«Это фактическое повышение налогов на бизнес»: что не так с налоговым маневром в IT-отрасли

Фото David Gray / Reuters
Фото David Gray / Reuters
Предложенный Владимиром Путиным налоговый маневр в IT-отрасли на самом деле ведет не к снижению, а к росту налоговой нагрузки на бизнес, и в выигрыше окажется только бюджет, считает управляющий партнер фонда LETA Capital Александр Чачава

Итак, что же произошло? Президент предложил провести «налоговый маневр» для IT-отрасли, уменьшив ставку социальных взносов с 14% до 7,6%, а налог на прибыль — с 20% до 3%. Правительство же, чтобы компенсировать потери бюджета, намерено отменить с 2021 года освобождение от НДС при продаже программного обеспечения (ПО). Каким же будет для IT-компаний реальное сальдо этих взаимно противоположных действий?

Во-первых, рынок софта, с точки зрения профессиональных участников рынка, не совсем то (даже, скорее, совсем не то), что думает о нем государство. Например, не все просто с критериями для поставщиков ПО, которые могут претендовать на льготы. Моделей получения доходов от софта очень много (SaaS, встроенная реклама, freemium, различные комплексные решения — «железо» и ПО, пр.), и под существующее требование «маневра» о том, что 90% выручки бизнеса должно приходиться на продажу прав на ПО, в чистом виде попадает не так много компаний.

Часто под каждую из моделей создается несколько отдельных юридических лиц — одно продает лицензии и, соответственно, может претендовать на льготы, другое предлагает сервисы и льготы не получает. Очевидно, все это существенно усложняет и процедуру получения льгот, и администрирование. А если что-то сложно, значит это работает не для всех одинаково. И не совсем так, как надо.

Субсидия — целевое финансирование, за которое надо отчитываться. А это еще одна нагрузка на бизнес

Теперь по поводу НДС. На рынке есть мнение, что отмена льготы по НДС полезна для российских компаний, поскольку зарубежные поставщики сейчас тоже пользуются этой льготой, что, по мнению сторонников этого мнения, является ошибкой. Но это отнюдь не ошибка: просто не должно быть такого, чтобы некоторое ПО продавалось с НДС, а некоторое — без. Кстати, подобное положение дел противоречило бы, помимо прочего, принципам ВТО.

Подсчет показывает, что в результате маневра госбюджет может получить от отрасли больше денег, чем получает сейчас. Иными словами, налоговая нагрузка на IT-компании по факту возрастет.

Так, по оценкам некоторых ведомств (расчеты есть в распоряжении редакции. — Forbes), дополнительные сборы от отмены льготы по НДС на ПО составят около 42,5 млрд рублей в год, а выпадающие доходы от снижения налогов на ФОТ в следующем году и до конца льготного периода будут на уровне 35 млрд рублей (еще по 7 млрд рублей в год государство, по тем же оценкам, будет терять от снижения налога на прибыль, но ниже мы покажем, почему эффект от этой меры может оказаться ниже прогнозируемого). Похожие расчеты приводил и источник «Интерфакса» в ФНС: при сборах от отмены льготы по НДС в 36 млрд рублей собеседник агентства оценивал потери бюджета от льготных страхвзносов в 23 млрд рублей в год (и еще в 15,8 млрд — от снижения налога на прибыль).

При таких параметрах маневр — это реальное повышение, а не понижение налоговой нагрузки на отрасль. Важно также отметить, что НДС, который собирается и администрируется очень легко, компании начнут платить сразу, а получение льгот и тем более субсидий — процесс, как мы знаем, непростой, требующий дополнительных усилий, справиться с которыми смогут далеко не все.

