок, который «требует запаса хода». «Это не рынок, на который ты приходишь с минимумом инвестиций и на €50 000 быстро создаешь компанию», — пояснил он.

Marine Digital расположена на севере Германии в городе Любек, через который проходит река Траве, впадающая в Балтийское море. Рядом с ним морской город Киль и Гамбург. Ладан рассказал, что в Киле и Любеке есть университеты, у которых есть возможность выдавать своим студентам гранты на исследования до €1 млн. «Здесь система поддержки молодых ученых есть практически в каждом регионе. Есть свои плюсы и минусы, конечно: например, студенты потренировались, не получилось, они решили что-нибудь еще делать. После России это кажется невероятным, но это классно и правильно работает», — говорит предприниматель. 

При этом Ладан утверждает, что в Германии все работает гораздо медленнее, чем он привык: «Дело в том, что тут другой цикл принятия решений. Тут люди привыкли посмотреть, подумать, посчитать». 

По его словам, любой процесс верификации в Германии требует больше времени, чем в России. «Если в России ты можешь прийти: «Э-ге-гей, погнали, возьмем контракт» и тебя на месте кто-то может быстро проверить, то для европейцев удостоверить добросовестность предпринимателя из России практически невозможно», — пояснил Ладан. Это приводит к тому, что в Германии к компании могут очень долго присматриваться, чтобы понять, что она делает и что за люди там работают. Этот процесс может занимать от полугода и больше. «Это тоже то, к чему надо готовиться: нужно понимать, что, когда ты приходишь на этот рынок, у тебя нет ни репутации, ни связей, ни истории за плечами — людям нужно время. Ты можешь быть очень умным, классным, говорить крутые вещи, но тут такая культура — прежде, чем иметь с вами дело, надо присмотреться», — добавил он. 

Открытие компании может занимать от месяца до полутора, говорит Томченко из Glambook. «Но при этом Германия более стабильна и последовательна в своих решениях. Если вы стали подрядчиком какой-то компании и в целом выполняете свои обязательства, то немцы могут работать с вами годами и не будут переключаться на кого-то другого. Они могут дольше выбирать, медленнее принимать решения, но отношения с ними обычно более долгосрочные», — говорит он.

 

С этим согласен и Ладан. Он рассказывает, что люди, с которыми здесь приходится взаимодействовать, нацелены на длительное сотрудничество. «В большинстве случае здесь у людей нет мотивации тебя опрокинуть на какой-то разовой сделке, потому что потеря репутации или потенциальных будущих доходов значит больше, чем кратковременная выгода здесь и сейчас. Ценность репутации гораздо выше. Важно формировать бренд, выстраивать свои шаги на будущее», — отметил основатель Marine Digital. 

В Германии две сложности — язык и бюрократия, считает актер, перформер и сценарист Максим Авдеев, который приехал в Германию в прошлом году. «Бюрократическая система очень сложная, многослойная и слегка неповоротливая, в какой-то мере напоминающая российскую. Главное отличие в том, что в случае с Германией  эта система работает. Мне казалось, что я вообще никогда не пойму, почему так много бумажек, писем, документов должно прийти, почему нельзя все сделать  в электронном формате. Но в этом-то и смысл — здесь все работает по-своему и веками. Как немного устаревшие, но все же часы», — рассказал он.

Офлайн-страна

Есть отрасли, которые в Германии развиты слабее, отмечает Ладан: «Например, банковская система здесь более олдскульная». Кроме того, важно иметь в виду, что Германия не настолько цифровизировала все процессы, как Россия. «Когда я только планировал приехать в Германию, мне нужно было поговорить с налоговым консультантом, бухгалтером, аудитором. Это было невозможно сделать дистанционно. Никто не хочет с тобой разговаривать, пока не видит в глаза. Skype, видео, телефон без первичного контакта невозможны. Все мои запросы по электронной почте приводили к тому, что мне предлагали встретиться лично. С этой точки зрения немцы более классические, более офлайновые, им хочется тебя видеть, когда они с тобой разговаривают», — рассказывает Томченко.

