К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Не пришли на работу и не выходят на связь»: как бизнес переживает призыв сотрудников

Россияне на пограничном переходе Казбеги (Фото Mirian Meladze / Anadolu Agency via Getty Images)
Россияне на пограничном переходе Казбеги (Фото Mirian Meladze / Anadolu Agency via Getty Images)
Российские компании начали сталкиваться с мобилизацией своих сотрудников. Сложнее других приходится малым и средним предприятиям из сфер, которые не подразумевают удаленную работу из других стран и не попадают под критерии для отсрочек. Рискуют лишиться части штата и IT-компании, несмотря на попадание их в число тех, чьи сотрудники могут претендовать на освобождение от мобилизации. Кому приходят повестки, как бизнес оценивает риски и что делает, чтобы спасти компании?

«Малый бизнес в шоке. Ситуация напоминает 24 февраля этого года: сложно думать о работе. В первую очередь компании постарались сохранить IT-специалистов, потому что их тяжело находить, обучать и не хочется потерять. Представители менее востребованных профессий увольняются и уезжают. Главный вывод, который сделал бизнес, который вывез сотрудников: теперь это не просто релокация, а фактически уход с российского рынка», — говорит в беседе с Forbes основатель российского финтех-сервиса, пожелавший остаться анонимным. 

Закончили чтение тут

Компания собеседника Forbes не попадает под описание тех организаций, сотрудники которых, согласно директиве Минобороны, могут претендовать на отсрочку от частичной мобилизации. При этом сервис имел IT-офис в Волгограде из 18 человек. Часть из них после объявления в России частичной мобилизации 21 сентября сразу перебрались на автомобилях в Казахстан, остальные уехали на следующий день на поезде. В новой стране предприниматель уже зарегистрировал компанию и планирует с ней осваивать местный рынок и выходить в другие страны. 

Работа над финтех-сервисом может быть удаленной и не исключает релокацию штата, констатирует собеседник Forbes. Он признается, что гораздо сложнее сейчас приходится бизнесу из других сфер, например общепита, услуг, строительства, производства. Компании из этих и многих других отраслей тоже не попадают в число тех, кто может претендовать на отсрочку от частичной мобилизации. Но при этом они не могут работать в режиме, когда сотрудники находятся в других странах. 

 

Forbes рассказывает, в каких компаниях сотрудники уже получили повестки или находятся в зоне риска и что работодатели предпринимают в этих условиях. 

Новая повестка 

«Все перевернулось с ног на голову», — сетует в беседе с Forbes представитель одной из московских сетей пекарен. По его словам, во вторник, 27 сентября, в его компанию пришли сотрудники военного комиссариата Москвы, чтобы вручить повестки на работников. Некоторые сотрудники сети с понедельника без предупреждения не пришли на работу, рассказывает он: «Они не выходят на связь». 

Пока мобилизация коснулась младшего и линейного персонала сети, «но что будет дальше — неизвестно», признает собеседник Forbes. По его мнению, в случае если под частичную мобилизацию попадут ключевые сотрудники-пекари, это будет большим ударом для компании. «Наши пекари — преимущественно мужчины. Это труд не из легких. У нас достаточно долгий цикл обучения пекарскому ремеслу, которому в образовательных учреждениях не обучают. Таких людей практически нельзя нанять с рынка, можно только воспитать внутри компании», — объясняет он.

Мобилизация затронула и более крупных игроков сферы кафе и ресторанов. Так, повестки получили 11 сотрудников ресторанной группы White Rabbit Family, сообщил основатель компании Борис Зарьков 22 сентября в своем Telegram-канале Zarkov Live. В разговоре с Forbes ресторатор уточнил, что повестки получили официанты, повара и другие рядовые сотрудники. «На днях они должны пойти в военкомат», — говорит предприниматель, отмечая, что не может повлиять на ситуацию. Основатель сети «Теремок» Михаил Гончаров утверждает, что повестки получили трое его сотрудников. По словам Зарькова, ассоциация рестораторов и отельеров сейчас работает на тем, чтобы отрасль получила похожие льготы, что и IT, — могла «забронировать» ценных сотрудников. Но даже если это удастся, рядовые сотрудники вряд ли смогут попасть в эту категорию, признает Зарьков. Он предполагает, что к ней отнесут только менеджмент.

