«Если понадоблюсь, то можем договориться»: как инвесторы Telegram начали выводить средства из проекта Дурова

Фото Chesnot / Getty Images
Фото Chesnot / Getty Images
Как стало известно Forbes, большинство пайщиков Disruptive Era Fund, одного из крупнейших инвесторов в крипто-проект TON, решили потребовать возврата денег после отмены этой сделки миллиардером Павлом Дуровым. Также поступили и некоторые другие инвесторы (часть из них уже получили деньги назад). Есть и такие, кто остался в проекте либо еще не принял окончательного решения (среди них Давид Якобашвили).

Что случилось. Большинство инвесторов фонда Disruptive Era Fund, вложившего в Telegram более $70 млн, согласились вывести деньги из проекта, рассказали Forbes два пайщика этого фонда. По их словам, более 80% участников этого фонда выходят из договора и решают забрать 72% средств. Другой инвестор этого фонда добавил, что по его ощущениям в целом «большинство инвесторов решили выйти из проекта». Эту информацию подтвердил источник в Disruptive Era Fund, уточнив, что договоренности «пока не финализировали».

Несколько других инвесторов, опрошенных Forbes, также решили вернуть деньги из проекта и даже уже получили деньги. Сооснователь инвестиционной компании Exante Анатолий Князев сообщил, что Telegram вернул компании 72% инвестиций. По его словам, Telegram не уговаривал компанию остаться в проекте. «Никто не рад новым условиям. Среди тех, кого я знаю, все либо забрали деньги, либо ведут переговоры о более выгодных условиях. Мы вышли из проекта, поскольку есть высокая вероятность судебных исков, от американцев в первую очередь. В случае их победы деньги им будут выплачиваться за счет тех, кто согласился подождать год и дал ссуду Telegram. Это значит, что денег у компании станет меньше. И если она будет продавать акции, чтобы расплатиться с ними через год и дальше финансировать свою деятельность, то это будет происходить в более сложных условиях. Найти новых инвесторов станет сложнее», — рассуждает Князев.

Гендиректор Sun Crypto Management Егор Виноградов сказал, что среди его знакомых «все забрали 72%». Инвесторы, которые подали заявки первыми, уже получили деньги, рассказывал 13 мая собеседник Forbes на финансовом рынке.

Контекст. К вечеру 15 мая неамериканские инвесторы (резиденты США могут вернуть только 72%) блокчейн-проекта Павла Дурова Telegram Open Network (TON) должны были определиться, забирают ли они 72% инвестиций или остаются в проекте, оформляют свои вложения в виде ссуды и получают возможность вернуть 110% своих от вложений 30 апреля 2021 года. Это следовало из письма Дурова инвесторам от 11 мая (есть у Forbes). День спустя, 12 мая, Павел Дуров объявил о вынужденном закрытии проекта TON, обвинив в этом американское правосудие — компания выступает ответчиком по иску Комиссии по ценным бумагам и биржам США, фактически заблокировавшему запуск TON. 

«В договоре с инвесторами (Telegram) нет никаких гарантий, что потом будут 110%», — отметил один пайщиков Disruptive Era Fund. Совладелец фонда, управляющий партнер Da Vinci Capital Олег Железко не стал официально комментировать ситуацию. «Я думаю, что частично заберем деньги, а частично переконвертируем в новый инструмент», — говорил ранее Железко, писал Forbes 1 мая.

Почему это важно. Disruptive Era Fund — один из крупнейших инвесторов TON, решение его пайщиков может дать сигнал другим участникам проекта. Disruptive Era Fund заключил с Telegram соглашения о покупке токенов на общую сумму $72,1 млн и за 2018 год перевел на счета продавца $45,4 млн, говорилось в документах Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC), направленных в суд в конце января, писал ранее Forbes. Другим крупным инвестором TON ($65,3 млн) является компания Space Investments. По данным SEC, Space Investments связана с компанией InVenture Partners Сергея Азатяна. Крупными инвесторами в TON также считаются сооснователь «Вимм-Билль-Данн» Давид Якобашвили, вложивший в проект $60 млн, сооснователь QIWI Сергей Солонин. Среди инвесторов TON также могли оказаться миллиардер Роман Абрамович, Михаил Абызов и фонд Саида Гуцериева.