С таким мнением согласен и Шкиттин из InterLIR. «Я занимаюсь IT-бизнесом последние 20 лет, и после переезда у меня был небольшой шок. Здесь все на бумаге, в почте, в переписке. В обществе в целом есть некое недоверие к цифровым технологиям. Германия просто поздно начала цифровизацию, но сейчас активно этим занимается и вкладывает в это деньги», — говорит он.

Авдеев говорит, что представлял себе Германию как диджитал-рай — ведь она всегда на передовой промышленности и экономического развития. «Все ломается в голове, когда сталкиваешься с реальностью. Например, в Германии очень распространены наличные. В то время, как весь мир стремительно переходит на электронные деньги, здесь традиционно преобладает кеш. Говорят, что это из-за того, что местные скептически относятся к хранению данных в цифровом формате, поэтому решают эту «проблему», просто не заводя карты и не пользуясь мобильным банкингом», — рассказывает он. Авдеев при этом отмечает, что постепенно все начинает меняться, хоть и медленно, как все в Германии.

 

Советы предпринимателям

«Если вы решили перевозить компанию, вам нужны деньги на старт и деньги на MVP (минимально жизнеспособный продукт). Нужно с чем-то выйти, а потом вступить в союз и найти партнера или инвесторов», — говорит Шкиттин. Он рассказывает, что в Германии существует огромное количество разнообразных союзов, объединенных по профессиональному принципу,  например «Общество информатики» или «Альянс кибербезопасности», через которые выстраиваются горизонтальные и вертикальные связи. «Здесь люди любят общаться, разговаривать. Без союзов бизнес построить будет тяжело. После того как вы вступите в какое-то профессиональное объединение, вас будут приглашать на конференции, вас будут знать, будут слушать. Вы уже будете свой, как в масонской ложе», — пояснил предприниматель. 

Менее «раскрученные» регионы страны более охотно принимают у себя иностранных предпринимателей, отмечает Ладан из Marine Digital. По его словам, как правило, в таких регионах местные миграционные службы, торговые палаты или агентства развития более активно поддерживают компании. «У нас специфический морской бизнес, поэтому нам нужно находиться ближе к морю. Нас очень поддерживало местное агентство развития. Я до сих пор удивляюсь, что торговая палата тебе где-то ищет клиентов. Это выглядит невероятно — они ищут клиентов, знакомят тебя с ними. Я к такому вообще был не готов. У меня долгое время была паранойя, что от меня чего-то хотят — взятку или что-то такое, мне долго казалось странным, что государственные служащие хорошо и профессионально делают свою работу в моих интересах», — делится предприниматель.

Шкиттин также отмечает, что большие расходы стоит заложить на юристов. «Мы потратили на юристов около половины бюджета, просто чтобы понять, какими документами мы должны обвязать наши процессы. У нас разработано огромное количество документов, мы до сих пор продолжаем их разрабатывать, чтобы каждый процесс, который мы описываем, был юридически подтвержден. Это очень важно и очень дорого. На это могут уйти десятки тысяч евро. Юристы здесь очень дорогие, но, поверьте, судиться выйдет еще дороже. Без этого вы будете не защищены, и вас съедят», — рекомендует он. 

Предприниматель также добавил, что компания, которая решила заниматься бизнесом в Германии, обязательно должна сделать сайт, где будет подробная информация, в том числе раздел о ее происхождении. «Если вы его не сделаете, вас могут оштрафовать на €50 000. Кроме того, компания должна заниматься защитой данных. Многие заключают договор со специальной консалтинговой компанией, которая следит за вашим сайтом и консультирует вас в случае, если кто-то предъявит вам претензию», — добавил он.

Релокация и отношение к россиянам

«Сейчас большое количество компаний, у которых офис в России и зарубежные инвесторы, получили от этих инвесторов четкое указание: мы не будем с вами работать, пока вы не вывезете своих людей в одну из стран с кредитным рейтингом AAA, например в Германию», — рассказал фаундер релокационного агентства Startup ABC Berlin Владислав Пинский.  «Какие у людей отношения с их корнями — это их дело. На примере нескольких крупных стартапов, с которыми мы сейчас работаем, могу сказать, что для американских инвесторов наличие сотрудников в России — сигнал к отказу от дальнейшей совместной работы. Если тебе нужно переводить деньги в Россию и это где-нибудь всплывет, то можно потерять весь бизнес. Сейчас такая ситуация», — пояснил Пинский.

