К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Почему китайские зумеры и миллениалы хотят работать на государство, а не на Джека Ма

Фото Qilai Shen / Bloomberg via Getty Images
Фото Qilai Shen / Bloomberg via Getty Images
На китайском рынке труда возникла парадоксальная ситуация — на фоне растущей безработицы все больше образованных людей не хотят работать в технологических компаниях, предлагающих большие зарплаты. Вместо этого они пытаются получить работу в госкомпаниях, на вакансии в которых сейчас огромная конкуренция между выпускниками топовых вузов. А некоторые представители молодого поколения вообще предпочитают отказаться от офисного рабства, одновременно сведя свои потребительские запросы до минимума. Рассказываем, что об этих трендах думают китайские власти и чем они грозят одной из крупнейших мировых экономик

Летом этого года рекордные 12 млн дипломированных выпускников вышли на рынок труда в Китае, который не готов их принять. По итогам июля уровень безработицы среди людей 16-24 лет вырос до 19,9%. Обычно небольшой рост безработицы в это время года нормален из-за одновременного выпуска студентов, однако в этом году он вызывает множество опасений. По прогнозам Bloomberg, из-за набора факторов, таких как давление регуляторов на частные компании, а также из-за пандемии и антиковидных мер в КНР около 15 млн молодых людей могут остаться без работы, а остальным придется полностью пересмотреть свои карьерные и зарплатные ожидания.          

Разочарование в технологиях 

Работа в технологическом секторе начала набирать популярность из-за стремительной цифровизации в 2010-х годах и поддержки этого направления со стороны китайского правительства. С ростом капитализации компаний к 2019 году многие из них начали задумываться об IPO в Гонконге или США. Однако для большинства это так и осталось мечтой. В 2020-м регуляторы КНР начали ужесточать правила игры для технологических компаний. Одной из причин проблем для китайских техногигантов стало именно размещение на американских фондовых биржах.  

«Показательную порку» устроили агрегатору такси Didi Chuxing, в итоге в декабре 2021 года компания объявила о делистинге с Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE), где была представлена всего шесть месяцев. Несмотря на рекордное по объемам первичное размещение на $4,4 млн, через два дня после IPO Управление по вопросам кибербезопасности КНР начало расследование в отношении компании, из-за чего ее акции сразу же упали на 11%. За этот год из-за ограничений и штрафов Didi потеряла около $70 млрд, или 90% капитализации на пике. Регулятор также потребовал от сервиса удалить приложения из магазинов в июле прошлого года и пока не отменил этого решения. Последней каплей перед началом расследования стало постановление Комиссии по ценным бумагам и биржам США от второго декабря. Согласно ему в случае размещения на местных биржах компании из КНР обязаны допускать американских аудиторов к своей отчетности. Уход Didi с фондового рынка США ознаменовал окончание финансового сотрудничества между NYSE и компаниями из Китая. Это также стало предостережением для других компаний, которые планировали выход на IPO. Многие из таких компаний начали откладывать запланированные листинги в США или вообще отказались от таких планов. 

 

Эффект от ужесточения регулирования в сфере технологий лишь усилили пандемия, антиковидные меры и длительные локдауны. В компаниях начались массовые сокращения, а сама работа в IT стала терять былую привлекательность. По данным рекрутингового сайта 51.job на апрель 2022 года, вакансии в сфере «Интернет/электронная коммерция» переместились с первого места по популярности на четвертое. 

Издание Rest of World поговорило с одной из сотрудниц компании ByteDance (разработчика приложения TikTok). В конце 2021 года техногигант закрыл несколько департаментов, предложив части сотрудников выбор между релокацией внутри Китая или увольнением. Сотрудница по фамилии Ван отказалась переезжать и осталась с семьей. Она начала работать на другого гиганта в сфере технологий из сферы онлайн-торговли JD.com. Еще во время собеседования ее заверили, что эта компания подходит к увольнениям ответственно. Через две недели после начала работы Ван вместе с другими 100 сотрудниками уволили одним днем во время видеозвонка. В общей сложности в течение двух недель JD.com сократила более 1000 сотрудников.  