О том, что сотрудники уже получают повестки, рассказывают не только в компаниях, связанных с общепитом. «Повестки начали приходить как работникам производств, так и сотрудникам офиса», — говорит сооснователь и председатель совета директоров мебельной компании Mr.Doors Максим Валецкий. По его словам, на сегодняшний день мобилизованы порядка 3% сотрудников от общего числа военнообязанных. «Но мы прогнозировали эту цифру и не считаем, что она может как-то критически сказаться на бизнесе», — утверждает он. 

 

Основатель и президент сети имидж-студий «Персона» Игорь Стоянов рассказывает, что и сотрудники его компании получили повестки. Однако, по его словам, таких пока менее 1%. Столько же работников «Персоны» уволились и уехали за рубеж. Еще 3–5% находятся в риске попадания под частичную мобилизацию. «И это уже лидеры — топ-менеджеры, — говорит Стоянов. — Если их заберут, то компания может перестать существовать». В целом, по оценкам предпринимателя, в индустрии красоты доля мужчин в штате составляет в среднем 10–15%. Нередко сотрудники-мужчины являются управляющими или входят в число акционеров компаний, и поэтому мобилизация может негативно повлиять на бизнес в этой сфере.

Еще сильнее ситуация может затронуть строительные компании. Источник Forbes, близкий к одной из строительных лабораторий из Санкт-Петербурга, говорит, что в компании, как и во многих других в этой сфере, работают в основном мужчины с военными билетами. Среди них есть сотрудники, в том числе среди управляющего состава, которые уже получили повестки и сейчас не выходят на связь. Также в лаборатории много тех, кто «подходит под критерии призыва», но пока не получил повестку, говорит собеседник. По его словам, из-за рисков часть из них уезжает из России в другие страны, но таких случаев пока немного, так как у предприятия нет вариантов удаленной работы. Собеседник признается, что, если число мобилизованных среди сотрудников продолжит расти, а на рынке будет недостаток специалистов-мужчин, компания может прекратить деятельность. 

Караул в IT

В компаниях, входящих в реестр аккредитованных организаций, осуществляющих деятельность в области информационных технологий, ситуация проще: как минимум часть штата может претендовать на освобождение от мобилизации. Однако и в них есть сотрудники, которые получают повестки. К примеру, они пришли работникам IT-гигантов «Яндекс» и банка «Тинькофф», писали The Bell и «Медуза» (признана СМИ-иноагентом) со ссылкой на источники. 

26 сентября Минцифры опубликовало приказ с примерным перечнем специальностей в сферах IT и связи, по которым рекомендована отсрочка от мобилизации. Всего в перечне 195 позиций, в том числе экономика, психология и журналистика. Также министерство дало инструкции по заполнению соответствующих форм сотрудниками. «При заполнении заявления на Госуслугах надо найти наименование своей специальности (как в дипломе) в таблице и по ней найти ее актуальное наименование, которое требуется указать в заявлении», — говорится в сообщении Минцифры, опубликованном в его Telegram-канале. В нем же отмечают, что наличие соответствующей специальности и трудоустройства в аккредитованной IT-организации или в операторе связи само по себе не дает права на освобождение от призыва: «Необходимо также выполнять критически важные функции».

Основатель сервиса онлайн-бронирования жилья Tvil Алексей Черепахин рассказывает, что его компания аккредитована как осуществляющая деятельность в сфере IT и ее сотрудники пока не получали повестки. Однако, по словам Черепахина, в компании примерно половина из 100 работников — мужчины. По предварительным расчетам Tvil, почти две трети из них потенциально могут быть мобилизованы. «У них либо нет нужного высшего образования, либо совсем нет высшего образования», — поясняет предприниматель. Кроме того, он также признается, что пока не понимает, как доказывать выполнение сотрудником критически важных функции, если его специальность есть в перечне, но он не имеет прямого отношения к разработке IT-решений. Forbes направил запрос в Минцифры.