 

Иметь существенный штат компании в России и работать при этом на Европу после начала «спецоперации»* в Украине достаточно сложно, считает основатель компании Marine Digital Иван Ладан. «Курс скачет, переводить зарплату не всегда просто, у тебя появляются посредники, из-за которых этот процесс дорожает, плюс отрубаются разные сервисы для россиян, из-за чего приходится использовать VPN. Если у вас сотрудники в России, то ко всему прочему надо иметь некий план, что будет, если включат суверенный интернет», — пояснил он. 

«Никто не говорит, что, если у вас сотрудники в России, это плохо. Но при этом, когда европейский или американский фонд инвестирует, они не хотят, чтобы налоги с этих денег платились в Россию. Это достаточно жесткое требование. В остальном это дело каждого сотрудника, где он хочет жить, если работать он может удаленно», — говорит Ладан. 

Он отмечает, что компания периодически работает с фрилансерами из России. Однако сейчас из-за «специфического курса» рубля это стало не так выгодно. К тому же сейчас не всегда бывает просто найти стабильного подрядчика, добавил он. «Поэтому для европейской компании проще найти того, кто находится в Европе. В отношении подрядчиков и сотрудников из России должны быть какие-то очень существенные причины, почему ты принимаешь решение с ними работать. У нас проект по морской логистике, а она достаточно интернациональна. Если в России мы найдем сильного специалиста в области флота или IT, который нам будет нужен, мы с радостью его наймем, если он находится в рамках закона и соответствует европейскому пониманию нормальности», — сказал Ладан.

Он порекомендовал, прежде чем принимать решение о релокации, постараться собрать как можно больше информации из разных источников, посчитать стоимость ведения бизнеса, налоги, оценить потенциал рынка, смотреть на информацию критически, а не чересчур оптимистично. Ладан уверяет, что в Германии нет негативного отношения к русским. «Глава Евросоюза говорил, что резиденты Евросоюза, имеющие вид на жительство, приравниваются по правам к гражданам Евросоюза, а притеснение по национальному признаку граждан Евросоюза — это преступление», — добавил он. 

С этим мнением согласен и Томченко из Glambook. «После 24 февраля для нас ничего не изменилось. То, что я говорю по-русски, никогда не создавало для нас никаких проблем. На нас это не сказалось ни с точки зрения коммуникации с инвесторами, ни с местным коммьюнити, никак. К тому же мы поддерживаем украинцев: помогаем специалистам продолжать развиваться в индустрии красоты и находить клиентов», — рассказал он.

 

Пинский отмечает, что до начала «специальной военной операции» предлагал предпринимателям перед релокацией сделать фазу 0 и затестить гипотезу, и если компания понимает, что гипотеза работает, то уже в этом случае можно говорить о переезде. «Но сейчас ситуация изменилась, и людям может быть важнее переехать и потом уже начать работу, чем ждать, что еще может произойти, рискуя вообще потерять стартап», — пояснил он. По его словам, после 24 февраля Startup ABC Berlin организовала релокацию 25 человек и трех компаний.

Startup ABC Berlin начала работать в 2019 году и в первый год активно развивалась, но темпы снизились из-за COVID-19 в 2020 году. «В 2021 году все снова пошло вверх: венчурный рынок в России сильно вырос, и мы многим людям помогли сюда переехать, все круто шло. Но наступило 24 февраля, и все стало по-другому, намного сложнее. С 2019 года мы перевезли 24 проекта. В каких-то историях мы участвовали как консультанты, где-то как эдвайзеры и инвесторы», — рассказывает Пинский. 

Например, в стартапе Endel, выпустившем приложение, которое создает музыкальный фон для сна и концентрации, Пинский взял на себя роль первого инвестора, став партнером. Он помог переехать в Германию многим сотрудникам компании. Endel активно помогает своим сотрудникам релоцироваться и сейчас. После 24 февраля процесс не слишком сильно изменился, говорит Пинский. «Что стало сложнее — это логистика в посольстве. Раньше можно было все решить за пару недель, а сейчас в Москве очень долго ждешь, пока тебя примут», — уточнил он.