Технологические компании были мечтой многих молодых китайцев: высокие зарплаты, крупные бонусы, социальный статус и возможность стать миллионером при выходе работодателя на IPO. Сотрудники могли рассчитывать на бесплатные поездки в парки вроде Universal Studio, лыжные курорты и другие развлечения, которые инициирует компания. В последние годы ситуация изменилась кардинально. Из-за постоянных ограничений и строгого регулирования со стороны государства, а также пандемии и антиковидных мер компании все чаще сокращают штаты, закрывают подразделения и в целом предпочитают не рисковать и не разбрасываться деньгами без лишней необходимости. Гиганты вроде Alibaba и Tencent отчитываются о самых медленных темпах роста, а также планируют многотысячные сокращения. У ранее упомянутых ByteDance и агрегатора такси Didi Chuxing также происходят массовые увольнения. Команда Xiaohongshu, приложение по типу Instagram (принадлежит Meta, которая признана в России экстремистской и запрещена), потеряла около 9% сотрудников. Платформа Zhihu сообщила о потенциальном уменьшении штата на 20%.

Тенденция массовых сокращений в технологическом секторе вызывает серьезные опасения из-за раздутых штатов каждой из компаний. Например, в марте 2022 в Alibaba трудились 250 000 сотрудников. По данным за 2021 год, в штате Tencent насчитывалось 112 000 работников, а в компании ByteDance — более 100 000 человек. 

Ситуацию пока не получается изменить во многом из-за политических решений внутри Китая. Помимо возможных рисков при выходе на IPO и пристального внимания со стороны Управления по вопросам кибербезопасности, на сокращения продолжают влиять антиковидные меры. По некоторым оценкам, локдаун в Шанхае, который начался в марте этого года и длился два месяца, нанес более сильный урон экономике страны, чем предыдущие карантинные ограничения в стране. Из-за запрета на ведение деятельности 2,67 млн зарегистрированных бизнесов несли убытки и продолжали увольнять сотрудников. 

 

Привлекательный госсектор

Из-за пандемии, ужесточения регулирования технологического сектора и замедления темпов роста экономики все больше молодых людей в Китае выбирают работу в госсекторе, пишет South China Morning Post. Несмотря на отсутствие высоких зарплат, как в IT-сфере или частном секторе, такая работа ассоциируется со стабильностью и надежностью. 

Председатель КНР Си Цзиньпин явно одобряет такой выбор молодежи. «Он должен быть доволен, что безработная китайская молодежь пытается получить работу в правительстве, а не свергнуть его», — пишет Bloomberg. Во время визита в один из университетов в провинции Сычуань Си Цзиньпин отметил, что не стоит отказываться от менее привлекательной работы в надежде на ту, для которой ты не годишься. По данным за апрель, зарплатные ожидания выпускников снизились на 6%, до $932 в месяц. В то же время количество зарегистрированных на экзамены для приема на госслужбу (гаокао) в декабре прошлого года достигло рекордных 2,12 млн человек. Все они претендовали на 31 200 рабочих мест в 75 госучреждениях. 

С диспропорцией желающих получить престижную работу чиновника и количеством вакансий связаны и недавние проблемы китайских ЕdТech-стартапов. Как и IT-компании, образовательные сервисы, предлагающие дополнительное обучение вне школ и университетов, привлекли внимание регуляторов. Произошло это из-за бума популярности дополнительного образования, репетиторства, онлайн-школ и других учреждений, которые готовили выпускников к вступительным экзаменам в университеты или к гаокао. По мере увеличения домохозяйств со средним достатком (более половины домохозяйств в 2018 году) все больше семей стали вкладываться в образование детей и отправлять их в университеты. Количество школьников, которые сдают всеобщие вступительные экзамены, каждый год продолжает расти — в 2021 году экзамены сдали рекордные 10,8 млн. При этом для поступления было доступно примерно 7 млн мест.    

В июле 2021-го правительство ужесточило регулирование и этой сферы — запретило таким учреждениям получать прибыль, привлекать инвестиции и вести коммерческую деятельность. Это не привело к исчезновению рынка дополнительного образования, а увело его в серую зону. Однако это, равно как и регулирование технологической сферы, повлияло на выпускников и их родителей, которые все чаще советуют своим детям идти работать в госсектор, а не в частные компании или уезжать за рубеж.  

