К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Джуны» не нужны: почему выпускникам IT-курсов стало сложнее найти работу

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Курсов, обещающих быстрый вход в престижные и востребованные IT-профессии, становится все больше, и популярность их растет на фоне нестабильной экономической ситуации. Однако выпускникам таких курсов становится все сложнее найти работу по новой специальности. Forbes узнал, почему так происходит и что может помочь молодым специалистам с трудоустройством

После начала «спецоперации»* и ухода из России многих зарубежных компаний на рынке IT стало много соискателей, а количество вакансий для них не выросло. Сильнее всего эта проблема проявилась в сегменте начинающих специалистов. Из-за роста популярности быстрых IT-курсов среди таких кандидатов выросла конкуренция. Одновременно с этим работодатели менее охотно, чем прежде, стали брать их на работу: в силу кризиса из соображений экономии компании первым делом сократили количество стартовых вакансий и свернули программы стажировок. На этом фоне сроки поиска работы для выпускников IT-курсов удлинились. Что происходит с IT-рынком и у кого в таких условиях больше шансов найти работу?

Кандидатов больше, вакансий меньше

Согласно совместному исследованию IT-компании HeadHunter и онлайн-университета SkyPro, в январе-июне 2022 года около 100 000 россиян изменили в своем резюме профессиональную область или создали новое резюме, чтобы искать работу в IT-сфере. Часть из них, вероятно, переучилась с других специальностей на айтишников, получив дополнительное образование. Офлайн-школы и онлайн-платформы, обучающие IT-специальностям, весной 2022-го зафиксировали небывалый скачок спроса — минимум на 30% — на свои курсы, писал Forbes ранее. 

Повышенный интерес к IT связан с последствиями «спецоперации» России на Украине. В связи с кризисом и уходом из России многих компаний люди лишились работы, столкнулись с необходимостью срочно переучиваться и выбрали сферу, которая с ростом инфляции и нестабильности на рынке позволит как минимум не просесть в качестве жизни, говорит основатель образовательной платформы Soho.LMS Михаил Уколов. «IT-профессии всегда были востребованы, а теперь особенно. Многие задумались о релокации, а работа в IT дает такую возможность», — резюмирует он.

 

Тренд заметили и предприниматели, и компании, которые прежде не занимались бизнесом в сфере IT-образования. Так, например, академию с курсами в том числе для разработчиков недавно запустила телеведущая Ксения Собчак (она не ответила на запрос Forbes). В марте 2022-го курсы по IT Alfa Campus открыл и Альфа-банк.

Параллельно с ростом спроса на IT-курсы и предложения самих курсов на рынке появился другой тренд. Согласно данным HeadHunter, в I квартале 2022 года количество вакансий в IT снизилось на 25%, а количество размещенных резюме, наоборот, увеличилось. Об этом же в рамках сессии «Карьера мечты» на форуме «Успех к 30: взгляд на новый мир» в июне говорила HR-директор компаний КРОК Полина Хабарова: «Всегда количество резюме было существенно ниже, чем количество вакансий. С февраля месяца ситуация перевернулась в обратную сторону. Мы сейчас наблюдаем, что количество возможностей для потенциальных кандидатов меньше, чем самих кандидатов». Хабарова связывала это с тем, что с уходом из России западных компании высвободилось большое количество специалистов, в том числе по IT. К тому же многие российские компании заморозили наем айтишников или провели сокращения. 

О заморозке большинства вакансий в IT с весны 2022 года, несмотря на «надежды IT-компаний на запуск программ импортозамещения», говорит и управляющий партнер рекрутингового агентства Selecty Арсений Федоткин. Он отмечает, что к августу количество вакансий в сфере IT сократилось на 75% по сравнению с ситуацией до февраля. В некоторых компаниях, как рассказывает Федоткин, производится сокращение числа IT-сотрудников — пока в пределах 10%.

Соотношение количества вакансий и кандидатов, однако, разнится в зависимости от квалификации специалиста, говорят собеседники Forbes. На специалистов среднего и высокого уровня на рынке сохраняется спрос, утверждает заместитель директора HR-департамента по операционному управлению КРОК Елена Попкова. По ее словам, зарплатные ожидания сильных специалистов не снижаются и работодатели по-прежнему готовы за них бороться. Впрочем, и таких специалистов коснется кризис — это может произойти осенью этого года, уверена хедхантер Алена Владимирская: «Рынок [IT] замер в ожидании. Все ждут, что осенью будут сокращения, но их объемы предсказать пока никто не может».

С Владимирской в прогнозах согласна основательница и управляющий директор агентства по подбору руководителей SunPeople Executive search Наталия Шкулова: «Рынок IT находится в процессе смены парадигмы, и, скорее всего, этой осенью стоит ожидать рынка работодателя и уменьшения вакансий [во всех категориях IT-специалистов вне зависимости от квалификации]». При этом она отмечает, что пока еще на рынке много IT-вакансий в компаниях, которые проводят цифровизацию и цифровую трансформацию, особенно, где заказчиком трансформаций выступает государство.