InterLIR планирует перевезти всех своих российских сотрудников в течение года. После 24 февраля этот процесс стал сложнее и дольше, отмечает Шкиттин. «Стали требовать больше документов и предъявлять дополнительные условия, но в целом все нормально. Думаю, сейчас можно уложиться в два-три месяца, но это с учетом того, что мы работаем через юридическую компанию», — добавил он.

Страна для IT-специалистов и деятелей искусства

Тем, кто хочет работать в Германии, сначала нужно подать заявление на получение визы D в посольстве или консульстве Германии в своей стране проживания. Позже обладатель этой визы подает документы на вид на жительство. По словам Пинского, сейчас процедуру усложнило ухудшение дипломатических отношений между Россией и Германией: из немецкого посольства в России уехало 40 сотрудников, и теперь заявки рассматривают очень долго. «Сейчас в Москве может пройти два месяца, пока у вас примут документы. В других городах быстрее. В Петербурге документы можно подать за пару недель. Но примерно 70% виз D выдается в Москве», — уточнил он. 

 

Однако сейчас бывают и исключения, когда люди въезжают в Германию по туристической визе C и получают визу D уже в Германии. Это позволяет не ждать несколько недель, чтобы подать заявку на визу в России, но не всегда возможно, рассказал Пинский. «Было несколько случаев, когда мы доказывали, что, если наш клиент вернется в Россию, он окажется в опасности, поэтому мы просим рассмотреть его дело в Берлине», — пояснил Пинский, добавив, что агентство получило уже несколько одобрений по подобным кейсам. 

В подобной ситуации оказался и Авдеев, приехавший в Берлин в конце декабря по туристической визе. После начала «спецоперации» он понял, что ему будет комфортнее подать заявление на ВНЖ сразу в Германии. 

«У меня была просто шенгенская виза, и я планировал подаваться на визу как деятель искусств, такую визу дают только в Берлине. В те три месяца, которые я мог здесь находиться по шенгенской визе, я планировал наладить связи, узнать, что и как здесь работает, собрать документы», — рассказал он, добавив, что они с юристом решили попробовать все возможные варианты. По его словам, этот процесс был очень сложным. «Я прошел все круги ада с документами. Сначала нам сказали, что такая процедура невозможна, потому что по закону нужно подаваться из России, однако через несколько дней миграционный офис сообщил, что передумал и Германия даст мне ВНЖ на три года», — вспоминает Авдеев. 

«Для людей, которые хотят переехать как фрилансеры, существует две категории — сфера искусств и все остальные. Бывший мэр Берлина как-то давно сказал, что Берлин — это столица искусства и кино Европы. Во внутренних линиях по применению закона о нахождении в Германии прописано, что люди искусства — музыканты, режиссеры, писатели и журналисты — изначально являются обогащением экономики Берлина. Человек должен собрать портфель того, что он делал, а также некое письмо о намерениях — может быть, у него уже есть какие-то контракты или договоренности», — пояснил Пинский, добавив, что переехать как фрилансерам будет довольно просто также IT-специалистам, а вот людям таких профессий, как бухгалтер, — уже гораздо сложнее. 

Он отметил, что в первую очередь Германия заинтересована в IT-специалистах, экономистах, творческих людях, а также специалистах в области бизнес-консалтинга и врачах. Кроме того, Германия поддерживает независимых журналистов и правозащитников. 

 

При соблюдении ряда условий в Германии можно получить Blue Card — разрешение на работу для высококвалифицированных сотрудников. Для этого нужно иметь высшее образование и рабочий оффер с зарплатой не менее €56 400 в год (€4700 в месяц). Для профессий, которые в стране считаются востребованными (врачи, IT-специалисты, математики, инженеры и другие), этот порог ниже — €43 992 (€3666 в месяц). Обладатели Blue Card могут получить постоянное место жительства через 33 месяца, а если подтвердят знание немецкого языка на уровне B1, — то через 21 месяц. Если компания нанимает людей по Blue Card, она не должна объяснять властям, почему нанимает иностранцев, отметил Пинский.