 

По словам Черепахина, если те работники Tvil, которые могут попасть под мобилизацию, получат повестки, то компания столкнется с сильным спадом в качестве процессов и скорости развития. «На поиск новых [сотрудников] уйдет три месяца или более. Каждому новенькому придется долго набирать экспертизу в продукте. Руководителям придется тратить много времени на обучение, а значит, они не будут заниматься более значимыми вопросами. Караул нам будет обеспечен», — заключает предприниматель.

Представитель разработчика сервисов для бизнеса, в периметр которого входят несколько аккредитованных IT-компаний, рассказала Forbes, что пока компания зафиксировала несколько единичных случаев получения сотрудниками повесток. «Да и их, скорее всего, сейчас реально будет отменить [доказав, что эти работники могут рассчитывать на отсрочку]», — говорит представитель, не вдаваясь в детали. 

О том, что часть сотрудников может получить повестки, Forbes рассказали и в российской онлайн-образовательной платформе, которая тоже есть в реестре аккредитованных в сфере IT. По оценкам источника в этой компании, не имеет высшего образования и подходящей для освобождения от мобилизации специальности примерно 10% тех, кто может быть призван. Директор образовательной платформы LearnHub Даниил Ганопольский оценивает долю таких работников в своей компании выше: «Фактически 35% в целом под риском, в том числе и руководители». Однако пока повестки сотрудникам не приходили, говорит он.

Увольнение, отпуск, переезд

Большинство опрошенных Forbes предпринимателей организовали в своих компаниях юридические, правовые и психологические консультации для работников, которые уже получили повестки или могут быть мобилизованы, и создали оперативные штабы — для оценки рисков и формирования планов работы с ними. 

В части компаний сотрудникам озвучили меры поддержки, которые компания обеспечит, если кого-то из сотрудников призовут. Например, Mr.Doors намерена помогать персоналу при сборах, а также оказывать «посильную поддержку» семьям мобилизованных сотрудников, рассказывает Максим Валецкий. По словам основателя другого мебельного бизнеса, пожелавшего остаться анонимным, его компания готова поддерживать сотрудников, получивших повестку и планирующих ехать на сборные пункты в военкоматы, с «покупкой обмундирования или еще чего-то, чтобы человек приехал по-человечески и имел какие-то минимальные шансы [вернуться после мобилизации]». 

 

Согласно постановлению Минтруда, работодатель обязан сохранить за мобилизованным сотрудником рабочее место, чтобы тот мог на него вернуться на прежних условиях по окончании службы. Трудовой договор с таким работником необходимо приостановить. На этот период работодатель может по срочному трудовому договору принять на место мобилизованного сотрудника временного работника. Компания не должна платить призванному заработную плату. Однако некоторые организации намерены делать и это. Например, в ресторанной группе Floo Family («Сойка напела», Floo) мобилизованным или их семьям продолжат платить зарплату — частично или полностью, уверяет сооснователь группы Станислав Коротецкий.

Помимо помощи уже мобилизованным, компании пытаются «застраховаться» от штрафов и спасти от призыва тех, кто пока не получил повестку, но находится в группе риска. По закону повестку гражданину могут вручить по месту его проживания под подпись либо отправить по месту работу. Во втором случае организация обязана сообщить сотруднику о том, что его призывают на военные сборы, и вручить ему повестку, также под подпись. Если работодатель препятствует своевременной явке сотрудника в военкомат, то ему грозит штраф — до 3000 рублей. 

Те компании, которые имеют возможность удаленной работы, хотят защитить сотрудников от риска получения повестки и при этом не попасть под штрафные санкции, стараются как можно быстрее вывезти мужчин или не препятствуют их переезду. К примеру, стартап по автоматизации работы с внештатными сотрудниками, не входящий в реестр IT-компаний, на время вывозит сотрудников из московского офиса и России в ближайшие страны: Армению, Таджикистан, Казахстан, рассказал Forbes его основатель на условиях анонимности. Дать желающим возможность работы в Казахстане планирует и основатель мебельного бизнеса. Для этого он уже открыл офис в Алма-Ате, а в следующем году откроет фабрику в Караганде. «Критически важным сотрудникам», которые находятся под риском мобилизации, помогает уехать за рубеж и один из российских сервисов аренды транспорта, рассказал Forbes его представитель. 

