Как сирота из Кургана создал глобальный сервис заказа такси с выручкой 5 млрд рублей

Максим Белоногов Фото DR
«Яндекс.Такси» может выйти на IPO с оценкой в $5-8 млрд, по данным Bloomberg. Компания совершает 2 млн поездок в день. У сервиса заказа такси «Максим» всего в два раза меньше поездок — 1 млн в день. Компанию создал предприниматель из Кургана, оставшийся сиротой в 16 лет

Основатель такси «Максим» 39-летний Максим Белоногов в 15 лет возил трупы в больнице в Кургане, агитировал за ЛДПР, а на вырученные деньги покупал сигареты. Он остался сиротой в 16 лет, когда умерла его мать, отца не стало за семь лет до этого. На полученное после смерти матери пособие Белоногов купил компьютер с процессором Pentium 100 и принтер, чтобы скачивать рефераты, распечатывать и продавать. Так он заработал первые деньги вместе с одногруппником по Курганскому государственному университету Олегом Шлепановым. На вырученные деньги партнеры закупали аккумуляторные батареи и проводные телефоны и продавали их на оптовый рынок Кургана, а также в розницу в отделы радиотоваров в разных магазинах. Параллельно они занимались продажей газового оборудования. Под склад использовал гараж, который достался Белоногову в наследство от тестя. Однажды склад ограбили и сожгли, а друзья потеряли товар на 50 000 рублей. ВАЗ-2108 тогда можно было купить за 35 000 рублей. Потом в город зашли федеральные сети вроде «Эльдорадо» и продавать радиотовары стало невыгодно.

Следующим бизнесом стала пейджинговая компания «Мобил Телеком», запущенная по франшизе в Шадринске Курганской области. Заработать на этом бизнесе Белоногов не успел — через год, в 2002 году, появились мобильные телефоны, а пейджеры остались в прошлом. В 2003 году Белоногов, используя номера, оставшиеся от пейджингового бизнеса, запустил такси «Максим» — дали объявление в Шадринске: «Требуется водитель с личным автомобилем». В городе было много отставных военных, которые откликнулись на объявление. Тогда компания называлась сначала «Мобил Телеком», а затем «Шадринск».

В феврале 2004 года Белоногов, Шлепанов и нынешний гендиректор компании Антон Клементьев взяли в банке кредит в 150 000 рублей, купили на эти деньги офисную АТС, а также несколько телефонных аппаратов, наняли оператора, поставили антенну на крышу и начали работать в Кургане. Компания получила название «Максим».

В Кургане партнеры использовали домашний номер Шлепанова. Устраивать офис в его квартире не захотели, поэтому сняли в соседнем доме подвальное помещение в 15 квадратных метров и протянули туда телефонный шнур из окна квартиры по крышам.

«Мы никогда не думали про инвестиции: когда мы стартовали, то не знали таких слов», — вспоминает запуск сервиса «Максим» Белоногов.

Компания никогда не привлекала инвестиций, развивалась исключительно на собственные средства — запускали такси в нескольких городах, а заработанные средства реинвестировали в открытие сервиса в новых городах. В первые шесть лет сервис заказа такси «Максим» открылся в четырех городах, в 2010 году — в 17 городах, затем ежегодно подключал по несколько десятков городов. Сейчас «Максим» работает в 450 городах России и 16 странах. А основатели компании — Белоногов и Шлепанов — остаются ее владельцами (им принадлежит по 50% бизнеса).

Сегодня клиенты по всему миру заказывают такси «Максим» более 1 млн раз в сутки, а в компании работают более 6000 сотрудников. Выручка в 2018 году, по словам Белоногова, составила 5 млрд рублей, чистая прибыль — 1,5 млрд рублей — это средства, заработанные на 10% комиссии от стоимости каждого заказа. При этом на Россию приходится 75% бизнеса.

Контакт-центр Taxsee, который вырос из диспетчерской службы в Шадринске, сейчас является одним из крупнейших в России. До появления таких центров спрос на такси был выше предложения: таксопарки не хотели возить людей дешево, а службы заказов такси привлекали обычных водителей, которые были готовы возить пассажиров за меньшую цену.

Международная экспансия и санкции

К 2017 году «Максим» был представлен почти во всех городах России благодаря запуску франшизы. «Мы гарантировали франчайзи, что не будем открываться в тех населенных пунктах, куда зашли они», — говорит Белоногов. Для него в первую очередь важна узнаваемость бренда, поэтому компания берет минимальные отчисления — 1% от поездки.

На паушальном взносе (единовременный взнос покупателя франшизы), который составляет 50 000-100 000 рублей, сервис ничего не зарабатывает, так как передает франчайзи оборудование на эту сумму.