Всего TON привлек $1,7 млрд от 175 инвесторов, включая 39 — из США. Последние вложили в проект $424,5 млн. 

Кто остался в TON? Часть инвесторов согласилась предоставить ссуду Telegram. По словам одного из них, он уже подписал новое соглашение о кредите Telegram, как и почти все его знакомые, около пяти человек, за исключением одного. Он считает, что в худшем положении находятся те, «кто, нарушая соглашение с Telegram, перепродавал токены на вторичном рынке по цене в разы выше: с них будут требовать деньги покупатели».

Предоставит кредит Дурову и сооснователь группы Qiwi Сергей Солонин. «Я решил переоформиться в кредит. У Павла толковая команда, надеюсь, что-нибудь придумают», — сообщил Forbes Солонин. В 2018 году он инвестировал в TON $17 млн.

Некоторые инвесторы, несмотря на формальный дедлайн, пока не определились. Так, Давид Якобашвили вечером 15 мая сообщил Forbes, что пока находится в переговорах с Telegram. «Как ни странно, еще не принял решение. Дедлайн — это же не панацея. В любом момент они могут что-то сказать, или в ту или в иную сторону. Если понадоблюсь, то мы можем договориться. Если эти условия по кредиту меня устроят, то я останусь, если не устроят, то я уйду», — пояснил Якобашвили. 

По словам двух инвесторов TON, Павлу Дурову будет выгоден выход максимального числа участников проекта с 72% инвестиций. «Мне кажется, ему выгодно иметь минимальное количество средств в кредит, слишком много денег в кредит тоже не очень выгодно брать, потому что их нужно отдавать», — пояснил Forbes один из них.

Солонин полагает, что инвесторы TON оставят в среднем 30% денег, согласившись заключить новые кредитные соглашения с Дуровым. Сумма обязательств основателя Telegram перед оставшимися инвесторами составит около $500 млн, пояснил он. «Я думаю, что этого вполне должно хватить на год работы с учётом рисков возникающих по урегулированию отношений с SEC. Я надеюсь, что за это время Павлу удастся придумать источники дохода или способ, как финансировать компанию дальше», — сообщил Forbes Солонин.

Зачем Дурову деньги? По мнению одного из инвесторов TON, деньги, которые Дуров оформляет в виде займа, пойдут «на то же, на что и раньше», т.е. на выплаты зарплат, покупку оборудования, оплату трафика. Но если раньше они тратились на оба проекта, TON и Telegram, то теперь только на последний. Как рассказывал сам Дуров во время двухдневного январского допроса в Дубае, нельзя четко отделить затраты на TON и Telegram, поскольку компания использует одно и то же оборудование, одних разработчиков и поставщиков для мессенджера и TON. Самая значительная часть расходов Telegram — сотрудники, еще примерно 40% приходится на оборудование: серверы, коммутаторы и др.

С тем, что деньги пойдут на развитие мессенджера, согласен и Виноградов. В настоящее время сам мессенджер Telegram не генерит никакую прибыль при том, что расходов на него много, напоминает он. Telegram потратил на разработку блокчейна $405 млн — примерно 24% от полученной от инвесторов суммы, говорилось в документах суда.

«Скорее всего, Павел хочет внедрить в мессенджер какие-нибудь ноу-хау и сделать из него «конфетку», а потом продать часть или весь проект для расчета с инвесторами», — прогнозирует Виноградов. По его мнению, компания могла бы быть интересна азиатским покупателям или кому-то из России. Еще один инвестор TON слышал, что Telegram входит в зону интересов крупнейших криптоплатформ. Впрочем, по словам другого собеседника Forbes, Дуров не производит впечатление человека, который хочет продать компанию, хотя желающих ее купить много.