Рост заинтересованности к работе в госсекторе вряд ли будет способствовать решению экономических проблем внутри страны. Помимо нехватки рабочих мест для всех желающих, это может означать и сокращение количества инноваций. Большинство крупнейших и богатейших компаний Китая — частные. И в отличие от них госкомпании менее эффективны или инновационны

Лежащие по идеологическим соображениям

Неопределенность на рынке труда в Китае привела к попыткам молодых людей переосмыслить свой подход к работе. Еще до кризиса, вызванного пандемией и ужесточением регулирования в отношении технологических компаний, IT-сектор славился регулярными переработками и культурой 996. Эти цифры описывают рабочий график шесть дней в неделю с 9 утра и до 9 вечера. Систематические переработки были не просто распространены в технологической сфере Китая — такой график поддерживали основатели главных IT-компаний. Например, один из богатейших людей КНР и создатель Alibaba Джека Ма назвал этот стиль работы «благословением» в ответ на критику культуры 12-часового рабочего дня. 

Молодые люди все чаще выступают с критикой такого подхода к работе, но делают это по-разному. Помимо желания найти себя в госсекторе, где рабочий график нормированный, а кроме того, полагается надежный соцпкет, не предусмотренный IT-компаниями, молодые китайцы ввели в моду стиль одежды «как у чиновников». «Шик госслужащего» набрал популярность онлайн в основном среди людей младше 25, которые одеваются нарочито неброско и в строгие костюмы серого или черного цветов, чтобы точно воспроизвести стиль членов Коммунистической партии Китая. Для многих из этих молодых людей это не просто мода, а идеологическое высказывание, пишет Washington Post. Таким образом они демонстрируют разочарование в частных компаниях и их стремлении увеличивать прибыль, игнорируя интересы работников. Интересно, что такие люди зачастую являются обладателями дипломов ведущих вузов страны и действительно имеют возможность отказаться от офферов частных компаний с большими зарплатными чеками,  отдав предпочтение менее яркой, но более устойчивой госслужбе. 

Есть среди образованной китайской молодежи и еще одна группа — это те, кто выбирают отказ от любых амбиций: и от работы в модных технологических компаниях, и от работы на правительство. Всему этому они предпочитают «лежать плашмя». Первым этот термин предложил бывший работник фабрики Ло Хуачжун в своем блоге. Он рассказал, как два года нигде не работает постоянно и путешествует по стране, и написал, что «лежать плашмя — это справедливость». В упрощенном понимании «лежать плашмя» означает жить в свое удовольствие, не стремиться к постоянному месту работы, снижать уровень потребления до необходимого минимума и отказываться от чрезмерных трат. Зачастую такой образ жизни подразумевает также отказ от брака, семьи и детей. 

Для финансового обеспечения такого «лежания» предполагается работать на временных работах, которые будут приносить достаточно денег для удовлетворения базовых потребностей. Несмотря на схожесть с гиг-экономикой, в которой компании не нанимают сотрудников в штат, а работают с внешними подрядчиками, в концепции «лежащих плашмя» важно, что временная работа — это именно их выбор. Гиг-работники вынуждены соглашаться работать как внештатники из-за желания компаний тратить как можно меньше денег. Поэтому внешние подрядчики редко могут рассчитывать на медицинскую страховку, самостоятельно обустраивают свое рабочее место, покупают технику и поддерживают ее работоспособность, а также берут на себя другие расходы, которые обычно покрывает компания. «Лежащие плашмя» выбирают работать таким образом для поддержания довольно аскетичного образа жизни, не привязаны к работодателю и не готовы соглашаться на условия, которые им не нравятся — например, работать сверхурочно. 

«Лежащая плашмя» молодежь, в отличие от любителей «шика госслужащих», вызывает серьезные опасения правительства КНР, которое рассматривает движение как угрозу экономическому росту. Помимо блокировки групп сторонников этого движения в социальных сетях, к критике движения подключились государственными СМИ и провластные лидеры мнений.  Реакция Компартии довольно предсказуема. Однако попытка запретить «лежать» с помощью цензуры и публичной критики вряд ли возымеет действие. Такие движения, как правило, сигнализируют о системной проблеме. «Лежание плашмя» напоминает поколение NEET (Not in Education, Employment or Training), которое появилось в Японии в начале 2000-х из-за экономического кризиса в 90-х. Высокая безработица среди молодых людей приводила к тому, что некоторые из них не работали и не учились. Вместо решения проблемы более системно правительство Японии прибегло к аналогичной КПК стратегии — критике. Вероятно, и появление «лежащих плашмя» представляет собой не только выражение протеста сложившейся ситуации, но и сигнализирует о наличии глубинных экономических проблем в стране.

 

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+