Тогда же, в 2017 году, Белоногов решил выйти на новый рынок, «где много людей, но нет инвестиций». «Тогда мы уже вышли в Грузию, Казахстан, Украину, но почему-то не верили в дальнюю заграницу», — вспоминает Белоногов.

Осенью 2017 года «Максим» запустился в Иране и через полгода попал под санкции. «В Иране мы вели себя как «Яндекс» — сразу открылись в 70 городах», — говорит Белоногов. Часть городов «выросли», другие – нет. Всего бизнесмен потратил около 800 млн рублей на запуск в Иране.

Весной 2018 года приложение было некоторое время недоступно в App Store из-за санкций США против Ирана. Официально App Store в Иране заблокирован, но местные жители скачивают приложения из национального маркета для iOS, который американская корпорация не блокирует, чтобы не навредить своему бизнесу, писало издание Cnews.

В январе 2019 года Apple удалила приложение компании для водителей Taxsee Driver из App Store примерно на месяц. Для того чтобы урегулировать конфликт с IT-корпорацией, «Максим» наняла американского юриста. После всех процедур Apple вернула приложения в магазин и подтвердила, что оно соответствуют правилам.

В настоящее время в Иране под брендом «Максим» работает самостоятельная иранская компания. Она растет, так как в стране нет американских инвестиций, нет Uber и «Яндекс.Такси», говорит Белоногов. Неожиданно быстро сервис начал развиваться также в Малайзии и Индонезии: «Мы не верили в эти регионы, так как там сильные конкуренты».

Бизнес компании растет ежегодно на 20-30%, и конкуренции предприниматель не боится: «Даже если меня задавят в России, у меня есть Индонезия, Малайзия и другие страны».

Отказаться от Gett

В сентябре 2016 года основатель сервиса Gett Дэйв Вайсер и операционный директор компании Александр Артемьев прилетели в Курган, чтобы встретиться с основателями сервиса «Максим». Gett хотел купить компанию, которая могла бы помочь ему выйти в регионы, объясняет мотивацию конкурентов Белоногов. «Мы даже ездили в Израиль в офис Gett посмотреть, как там все устроено. Нас не впечатлил их контакт-центр — наш мощнее и больше», — вспоминает он.

Помимо приложений и кол-центров в IT-инфраструктуру сервиса «Максим» входят собственные дата-центры в России и Германии, а также междугородний оператор связи.

За последние четыре года Белоногов получил предложения о покупке бизнеса практически от всех конкурентов. Gett в 2016 году оценил «Максим» в $80 млн (тогда 5 млрд рублей). Белоногову было интересно попробовать развивать бизнес вместе. «если бы мы заключили тогда сделку, то дали бы Gett хороший толчок», — считает он. Но его партнер был против объединения.

После этого Белоногов обсуждал слияние с «Яндексом», который оценил сервис в $100 млн, с Uber, который готов был заплатить $150 млн, и Mail.Ru Group, который предлагал $200 млн с учетом опциона. Представители Gett, «Яндекса» и Mail.Ru Group отказались комментировать эту информацию. Uber не ответил на запрос Forbes.

В 2015 и 2016 годах сервисы такси из Москвы активно двинулись в регионы и столкнулись с конкуренцией со стороны «Максима», это и побудило их начать переговоры о слиянии, рассуждает Белоногов.

Но от всех предложений бизнесмен отказался: он считает, что с инвестициями сервис перестанет ему принадлежать. «Инвесторы будут толкать тебя на IPO, а потом ты будешь нервничать из-за того, что акции падают или растут, — это все не связано с нормальным производственным процессом», — рассуждает Белоногов.

Такси за миллиарды

Переговоры с конкурентами позволили понять, сколько стоит бизнес «Максим». «Они оценивали меня, исходя из моих перспектив и того, сколько я зарабатываю. Но у «Яндекс.Такси» 2 млн поездок, его оценивают в $8 млрд, а меня с 1 млн поездок в день — всего в $200 млн», — сетует Белоногов.

В январе 2018 года количество поездок объединенной компании «Яндекс.Такси» и Uber в России и ближайших странах составило 62 млн, заявлял во время одного из конференц-колов операционный директор «Яндекса» Грег Абовский. С тех пор «Яндекс» не раскрывал новые данные.

Оценка «Яндекс.Такси» складывается не только из количества поездок, говорит управляющий партнер фонда AddVenture Максим Медведев. Сравнивать сервисы по этому показателю некорректно, считает он. «Яндекс.Такси» лучше представлена в Москве, где выше средний чек, а «Максим» — в регионах, говорит он. Кроме того, бизнес «Яндекс.Такси» кратно растет из года в год, поэтому сейчас число их поездок может быть больше, отмечает Медведев. «Также у «Яндекса» есть сервис доставки еды, компания разрабатывает технологии беспилотного автомобиля», — подчеркивает он.

