К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Куда уехали россияне из-за частичной мобилизации и что планируют делать дальше

Тбилиси, Грузия (Фото Getty Images)
Тбилиси, Грузия (Фото Getty Images)
После объявления частичной мобилизации Россию покинули десятки тысяч человек. Часть из них покупали билеты за сотни тысяч рублей, другие проводили часы ожидания на пограничных контрольно-пропускных пунктах, часто без еды и воды. Из-за экстренного переезда многим пришлось оставить работу, так как она не предполагала удаленный формат. Forbes изучил, как россияне массово покидали страну, сколько им пришлось на это потратить и что они планируют делать дальше

С 21 сентября, когда в России объявили частичную мобилизацию, из страны уехало примерно 700 000 человек. Часть из них пересекла сухопутные границы; одна из самых больших очередей образовалась на КПП «Верхний Ларс» между Россией и Грузией. Один из собеседников Forbes — оператор-постановщик Владимир, пожелавший не называть фамилию, — провел там около 20 часов, не считая пути из Москвы до начала очереди. Другие люди, решившие покинуть Россию, стояли в очереди на «Верхнем Ларсе» и по четыре-пять дней. За девять дней, с 17 по 26 сентября, в Грузию въехало около 78 000 россиян, писал «Коммерсантъ». Для сравнения: за весь июнь в страну въехали 90 000 россиян, что уже тогда было в шесть раз больше, чем за аналогичный период 2021 года. 

Закончили чтение тут

Кроме Грузии, россияне выбирали для экстренной релокации Казахстан, Узбекистан, Армению, Турцию и использовали для этого в том числе авиаперелеты. За период с 21 сентября по 4 октября число купленных авиабилетов за границу выросло в полтора раза по сравнению с предыдущими двумя неделями, в то время как число таких билетов для перелетов по России сократилось на 19%, рассказали Forbes в одном из сервисов бронирования путешествий. По данным сервиса, цена перелетов в дальнее зарубежье (Турция, ОАЭ и т. д.) выросла в 1,7 раза, а в ближнее (Армения, Узбекистан, Казахстан и др.) — в 2,4 раза.

Forbes пообщался с новыми эмигрантами и узнал, сколько денег и времени они потратили на переезд, как им пришлось поступить с работой и что у них в планах.

 

С пятой попытки 

Оператор-постановщик Владимир вспоминает, что, узнав о частичной мобилизации в России 21 сентября, поначалу не думал о переезде: «Была надежда, что раз мобилизация частичная, она затронет только определенные категории [граждан]». По его словам, он ограниченно годен по состоянию здоровья и поэтому насчет призыва не волновался. Президент России Владимир Путин в своем обращении утром 21 сентября говорил, что частичная мобилизация затронет «прежде всего тех, кто проходил службу в рядах вооруженных сил, имеет определенные военно-учетные специальности и соответствующий опыт». 

На следующий день после введения частичной мобилизации оператор вышел на работу — на смену съемок сериала. Однако в тот же день в соцсетях и СМИ стала появляться информация о том, что повестки получают люди и без боевого опыта, вспоминает Владимир. Он воспринял эти новости как «тревожные сигналы» и после недолгих раздумий решил уезжать в Тбилиси, где прежде не раз бывал, не откладывая это до конца съемок. На тот момент у него оставалось еще 49 смен в сериале в Москве. О своем решении он предупредил работодателя, с которым сотрудничал как фрилансер. Так как съемки не могут происходить удаленно, контракт с ним пришлось расторгнуть. 

Не сразу решился на переезд и другой собеседник Forbes — IT-специалист в крупной российской компании, живущий в Казани. Вечером 21 сентября он планировал собраться с семьей, чтобы обсудить дальнейшие действия. Но в тот же вечер прочитал приказ военного комиссара Республики Татарстан о том, что некоторые категории мужчин становятся невыездными (22 сентября приказ был обновлен — военным, подлежащим мобилизации, разрешили выезжать из районов и городов по согласованию). «Меня все это напугало», — признается IT-специалист. Он договорился с работодателем об оплачиваемом отпуске и принял решение перебраться в Узбекистан, где живут родственники его девушки.

Оба специалиста решили переезжать своим ходом. Айтишник из Казани поясняет свой выбор тем, что к вечеру 21 сентября билеты на самолеты в страны СНГ стоили уже «очень дорого» — более сотни тысяч рублей в один конец. Высокие цены на авиарейсы 21 сентября подтверждает другой собеседник Forbes из IT-подразделения Сбербанка. Он рассказывает, что уже спустя час после объявления частичной мобилизации билеты стоили десятки тысяч рублей. Ему удалось купить билет за 67 000 рублей до Бишкека на 22 сентября с пятой попытки. Выбор рейса оказался случайным. «Полетели, куда успели взять прямой [рейс]», — говорит собеседник Forbes. Еще большую сумму на авиабилет в тот же день потратил PR-специалист одного из российских агентств Александр — он долетел до Еревана более чем за 100 000 рублей. 

