Американская связь для Путина: как президент общается со страной во время пандемии

Фото Alexei Druzhinin / Kremlin via Reuters
Фото Alexei Druzhinin / Kremlin via Reuters
Владимир Путин использует для переговоров по видеоконференцсвязи оборудование американской компании Polycom. Почему этим недовольны российские конкуренты?

В передаче «Москва.Кремль.Путин», которую 26 апреля показал канал «Россия 24», президент Владимир Путин общался с чиновниками в том числе по видеоконференцсвязи (ВКС). На экране ТВ-панели президента в один из моментов появилось окно с логотипом американской компании Polycom, которая разрабатывает решения ВКС. Первым на это обратил внимание Telegram-канал «Чудеса OSINT». «Скорее всего, ее поставил российский партнер американцев — московская фирма «Стэл». Согласно презентации «Стэла», это был совместный проект с «Ростелекомом», и системы Polycom стоят у всех российских чиновников высшего ранга», — сообщили авторы канала. 

Интегратором решений видеоконференцсвязи для высшего руководства страны является Федеральная служба охраны (ФСО), которая сама закупает оборудование, рассказывает Forbes соучредитель компании «Стэл» Сергей Зайцев. «ФСО располагает высококвалифицированными техническими специалистами, которые хорошо знают все это оборудование, и вся организационная составляющая лежит на них», — добавил он. С 2000 года, когда Polycom сделала упор на системы ВКС, компания сменила всего пять линеек аппаратов, при этом для каждой линейки продуктов она выпускает обновления софта примерно 1-2 раза в полгода. Последний раз «Стэл» поставляла ФСО оборудование Polycom около 10 лет назад, говорит Зайцев. Он не ответил на вопрос, использовал ли президент оборудование именно из этой поставки.

О чем идет речь. Системы ВКС делятся на два типа — программные и аппаратные, говорит Зайцев. Средства, которые сейчас используются для того, чтобы проводить занятия в школах — Zoom, Skype и другие — программные, продолжает он: они рассчитаны на использование на персональных компьютерах, а качество картинки зависит от того, насколько у пользователя мощное «железо».

«Станции ВКС второго класса аппаратные, решают задачу за счет наличия мощных специализированных процессоров и предназначены, как правило, для группового использования в залах заседаний и переговорных. Таким аппаратным решением является оборудование Polycom, которое в данном случае использует Владимир Владимирович для своей связи», — говорит Зайцев.

При использовании групповых аппаратных систем ВКС комфорт и качество видеосвязи будут значительно выше, продолжает он: система позволяет говорить, находясь далеко от микрофона, слышать речь собеседника с высоким качеством через несколько колонок в помещении, система эхоподавления устраняет обратные связи по звуку и обеспечивает высокую разборчивость речи, в системе производится точная синхронизация мимики и звука, а при возникновении потерь в канале связи система включает специализированные алгоритмы улучшения качества видео.

«Кроме того, аппаратные системы ВКС оснащены оптическими подвижными камерами, а не цифровыми, как в ноутбуках, — это позволяет выбрать оптимальный план. Пользователь может не заботиться о том, на каком расстоянии от микрофона он находится. За счет этого достигается то, что в видеоконференцсвязи принято называть «эффектом присутствия» — люди могут общаться друг с другом так, как будто они в одном помещении за общим столом», — подчеркивает он.

Контекст. Не только Путин, но и большая часть чиновников в российском государстве много лет используют для ВКС иностранное оборудование Polycom, Cisco, Avaya или Huawei, утверждает основатель компании «ВидеоМост», производящей программный комплекс ВКС, Андрей Свириденко. По его словам, ВКС «всей судебной системы построена на Polycom, Минобороны им пользуется».

Органы власти активно начали закупать оборудование Polycom с середины 2000-х годов, говорит Зайцев. «Стэл» — лишь один из партнеров Polycom в России, который предоставляет услуги интегратора. Среди других — Delta Telecom, КРОК, Atlantis Communications, следует из информации на сайте компании. В Polycom отказались предоставить полный список партнеров в России и отказались от комментариев.

Из презентации «Стэл» следует, что компания в разные годы интегрировала решения VCON, Polycom и RadVision в органах власти в более чем 30 регионах России, а также поставляла их в Челябинский областной суд, Верховный суд России, АО «Славнефть», ЮКОС и др. Сейчас «Стэл КС» работает как с корпоративными, так и с государственными структурами, в первую очередь с силовыми ведомствами, в том числе Минобороны.