 

Дорогой «джун»

Уменьшение количества вакансий с одновременным ростом числа кандидатов сильнее всего проявилось в сегменте начинающих специалистов, сходятся во мнении опрошенные Forbes эксперты. Таких специалистов обычно называют «джунами» (от англ. junior — «младший»). Как правило, это выпускники последних курсов профильных вузов или те, кто окончил IT-курсы или прошел соответствующую стажировку. Они знают основы профессии, но практического опыта имеют немного — до года. Минимум через полтора года работы в компании «джуны» обычно переходят в категорию «мидлов» (от англ. middle — «средний»). Старшие специалисты, или «сеньоры» (от англ. senior — «старший), имеют опыт фултайм-работы четыре–семь лет, знают несколько языков программирования, понимают долгосрочные последствия технических решений и часто руководят командой. По словам сооснователя и программного директора Skillbox Сергея Попкова, «джуны» после года учебы или стажировки могут рассчитывать на зарплату в 40 000–100 000 рублей, «мидлы» — на 170 000–250 000 рублей, ведущие разработчики — на 300 000 рублей и выше. 

Сейчас практически все имеющиеся вакансии нацелены как минимум на «мидл»-специалистов, говорит в беседе с Forbes выпускник «Школы 21» Сергей Пахунков: ««Джуны», а уж тем более стажеры, и раньше особо не пользовались популярностью, а теперь и подавно. В свете событий мировых все делают ставку на максимально быстрый результат, времени на обучение попросту нет». Его наблюдения подтверждает Владимирская. По ее словам, ситуация с junior-специалистами в IT тяжелая уже около года, а в последние месяцы она только усугубилась. «Сейчас «джуны» никому не нужны. Это самые дорогие кадры: они постоянно ошибаются, их надо учить, это требует вовлечения высокоуровневых специалистов, — рассуждает Владимирская. — В результате в производстве [«джун»] не стоит компании 60 000 рублей, а обходится во все 300 000 рублей». 

Сложнее всего с трудоустройством в IT сейчас приходится «джунам» без профильного образования, окончившим онлайн-курсы длительностью несколько месяцев, говорят собеседники Forbes. В этом случае на сокращение числа вакансий и рост конкуренции накладывается нежелание некоторых работодателей работать конкретно с выпускниками таких курсов. Уровень таких специалистов пока довольно слабый в сравнении с кандидатами с высшим техническим образованием, считает заместитель директора департамента по работе с персоналом компании по кибербезопасности «РТК-Солар» Людмила Макарова. Она признается, что «РТК-Солар» вовсе не рассматривает прием на работу выпускников IT-курсов. «Они получают поверхностные и несистемные знания, поэтому готовности рассматривать их на позиции junior-специалистов сейчас нет», — объясняет Макарова. 

Руководитель команды рекрутинга «ВКонтакте» Анна Коновалова рассказывает, что компания готова рассматривать кандидатов-«джунов» на IT-позиции после прохождения курсов. Однако признает, что процент прохождения технических интервью у тех, кто окончил только онлайн-курсы, — низкий. 

По наблюдениям HR-директора студии веб-разработки AIR Ольги Плиевой, в последние месяцы претендентов на стартовые позиции стало очень много. Она рассказывает, что недавно в AIR открылась вакансия на middle-фронтенд-разработчика с хорошим знанием языка программирования JavaScript. В сумме компания получила порядка 80 откликов на платформе hh.ru и еще с около 10 в Telegram после публикаций в тематических чатах и каналах. Плиева заметила, что большее количество откликов — от выпускников одной из школ программирования, где курсы длятся порядка восьми месяцев (она отказалась ее называть). Некоторые из резюме с «сильными примерами кода» заинтересовали компанию, и она начала проводить собеседования с тестовыми заданиями по JavaScript. Но в итоге ни один из выпускников не прошел его. «У всех были поверхностные знания, большинство не смогли ответить на простейшие вопросы, некоторые откровенно гуглили на собеседованиях и зачитывали ответы», — сетует Плиева. Теперь она относится к выпускникам этой школы с настороженностью. При этом на сайте школы, как рассказывает Плиева, указано, что 90% выпускников находят работу почти сразу после окончания обучения.

 

Ожидание и реальность

Владимирская и Макарова считают, что, несмотря на сложности с трудоустройством, онлайн-курсы продолжают оставаться популярными благодаря активному продвижению. «Людям продали красивую идею: «Перейди в другую профессию, ты будешь востребован и будешь много зарабатывать». А в результате он остается с тем же заработком, что и в прежней его профессии, и при этом становится значительно менее востребован на рынке», — объясняет Владимирская. 