В топ-10 самых популярных стран, куда россияне купили авиабилеты с 21 сентября по 4 октября, оказались Турция, Таджикистан, Армения, Узбекистан, Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Белоруссия, ОАЭ и Израиль, рассказали Forbes в одном из сервисов бронирования путешествий. По его данным, сильнее всего по сравнению с двумя предыдущими неделями вырос спрос на билеты в Израиль, Турцию и ОАЭ — в 4, 2,2 и 2 раза соответственно.

 

За период с 21 сентября по 4 октября по сравнению с предыдущими двумя неделями в России выросло и число купленных билетов на автобусы и поезда — в два раза, говорят в сервисе бронирований. Из-за дороговизны авиабилетов на двух поездах через Астрахань до Казахстана за несколько тысяч рублей смог добраться сотрудник одной из московских компаний Андрей. По его словам, днем 21 сентября билеты на самолет до Казахстана стоили уже от 70 000 рублей.

Велосипед на память

Пересечение границ своим ходом обошлось собеседникам Forbes дешевле, чем авиаперелет, но ожидаемо потребовало в разы больше времени и сил. IT-специалист из Казани с девушкой решили переходить границу через КПП в селе Жайсан на границе с Казахстаном, а затем оттуда ехать в Узбекистан. Почти до границы пару довез родственник — это заняло около 12 часов. Около 500 метров до КПП они прошли пешком. «Было много людей и машин, — вспоминает собеседник Forbes. — Но, если сравнивать с последующими днями, народа практически не было. Мы среагировали очень быстро и успели пройти до основного потока эмигрантов, который образовался через несколько дней». 

На российской таможне пару пропустили за пять минут и не задавали вопросов. А на казахской стороне IT-специалиста, по его собственным словам, расспрашивали о том, куда и зачем он едет, планирует ли возвращаться. «Мы с девушкой понимали, что могут быть допросы, каверзные вопросы, поэтому заранее подготовили ответы», — рассказывает собеседник Forbes. Он сообщил, что едет к родственникам на юбилей и планирует скоро вернуться, потому что в России осталась престижная работа. Этот таможенный пункт он прошел за час. 

Перейдя границу, пара села на автобус до Ташкента. Поездка через весь Казахстан заняла двое суток, так как водитель останавливался на ночлег. «Мы ехали очень долго. Днем было жарко, а ночью — очень холодно», — вспоминает свои впечатления от пути собеседник Forbes. Уже на границе с Узбекистаном пара пересела в машину к родственникам. Благодаря помощи родных поездка обошлась ему с девушкой в «смешные деньги» — 10 000 рублей на двоих. Из них 8000 рублей ушло на два билета на автобус, остальное — на еду.

Сравнительно небольшую сумму, порядка 38 000 рублей, потратил и оператор-постановщик Владимир на поездку из Москвы до Тбилиси через «Верхний Ларс». Он выехал из Москвы утром 24 сентября на личном автомобиле. На подъезде к КПП он обнаружил, что потерял свидетельство о регистрации транспортного средства (СТС), без которого его не пропустили бы на границе с Грузией. Поэтому ему пришлось вернуться в Минеральные Воды. Там он написал заявление на утерю СТС в отделении полиции. Но продублировать документ могли только сотрудники ГИБДД, а они в тот день не работали. Чтобы не терять время, Владимир решил оставить машину у знакомых, которых нашел через подругу, и ехать своим ходом.  

 

Следующим утром оператор доехал на поезде до Владикавказа за 1450 рублей. Оттуда взял такси за 3000 рублей до начала автомобильной пробки в 24 км у «Верхнего Ларса». Там местные жители продавали велосипеды. За 15 000 рублей Владимир приобрел велосипед, к которому примотал рюкзак, сумки с вещами и зимнюю куртку. За четыре часа он смог доехать на нем до пешей очереди в 300–400 м перед КПП. Вечером того же дня оператор пересек границу. «Мне ничего не сказали — поставили печать, и я пошел дальше, — вспоминает Владимир. — Уже на выходе в нейтральную зону меня остановил другой пограничник и спросил паспорт, чтобы проверить печать. Он спросил: «Бежишь?» Я ответил, что еду снимать дипломный проект в Грузии, и сказал, что это моя четвертая поездка. Он заговорил про военный билет, но в этот момент его кто-то окликнул, он отвлекся, а потом уже забыл про свой вопрос».

Собеседник Forbes вспоминает, что самым трудным отрезком пути оказалась нейтральная зона: «Наглые люди вклинивались вне очереди. Фуры ехали в полуметре от очереди, стараясь не задавить». Контрольно-пропускной пункт в Грузии он прошел только в 11:30 утра следующего дня. На выходе прошедших ждали репортеры, таксисты и те, кто хотел купить велосипед по дешевке — за 2000–3000 рублей, рассказывает Владимир. Вместе с еще одним человеком из очереди за 6000 рублей в складчину он взял такси до Тбилиси. «Велик решил принципиально сохранить на память», — рассказывает он.