В Германии действует прогрессивная налоговая ставка в диапазоне от 14% до 42%. Однако существует так называемый налог для богатых, который рассчитывается по ставке в 45% и применяется, если годовой доход налогоплательщика превышает €277 826 (супруги могут подавать совместную декларацию, и тогда предельная сумма увеличится до €555 652). Кроме того, Германия взимает налог солидарности в размере 5,5% от суммы подоходного налога (с 2021 года система уплаты этого сбора скорректирована), а также церковный налог в размере 8% или 9%, если налогоплательщик регистрируется в немецкой церкви.

Переезд с рабочим оффером 

Алена и Алексей (предпочли не называть свои фамилии) переехали в Германию в середине июня. Алексей, который до этого работал в российской нефтегазовой компании и получил отраслевое образование в Евросоюзе, начал искать работу в Европе в марте и через три недели поисков получил оффер и сразу подписал контракт. Сейчас супруги живут в Берлине.

Алена продолжает работать маркетологом в российской IT-компании. Она рассказывает, что заключила на работе соглашение, что будет работать дистанционно и что берет на себя риски, связанные с тем, что она не сможет использовать российскую зарплатную карту за границей.

Тем, кто задумался о переезде, Алена советует подготовить справку об отсутствии судимости, которая нужна для получения ВНЖ во многих странах; апостиль и заверенные копии свидетельства о рождении, свидетельства о браке, диплома; оформить генеральную доверенность на родственника на случай, если нужно будет сделать что-то важное, не возвращаясь в страну. 

 

Анна (также пожелала не называть полное имя) до переезда в Германию работала продуктовым аналитиком в «Тинькофф». К переезду ее, помимо прочего, подтолкнул тот факт, что с инвестициями в России «стало совсем грустно». «Сначала биржа не работала месяц, потом брокеры попали под санкции, потом начали блокировать бумаги. Мы с мужем всегда считали, что инвестиции — один из лучших способов сохранения и заработка, в итоге большая часть наших средств в иностранных бумагах оказалась заблокирована, и когда она станет доступна — непонятно», — говорит Анна.

У Анны и ее мужа было несколько вариантов для переезда. Муж получил оффер в США, но переехать туда не получилось из-за сложностей с американской визой. «Если у тебя есть рабочий оффер, это еще не значит, что ты попадешь в США, потому что американские рабочие визы разыгрываются в лотерею. Шанс выиграть примерно 50 на 50, в общем, он не выиграл. Пока это все происходило,  я параллельно искала работу в Европе», — вспоминает Анна. В первую очередь она изучала предложения в странах с немецким языком — Германии, Австрии, Швейцарии. «Откликов из Германии намного больше, у меня сложилось впечатление, что немцы просто пылесосят рынок среди русских, украинцев и белорусов, в первую очередь по IT-вакансиям. В итоге мне сделали оффер в Германии в Delivery Hero», — пояснила она. Ее муж пока не работает и в ближайшие месяцы планирует учить немецкий на бесплатных языковых курсах, которые предоставляют партнерам владельцев Blue Card.

Россияне, переехавшие в Германию, предупреждают, что в стране очень вырос спрос на жилье и найти его может быть непросто. Кроме того, сложности возникнут и с открытием счета, пока нет ВНЖ. Максим Авдеев рассказал, что еще до начала «спецоперации» смог открыть счет в платежной системе Wise, потому что только это можно был сделать без ВНЖ. После получения ВНЖ он открыл счет в банке Vivid. 

Анна рассказывает, что им с мужем удалось открыть счета только в Vivid. «В целом вывод денег — сложная история, если есть существенные накопления (больше €10 000). Даже если мы их выведем на счета в Германии, у банка возникнут вопросы в их происхождении (особенно если выводить их через криптовалюту). Поэтому перед отъездом нужно собрать и перевести все справки о доходах и трудовые договоры», — рассказала она.

«Переезжая в Берлин, нужно быть готовым к огромному многообразию национальностей и культур, которые будут вокруг тебя, к сложной бюрократической системе и довольно большим налогам, к довольно частым переездам из одной квартиры в другую из-за адской сложности найти что-то по вкусу и надолго, но еще и к тому, что люди, побывавшие на твоем месте, скорее всего, уже собрали здесь комьюнити и помогают всем, кому сложно, к потрясающим паркам, лесам и озерам, к удобной, на мой взгляд, транспортной системе и очень насыщенной социальной и культурной жизни», — говорит Максим.

 

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+