В большинстве опрошенных Forbes онлайн-школ заявляют о высоких процентах успешного трудоустройства среди выпускников. Руководитель найма в карьерном центре «Яндекс Практикума» Мария Кариаули утверждает, что 78% выпускников их курсов успешно устраиваются на новую работу, каждый шестой — не дожидаясь окончания обучения. При этом самый высокий процент трудоустройства в течение полугода — у выпускников курсов «Алгоритмы и структуры данных» (86%), «Инженер по тестированию» (85%) и Data Science (55%), говорит Кариаули. По результатам исследования, проведенного ВШЭ для «Нетологии», 67% из тех ее выпускников, кто хотел найти работу, нашел ее в течение полугода после завершения обучения. В пресс-службе Skillbox уверяют, что 88% пользователей платформы, обратившихся в центр карьеры Skillbox, успешно трудоустраиваются. По словам основателя и гендиректора Elbrus Coding Bootcamp Георгия Бабаяна, из более чем 1000 выпускников его офлайн-школы программирования 93% устроились на работу в первые три месяца после выпуска, а 73% получили два и более предложения по работе.

Впрочем, Кариаули признает, что спрос на работу со стороны IT-специалистов сейчас превышает предложение. Она объясняет это сокращением рабочих мест в сфере IT и уходом крупных работодателей с рынка, что привело к выходу на рынок большого количества опытных IT-специалистов. Она говорит, что сейчас нужно настраиваться на длительный поиск работы. Осенью 2021 года выпускники «Яндекс Практикума» в среднем трудоустраивались за один–три месяца, а в последние месяцы время поиска работы увеличилось до четырех–шести месяцев, утверждает Кариаули, ссылаясь на данные исследований, проведенных ВШЭ (есть у Forbes). О том, что искать работу после 24 февраля выпускникам курсов стало сложнее, говорит и карьерный консультант онлайн-университета Skypro Диана Дмитриева. 

Елизавете Андреевой 26 лет, по первому образованию она психолог. Три года Андреева проработала менеджером по обучению и развитию персонала. Последним местом ее работы по специальности был Росбанк, но затем она решила сменить вектор развития карьеры. Андреева выбрала IT-сферу как перспективное направление с высокими зарплатами и к июню 2022-го прошла соответствующий полугодичный курс менеджера IT-проектов от «Яндекс Практикума». Последние два месяца Андреева ищет работу. По собственным словам, при помощи консультантов карьерного центра «Яндекс Практикума» она откликнулась уже на более 100 junior-вакансий и сходила на 10 собеседований в разные компании. Однако пока она не получила приглашения, несмотря на то что опыт в управлении проектами у соискательницы есть. 

Андреева рассказывает, что пока ей отказывали, делая выбор в пользу кандидатов с опытом в IT, хотя позиция в объявлении о вакансии маркировалась как стартовая. Она также отмечает, что за время поиска работы подходящих вакансий становится меньше. «Раньше я стабильно откликалась на 10 вакансий в неделю, сейчас — на три–пять», — приводит в пример она. 

 

Уменьшение количества вакансий для новичков заметил и 30-летний Влад Чередов, делопроизводитель по первому образованию и также выпускник «Яндекс Практикума». Пять лет он проработал по специальности, но не увидел для себя интересных карьерных перспектив. По совету подруги Чередов закончил шестимесячный курс по специальности «инженер тестирования». В отличие от Андреевой, работу ему удалось найти достаточно быстро, еще во время написания диплома на курсе. Его пригласили в Россельхозбанк на позицию специалиста по тестированию системы электронного документооборота. В конце февраля 2022 года, после восьми месяцев работы в Россельхозбанке, Чередов перешел на junior-тестировщика в компанию «Деловая среда» (база знаний и сервисов для бизнеса «Сбера»). Он признает, что его положительный опыт с трудоустройством мог быть связан в том числе с тем, что он искал первую работу еще в 2021 году. Сейчас найти работу было бы сложнее, считает Чередов.  

С трудностями после выпуска с курсов по Python-разработке с нуля столкнулась и 40-летняя Инесса Шувалова. Педагог по образованию, она долгое время работала учителем химии, биологии и информатики. Но, как и многие, решила перейти в IT. Для этого в августе 2021 года она записалась на 10-месячный курс «Нетологии». По окончании, в мае 2022-го, она принялась искать работу. За последние два месяца она откликнулась на более чем 100 вакансий на HeadHunter и сходила на одно собеседование. Но приглашение выйти на работу так и не получила. Шувалова предполагает, что дело в недостатке опыта. Она планирует поискать вакансии разработчиков-волонтеров на платформе ProCharity.ru и рассчитывает, что такой опыт поможет сделать ее резюме привлекательнее.

Искать стажировку и любую, даже неоплачиваемую работу ради получения опыта — хорошая стратегия для выпускников IT-курсов сейчас, считает Владимирская. Обратить внимание стоит на программы стажировок в небольших и средних IT-компаниях и стартапах не на начальной стадии развития, советует Мария Кариаули. Из отраслей, по ее мнению, выпускникам курсов стоит обратить внимание на IT, edtech и агропромышленность. «Также сейчас неплохо себя чувствуют фармацевтика и строительная сфера — в крупных компаниях этих секторов есть IT-подразделения, нанимающие специалистов», — отмечает Кариаули.

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+