Да, на уплату НДС предлагается введение субсидий. Но кто сможет их получить? Только компании, которые находятся в Реестре отечественного ПО. Однако до сих пор на включение в реестр «подавались» в основном организации и фирмы, работающие с госзаказом, — правила и процедуры включения в перечень ориентированы в первую очередь именно на такие предприятия. Для малого и среднего бизнеса вариант с попаданием в реестр может оказаться излишне сложным и затратным — одна сертификация Федеральной службой по техническому и экспортному контролю чего стоит. Понятно, что за субсидиями решит обратиться лишь часть компаний.

При этом важно помнить, что субсидия — целевое финансирование, за которое надо отчитываться. А это еще одна дополнительная нагрузка на бизнес и дополнительный риск привлечения к ответственности. Соответственно, субсидии будут брать не все — многие предпочтут платить полный налог ради снижения рисков.

Будут ли довольны клиенты, конечные пользователи ПО? Может быть, для них возможность получить входящий НДС, который они смогут списать, будет выгодна. Но опять же — только для некоторых бизнесов. К тому же цены на ПО увеличатся ровно на сумму списания, так что финансовой выгоды не получат даже те, кому нужен этот входящий НДС.

А IT-компаниям и вовсе списывать некуда — у них почти нет входящего НДС. Основные затраты IT-бизнеса — оплата труда персонала. Так что «списывать» НДС просто не подо что. НДС для IT становится, по сути, оборотным налогом, что сдерживает развитие рынка.

Льгота по налогу на прибыль в растущих компаниях — настоящий фантом

Не менее спорная ситуация и с предлагаемым снижением налога на прибыль. Правильно ориентированные IT-компании реинвестируют всю прибыль в развитие, особенно если они хотят выходить на зарубежные рынки. И государство тоже заинтересовано в появлении крупных российских экспортеров ПО. Именно так работает отрасль во всем мире: даже голубые фишки NASDAQ особо не радуют инвесторов дивидендами, а все пускают в дальнейший рост. Поэтому прибыли, с которой российские IT-компании могли бы платить налог, у них просто не возникает. Льгота по налогу на прибыль в растущих компаниях — настоящий фантом.

Мы получаем следующую картину: госбюджет получит большие доходы, IT-компании больше заплатят, а цены на ПО для конечных потребителей неминуемо вырастут. Даже освобождение до начала 2021 года от уплаты страховых взносов с последующей рассрочкой платежа на два года на фоне уже предоставляемой льготы для компаний, аккредитованных, скажем, в Сколково (местные резиденты платят 14% соцвзносов, не платят НДС и налог на прибыль при выполнении определенных условий. — Forbes) или Минкомсвязи, не выглядит очень уж привлекательным.

Далее — механизмы получения и администрирования новых льгот. Разумным подходом было бы добавление льгот к уже существующей процедуре аккредитации в Минкомсвязи и для участников таких особых зон, как Сколково. Однако нельзя исключить, что будут предложены иные инструменты. Один из вариантов — включение в Реестр отечественного ПО, о недостатках которого я написал выше.

В общем, приходится признать: налоговый маневр — это фактическое повышение налогов для IT-компаний, и если правительство хочет поддержать отрасль, то действовать надо иначе. Налоговую систему, администрирование надо максимально упрощать, а не наоборот.

Почему бы, например, не сделать для всех аккредитованных в Минкомсвязи и Сколково IT-компаний единую ставку соцвзносов в 7%? Этот режим уже дает 14%, все к нему привыкли, и он хорошо работает для поддержки российских разработчиков. При его послаблении IT-компаниям больше не будет смысла держать сотрудников на контракте (как ИП). Такая льгота понятна, прозрачна и уже хорошо работает, снижение до 7% даст еще более весомый результат.

Именно такое решение неоднократно предлагалось многими участниками рынка, в том числе и нами. И не нужно трогать НДС и налог на прибыль — это приведет лишь к усилению нагрузки на бизнес, сложностям с администрированием и неравенству условий работы для различных типов компаний.

Дополнительные материалы

20 самых дорогих компаний Рунета. Рейтинг Forbes