Страны-прокладки 

Большая часть эмигрантов, покинувших Россию после 21 сентября, не успели обдумать пункт назначения и спланировать будущее, констатирует миграционный эксперт сервиса релокации Hello Move Павел Смирнов: «Люди ехали куда глаза глядят. Первой задачей было оказаться в безопасности, а потом уже разбираться [с местом жительства и работой]. Hello Move традиционно специализировалась на помощи с переездом в Европу. Но после объявления частичной мобилизации столкнулась с запросами клиентов на переезд в «страны-прокладки» на пути к ЕС, рассказывает Смирнов. По его оценкам, большинство на первом этапе поехали в Турцию, Грузию и Казахстан. Теперь, находясь в третьих странах, они будут стараться получить визы в Европу, говорит он.

Наблюдения Смирнова о том, что россияне не задержатся в странах, куда сумели перебраться, соотносятся с планами эмигрантов, с которыми пообщался Forbes. Так, PR-специалист Александр рассказывает, что останется в Ереване всего на два месяца. После он планирует переехать на Кипр. Страна привлекает его развитым комьюнити, в том числе русскоязычных специалистов, и климатом. «Оттуда проще переехать в другие страны Европы, если мне этого захочется», — говорит он.

Александру повезло: он работает в международной компании с офисами в пяти странах, поэтому ему не пришлось увольняться. В более сложной ситуации оказался IT-специалист из Казани. Его компания не предлагает удаленную работу, и поэтому после отпуска ему придется уволиться. Он планирует искать вакансии Java-разработчика во всех странах мира с возможностью дистанционной работы. В Узбекистане больше, чем на несколько месяцев, специалист задерживаться не хочет. Уволиться из-за невозможности удаленной работы будет вынужден и сотрудник московской компании Андрей. Из Казахстана он планирует перебираться в Португалию.

 

Работать дистанционно не может и сотрудник IT-подразделения Сбербанка. Пока он взял отпуск на 30 дней, а после планирует искать новую работу в других странах. Ранее один из сотрудников Сбербанка рассказывал Forbes, что в компании можно работать только с корпоративных компьютеров в офисе и с выданных компанией ноутбуков из дома в России. В иных случаях есть риск скомпрометировать банковские данные. 

По словам сотрудника IT-подразделения, Сбербанк составил списки работников с правом на бронь от мобилизации и отправил в Минобороны. Пока эти списки находятся на рассмотрении. Собеседник Forbes признается, что не планирует возвращаться в Россию, даже если получит отсрочку, так как не уверен в том, что бронь сохранится за ним в будущем. Forbes направил запрос в Сбербанк.

Оператор-постановщик Владимир тоже не намерен возвращаться. Пока он хочет осесть в Грузии, но признается, что найти работу здесь будет сложно: «Тут очень маленький рынок [видеопродакшена]». По его подсчетам, накоплений ему хватит максимум на полгода. Если ему не удастся найти работу по специальности, он будет искать альтернативные способы заработать. 

Шансы остаться

Специалисты из России испытывают сложности с поиском работы за рубежом после начала «спецоперации»* на Украине в феврале 2022 года, говорит основательница сервиса по релокации в Европу и Великобританию Relo.ae Анна Стороженко: «Если раньше, чтобы получить оффер, мы отправляли по 50 откликов [на вакансии для одного специалиста], то сейчас — более чем по 150, а в отдельных случаях и по 300». Причины сложностей она назвать затрудняется. «Это может быть связано с подготовкой компаний к затяжной рецессии и спадом найма, возросшим интересом к релокации и последовавшей за этим конкуренцией или чем-то еще», — предполагает она.

Стороженко советует специалистам подавать заявки в российские компании, которые после 24 февраля релоцировались за рубеж. Они открыты к найму специалистов из России и Белоруссии, уверяет предпринимательница: «Там вероятность, что ваше резюме окажется в мусорном ведре из-за паспорта, ниже, как и требования к знанию английского. Работодатели готовы помогать с изучением местного языка». 

 

Самые высокие шансы найти работу за рубежом — у программистов с опытом работы в международных компаниях и знанием английского на уровне В2 (Upper Intermediate, то есть выше среднего), отмечает Стороженко. Чтобы повысить свои шансы, она рекомендует создать профиль в социальной сети LinkedIn, отправлять как можно больше откликов на вакансии и тщательно готовиться к интервью. «Процесс собеседования в западных компаниях отличается от того, что принято в российских. Там тестируют интеллект, проводятся culture fit interview (тест на соответствие соискателя культуре компании. — Forbes), а технические интервью проходят в несколько этапов. Если компания известная и крупная, то она, как правило, присылает гайд по подготовке или его можно найти в интернете». 

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+