Каковы шансы на запуск TON без Дурова? TON в привычном понимании запуститься без Telegram никак не может, уверен техдиректор Combot и основатель TON.sh Сергей Черников. Но поскольку исходный код открыт, технологии можно применить в других проектах, в том числе запустить такую же сеть под любым названием. В своем заявлении от 12 мая Дуров призвал пользователей не доверять деньги или данные проектам, которые используют название мессенджера или платформы. По его словам, могут появиться сети, которые используют наработки TON, но никто из его сотрудников не имеет к ним отношения, уверяет Дуров.

TON — технологически сложный продукт. Недостаточно просто запустить проект используя существующий код, его нужно разрабатывать и поддерживать, а для этого требуются определённые усилия. «Чтобы ответить на вопрос, насколько большие это должны быть ресурсы, достаточно представить, сколько стоила разработка TON, учитывая, что на данный момент сделано не всё, что было запланировано. Нет, такими возможностями обладают немногие», — резюмирует Черников.

Один такой проект, Free TON, уже запущен 7 мая компанией TON Labs. «Это компания, заявляющая о порядка 60 разработчиках и длительное время разрабатывающая свой код. Судя по работе с сообществом, они активно пытаются перетянуть одеяло на себя вопреки самой идее децентрализации», — рассказывает рассказывает экс-директор особых направлений одной из структур Telegram Антон Розенберг, покинувший компанию после конфликта с братьями Дуровыми.

«Не думаю, что их ждёт какой-то существенный успех, сравнимый с порядками тех сумм, что были собраны Дуровым. Их сеть на данный момент также нестабильна, а её поддержание требует существенных расходов: как минимум, оплаты работы команды, плюс для работы узлов-валидаторов требуются достаточно мощные сервера. Если в ближайшее время всё это не взлетит, найти инвесторов на следующий раунд будет сложно, а без зарплаты сотрудники разбегутся», — скептичен он.

Сообщество разработчиков блокчейна Дурова состоит в основном из компании TON Labs, участников конкурсов от Telegram, рассчитывавших на призы, и «буквально пары энтузиастов», добавляет Розенберг. Закрытие TON деморализует разработчиков, уверен Сергей Черников: «Многие готовили существующие продукты к запуску TON и разрабатывали новые для экосистемы». 

Впрочем, есть и такие, кто верит в Free TON. «Мы с командой загорелись идеей и добавили вариант оплаты нашего сервиса с помощью тестовых Gram, с возможностью переключить на выпущенную в будущем криптовалюту... Написали код, выложили его в открытый доступ на GitHab для пользы сообщества. Ресурсов и денег на это потратили немного. Скорее, это было сделано на энтузиазме», — вспоминает Виктория Дубень, СЕО и основатель компании Viewst, развивающей облачный конструктор рекламных баннеров. По ее словам, новость о закрытии проекта безусловно «расстроила и до последнего не верилось, что это может случиться». «Я надеюсь, что Free TON сообщество продолжит замысел Павла Дурова и мы сами планируем поддержать Free TON. Думаю, что многие разработчики, которые делали приложения для сети, в первую очередь идейные ребята и будут заинтересованы в запуске своих решений в Free TON. Хотя, наверняка, найдутся и те, кто рассчитывали на быструю коммерциализацию и потеряют интерес к проекту», — рассказывает Дубень.

Какая перспектива тяжбы с SEC? Если Telegram точно откажется продолжать работу над проектом TON, то не будет основания и продолжать участвовать в суде, объясняет член Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России Юрий Брисов. Telegram может признать исковые требования и вернуть все средства инвесторам, заплатить штрафы за проведение незарегистрированного IPO. Но есть и второй вариант, продолжает юрист. Telegram и SEC могли уже провести переговоры (это допускается процессуальными правилами) и достигнуть условий мирового соглашения, по которым публичное заявление о закрытии TON было первым шагом со стороны Telegram, полагает Брисов. «В случае мирного соглашения условия могут быть более гуманными. Например, стороны могли договориться, что штрафов не будет, а средства будут возвращаться инвесторам на условиях договора. Условия договора могут предусматривать неполный возврат средств в случае, если проект не был реализован по независящим от Telegram обстоятельствам», — объясняет он.