Основатель компании в сфере детского образования, которая входит в реестр аккредитованных IT-организаций, признается, что успел вывезти за рубеж нескольких своих сотрудников, которые получили повестки. Сам предприниматель, по собственным словам, тоже может быть мобилизован, однако пока вынужден оставаться в России: «Я понимаю, что рискую жопой, но иначе сейчас никак. Бизнесу я нужен тут».

Уехавших и оставшихся в России, но рискующих сотрудников компании переводят на удаленку. «При удаленном режиме работодатель может не знать, где находится сотрудник. Он может его уведомить [о получении повестки], но не вручить [повестку под роспись]. Логика в этом», — объясняет представитель онлайн-образовательной платформы, которая стала использовать удаленку. По словам эксперта «Актион Кадры и HR» Ирины Богомоловой, перевод работника на дистанционный режим может спасти компанию от штрафов, но сотрудника, если он находится на территории России, от призыва он не спасет. «Повестка может прийти ему на домашний адрес, и он обязан будет сообщить работодателю о необходимости явиться в военкомат», — говорит она. Если работник уедет в другую страну, а в компанию придет повестка на его имя, то работодатель должен будет отправить работнику уведомление о необходимости явиться в военкомат всеми доступными способами, говорит Богомолова: «Если работник не выходит на связь, надо сообщить об этом в военкомат. Уклонистам от призыва по мобилизации на сегодняшний день грозит штраф до 3000 рублей».

 

Бизнес, который не может работать в дистанционном режиме, предпринимает другие действия. Так, в части организаций отправляют сотрудников в неоплачиваемые или оплачиваемые отпуска. При этом такие сотрудники могут фактически продолжать работу, несмотря на отпуск. Об использовании такой схемы Forbes на условиях анонимности рассказали основатели VR-стартапа и сети спортивных студий. Последний утверждает, что решение об отправке нескольких сотрудников «в отпуск в срочном порядке» было принято после того, как они обнаружили повестки в своих почтовых ящиках, но не стали на них реагировать.

Официальных запретов на предоставление сотрудникам внеочередных отпусков сейчас нет, говорит эксперт «Актион Кадры и HR» Ирина Богомолова. По ее словам, военкоматы не объясняют, обязан ли работодатель уведомить сотрудника о повестке во время его отпуска. «Формально отпуск — свободное от работы, а значит, и взаимодействия с работодателем время. Работодатель в принципе может не знать, где в это время находится сотрудник и не иметь с ним связи. И все же лучше направить уведомление с копией повестки на адрес сотрудника, который он указал при приеме на работу. Подобное уведомление плюс приказ об отпуске можно будет использовать как доказательства ваших правомерных действий», — советует она.

Богомолова рассказывает, что в российских компаниях появилась практика, когда сотрудники, чтобы исключить возможность получить повестку через работодателя, срочно увольняются и заключают с экс-работодателем гражданский договор, например, подряда. «Формально такой сотрудник уже не в штате, вести по нему воинский учет работодатель не обязан, а соответственно, не обязан и информировать военкомат. Военкомат также не сможет передать через работодателя повестку просто потому, что формально компания не является работодателем», — говорит она. 

Эксперт, впрочем, считает такой шаг рискованным и для работодателя, и для сотрудника. В случае если Госинспекция труда узнает, что исполнитель по гражданско-правовому договору недавно был сотрудником компании, последнюю обвинят в подмене трудовых отношений гражданско-правовыми, велят устранить нарушение и оштрафуют (максимальный штраф — 50 000 рублей), говорит Богомолова. Сотрудник при этом, по ее словам, при переходе на работу по гражданско-правовому договору лишится трудовых гарантий, а повестку может все равно получить — по месту жительства.

Несмотря на все риски и неопределенность, работодатели продолжают прорабатывать и другие возможные «пути отхода», так как боятся потерять существенную часть сотрудников и оказаться в условиях нехватки рабочей силы. «Я как предприниматель буду делать все и даже больше, чтобы отвоевать свое видение России, свое видение того, что должны делать люди в той ситуации, в какой оказалась страна. Без производительного экономического класса, без людей никакая жизнь в благополучии будет просто невозможна», — объясняет свою позицию основатель VR-стартапа.

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+