Что известно про поставщика. Компанию «Стэл КС» основала в 1991 году группа сотрудников НПО «Астрофизика» — ключевыми из них были Михаил Андреев, Александр Белоусов и Юрий Пименов, рассказал Forbes один из нынешних соучредителей компании Сергей Зайцев, который присоединился к ним в конце 1990-х. «В начале 1990-х научные исследования были маловостребованы, и приходилось искать новые области приложения сил», — объясняет желание коллег заняться бизнесом Зайцев.

«Стэл КС» начинала как сборщик компьютерной техники. Технологией видеоконференцсвязи она стала заниматься с середины 1990-х годов: тогда интерес к этому новому для России направлению стал проявлять как бизнес, так и государственные структуры, говорит Зайцев. Например, в проекте «Ростелекома» «Мультимедиа сеть связи РФ» президенту Борису Ельцину нужно было связываться с губернаторами по видеосвязи. «Мы предложили достаточно удачный набор сетевого оборудования ВКС, оно оказалось востребованным для этого проекта, но сегодня тех производителей уже нет», — добавляет Зайцев.

Вопросы безопасности. Оборудование Polycom, которым пользуется президент, наверняка проходит спецпроверки и специсследования, перед решением о его использовании оно проходило сертификацию, говорит Зайцев. «Производитель обязан предъявить Минобороны и ФСБ исходные коды, показать все элементы аппаратной составляющей, после этого соответствующие службы выносят решение, можно ли использовать эту платформу», — рассказывает соучредитель «Стэл». «О каких-либо нарушениях или отклонениях нам не известно», — отметил он. Кроме того, сеть, которую использует ФСО, наверняка построена так, что утечки оттуда быть не может, полагает Зайцев. Это подтверждают и слова пресс-секретаря президента Дмитрий Пескова о совещании по ВКС. «Оно пройдет в режиме онлайн — защищенный режим, это не интернет, это закрытая связь», — так рассказывал Песков журналистам о совещаниях Путина с постоянными членами Совбеза 3 апреля.

В России законодательно запрещены средства шифрования, которые обычно Polycom использует по умолчанию, продолжает Зайцев: по требованию ФСБ это оборудование поступает в страну уже без них. Существует сертифицированное российское оборудование для шифрования, к которому подключается ВКС: в результате любые переговоры по аудио- или видеосвязи проходят по зашифрованному каналу, подчеркивает Зайцев. Он предполагает, что Путин пользовался системой ВКС Polycom из линейки продуктов RealPresence Group, скорее всего — Group 700. Дмитрий Песков не ответил на запрос Forbes.

Импортозамещение. В России аналогов Polycom нет, отдельные решения — программные продукты — предлагают компании «ВидеоМост» и «ТруКонф», но они не производят «железо». «Мы участвуем в большом количестве тендеров и везде, куда бы мы ни зашли, стоит Polycom, Cisco, Avaya, в меньшей степени Huawei, и софт Microsoft. На это железо потрачены десятки или сотни миллионов долларов и никто не собирается от него отказываться», — сетует Свириденко.

В тендерах на поставку ВКС «никогда не идет речь о том, что «ВидеоМост» может заменять закупленное оборудование», настаивает Свириденко: российской компании позволяют лишь дополнять и расширять уже имеющиеся мощности. Он утверждает, что камеры, микрофоны и экраны для организации видеоконференции в современном мире «стоят три копейки», а основная стоимость оборудования — это серверы, обеспечивающие передачу медиатрафика. «Серверы стоят намного дороже, чем конечное оборудование», — поясняет он. «ВидеоМост» — это софтверный сервер, который работает на обычном персональном компьютере, поэтому «закупки на десятки тысяч долларов оборудования становятся бесполезны», настаивает Свириденко. 

После выхода статьи пресс-служба президента предоставила комментарий Forbes: «Действительно, для определенных мероприятий видеосвязи используется оборудование, о котором Вы спрашиваете. Но это не единственное техническое решение, применяемое при проведении подобных мероприятий (например, виртуальный саммит G20). Упомянутая компания-интегратор («Стел»), насколько нам известно, в установке и наладке президентской видеосвязи не участвовала. Что касается отечественных разработок, то они тоже есть и используются в некоторых сегментах ВКС с участием главы государства».