Беспилотные технологии развивает не только «Яндекс», но и Google, «Камаз», Uber, Volkswagen и другие компании, говорит Белоногов. «Если технология будет по-настоящему доступна, то я смогу ее купить и внедрить», — парирует он.

В 2010 году предприниматель Трэвис Каланик запустил сенсационный сервис Uber, который уже в 2014 году оценивался в $18,2 млрд и позволил Каланику попасть в число 400 самых богатых американцев по версии Forbes с капиталом в $6 млрд. Uber «перегрел» этот рынок, уверен Белоногов: те, кто никогда не инвестировал в такси, стали это делать. Например, в мае 2016 года в конкурента Uber — китайский сервис такси Didi — корпорация Apple вложила $1 млрд.

«Каланик обратил внимание инвесторов на этот рынок, но они никогда не вернут свои деньги», — считает Белоногов. После IPO в 2019 году стоимость Uber, который оценивался в $120 млрд, упала в два раза, а капитализация сервиса такси Lyft, который оценивался в $24 млрд, сейчас около $12,8 млрд.

«Это рынок, который сейчас перегрет во всем мире»,— согласен Медведев из AddVenture. Большое количество интернет-компаний «залили» в этот сектор огромные деньги для того, чтобы сформировались новые игроки, добавляет он. Преимущество этих платформ, продолжает Медведев, в том, что они повышают утилизацию использования транспорта и делают поездки дешевле. Инвесторы, которые вкладывались на ранних этапах, смогли заработать, а те, кто заходил на последних раундах, остались при тех же деньгах или могли их потерять в зависимости от структуры инвестиций, рассказал Медведев.

Серийный предприниматель

Бизнес такси мог бы расти быстрее, но Белоногов распылил усилия, затеяв еще несколько побочных бизнесов. «Я теперь к этим бизнесам отношусь как к недоразумению», — признается он.

В 2012 году Белоногов купил офисное здание на улице Радионова в Кургане, в одной из частей которого находилась фабрика по производству тортов «Славянка». «Дела у нее были плохи, но она работала», — говорит Белоногов. Бизнесмен решил ее поддержать и в 2014 году вложил в предприятие около 600 млн рублей. Фабрика начала расти и сейчас приносит около 40 млн прибыли в год. Она рентабельна, но срок возврата инвестиций для таких бизнесов — 10-15 лет, подчеркивает бизнесмен.

Другой непрофильный проект — авиация — начался с курганского авиаспортклуба, в котором Белоногов и Шлепанов тренировались летать. Партнеры решили его спасти: в 2011 году договорились взять запущенный аэродром «Логовушка» в аренду на 49 лет. Создали на базе аэродрома летный центр, затем купили умирающую региональную авиакомпанию «СИБИА», выплатили ее долги, а также увеличили парк до 30 самолетов и двух вертолетов. Общие вложения составили примерно 300 млн рублей, 40 млн из которых пошли на покупку «СИБИА».

Сейчас Белоногов участвует в тендерах на патрулирование и охрану лесов, в основном в Курганской, Свердловской, Тюменской областях и Ханты-Мансийском автономном округе. Бизнес стал рентабельным и принес Белоногову за 9 месяцев 2019 года около 37 млн рублей чистой прибыли.


Кроме того, в 2005 году Белоногов открыл турагентство, 13 филиалов которого пришлось закрыть в 2008 году из-за кризиса. Единственным непрофильным проектом «для души» Максим называет компанию «Вездеходы Макарова» по производству вездеходов «Бурлак», которую он открыл в 2018 году. «Я осознанно пошел играть в машинки», — смеется бизнесмен. Он рассчитывал потратить на этот проект 20-30 млн рублей, но затраты уже превысили 100 млн рублей, зато Белоногов доволен. Еще во время опытного производства компания продала 11 вездеходов, стоимость каждого 6,5-10 млн рублей в зависимости от комплектации. Сборкой вездеходов занимаются специалисты в Екатеринбурге, но если проект и дальше будет расти, то компания переедет в Курган, где «рабочая сила подешевле». По данным «СПАРК-Интерфакс», в 2018 году выручка «Вездеходов Макарова» составила 26 млн рублей, а чистая прибыль — 14,8 млн рублей. В следующем году Белоногов планирует, что «Вездеходы Макарова» выйдут на окупаемость.

«Когда получилось такси, мы поверили в себя, подумали, что мы серийные предприниматели», — вспоминает предприниматель. Но когда компания «Максим» зашла в Иран, то Белоногов понял, что конкуренты Tappsi и Snapp успели их обогнать, пока он развивал кондитерскую фабрику. «Чем больше бизнесов я открывал, тем больше понимал, что не надо распыляться», — признается он.

15 бизнесменов, изменивших представление о России. Рейтинг Forbes

Новости партнеров