Джек-потрошитель против современной генетики: хроники скандала

Сцена из х/ф "Джек-потрошитель" ( фото Getty Images )
Анализ ДНК помогает разоблачать преступников, но можно ли с его помощью раскрыть преступление, совершенное 130 лет назад? В цикле «Техно-уикенд» Forbes рассказывает о не слишком практичных, но тем не менее любопытных научно-технических идеях

На минувшей неделе вниманием публики завладели генетики-криминалисты. В прошлый раз их область науки попала на первые страницы прессы в начале лета 2018 года, когда на основании анализа ДНК был арестован «убийца из Золотого штата» Джеймс Дианджело — через три десятилетия после совершенных преступлений. Однако в этот раз заявление исследователей звучало куда более амбициозно: если верить их статье в Journal of Forensic Sciences, они раскрыли убийства, совершенные в конце XIX столетия. Речь идет о легендарном Джеке-потрошителе — лондонском маньяке, совершившем серию кровавых преступлений осенью 1888 года.

«Насколько нам известно, на настоящий момент это наиболее полное исследование, касающееся данного дела», — пишут в своей статье авторы работы, Дэвид Миллер и Яри Лоухелайнен из Ливерпульского университета Джона Мура. Тем не менее, научное сообщество археогенетиков и кримининалистов восприняли результат крайне скептически. «Чушь, не заслуживающая публикации», — это определение, данное доктором Тури Кинг, генетиком из университета Лестера, исследовавшей ДНК из останков короля Ричарда III, американский Forbes вынес в заголовок статьи.

Маньяк из Уайтчепела

С августа 1888 года английская полиция стала находить на улицах тела жестоко убитых проституток. Все преступления — по распространенному мнению, их было пять, однако некоторые исследователи доводят счет жертв до 15 — объединял общий почерк преступника. Термина «серийный убийца» тогда еще не существовало: впервые это понятие криминалисты стали применять десятилетием позже, после раскрытия преступлений американского маньяка Генри Говарда Холмса. Однако именно Джек-потрошитель — такое прозвище получил лондонский убийца — стал самым знаменитым в истории психопатом, совершавшим преступления на сексуальной почве. В немалой степени своей славой он обязан тому факту, что полиции так и не удалось установить его личность.

Следователи рассматривали несколько подозреваемых, и первым среди них был Аарон Косминский, 23-летний парикмахер-эмигрант родом из Польши. Однако ясных улик, обличающих преступника, обнаружить так и не удалось. Позже Косминский был отправлен в психиатрическую клинику за совершение другого преступления, где и провел остаток жизни. Загадку Джека-потрошителя продолжали разгадывать многие энтузиасты вплоть до XXI века. Среди самых экзотичных подозреваемых были даже два известных художника: Уолтер Сикерт и великий Винсент Ван Гог.

Одним из энтузиастов был бизнесмен Расселл Эдвардс, опубликовавший в 2014 году книгу «Назвать Джека-потрошителя». В 2007 году он купил на аукционе шаль, принадлежавшую одной из жертв и сохранившую, как думали, генетический материал как жертвы, так и убийцы. Именно этот предмет и стал объектом исследования, проведенного Лоухелайненом и Миллером. Лоухелайнен провел первые анализы еще десять лет назад, и их результаты были упомянуты Эдвардсом в его книге, однако это заявление не было воспринято серьезно: детали исследования не были опубликованы. Нынешняя статья двух исследователей была призвана восполнить этот пробел.

Согласно статье, на шали были обнаружены следы ДНК двух человек. Митохондриальную ДНК — генетический материал, передающийся по материнской линии и часто используемый в построении родословных — удалось, согласно заявлению авторов, проанализировать с достаточной точностью, чтобы сделать выводы о личности носителей. Последовательности ДНК сравнивали с данными ныне живущих родственников жертвы — Кэтрин Эддоус — и подозреваемого Аарона Косминского. Авторы утверждают, что обнаружили убедительные совпадения. Кроме того, по анализу генома им удалось установить, что у убийцы были карие глаза и темные волосы. Это соответствует как описаниям Косминского, так и показаниям свидетелей.

Вина не доказана

Научное сообщество встретило статью ливерпульских генетиков с крайним скептицизмом. Главное нарекание — отсутствие в статье точной информации о расшифрованных последовательностях ДНК, а также деталей экспериментальной процедуры. Авторы утверждают, что не могут обнародовать результаты расшифровки, поскольку те подпадают под категорию «персональных данных» и их тайна защищена законом. Однако, по словам доктора Вальтера Парсона, генетика-криминалиста из Инсбрукского медицинского университета (Австрия), цитируемого журналом Science, к митохондриальной ДНК (мтДНК) этот закон неприменим. мтДНК передается от поколения к поколению только по материнской линии, и она идентична — с точностью до индивидуальных мутаций — у всех потомков одной женщины, а потому не может быть использована для установления личности.

Авторы статьи проиллюстрировали свои находки не точными последовательностями ДНК, а диаграммами, призванными отражать вероятность (предположительно не слишком высокую) случайного совпадения. Это вызвало у критиков резкую саркастическую реакцию. «Куда движется наука, если мы перестали публиковать результаты, а вместо этого показываем цветные квадратики?!» — говорит доктор Парсон.

Другая линия аргументации против заявления ливерпульских генетиков строится на истории самой улики — шелковой шали, принадлежавшей жертве, Кэтрин Эддоус. Адам Резерфорд, генетик и научный журналист, отметил в своем Твиттере, что результаты крайне сомнительны. В частности, Резерфорд отмечает, что многие люди фотографировались с пресловутой шалью, держа ее голыми руками без перчаток. Хотя авторы заявляют, что стремились не допустить загрязнения шали современной ДНК, такое обращение с уликой практически исключало бы ее использование в судебном процессе.

Критики — а именно, археогенетик Тури Кинг, прославившаяся тем, что выделила и проанализировала ДНК из останков английского короля Ричарда III — указывают и на то, что при всех заявлениях авторах об их бережном отношении к тайне персональных данных их статья может нанести репутационный ущерб ныне живущим родственникам Аарона Косминского. Одно дело иметь с своей родословной психически больного человека, фигурировавшего в качестве подозреваемого в некогда громком деле, и другое — в одночасье превратиться в живых родственников настоящего Джека-потрошителя, самого знаменитого в истории маньяка-убийцы.

Справедливы ли эти претензии? Требования к качеству научных доказательств зависят от того, для установления какой истины эти доказательства применяются. Данные, способные убедить присяжных в судебном заседании, могут оказаться неприемлемыми в научном молекулярно-биологическом исследовании, и наоборот. Что касается истории Джека-потрошителя, то, разумеется, здесь не идет речь ни о судебном процессе, ни о глубокой теоретической науке. Спустя 130 лет после совершенных убийств и через столетие после смерти главного подозреваемого результаты, полученные Лоухелайненом и Миллером, имеют скорее научно-развлекательное, а в лучшем случае историческое значение. Для такого рода применений науки, возможно, качество представленных результатов можно считать приемлемым. Адам Резерфорд, однако, с таким выводом не согласен: «Это ужасная наука и ужасная история. <Подобная> чепуха лишь питает научное и историческое невежество, построенное на нелепой романтизации жестокого убийства пятерых женщин. Нам всем надо постараться перерасти это».

Новости партнеров