Олег Тиньков решился на пересадку костного мозга. Что это за операция?

Фото Simon Dawson / Bloomberg via Getty Images
Олег Тиньков Фото Simon Dawson / Bloomberg via Getty Images
9 июля российскому предпринимателю Олегу Тинькову предстоит пересадка костного мозга. Это непростая операция, значительно увеличивающая шансы на выздоровление онкологических больных. Forbes рассказывает, как проводится сложная процедура, сколько она стоит и почему в России нуждающимся пациентам сложно найти донора

По данным Forbes, 9 июля в Лондоне основателю TCS Group Holding Олегу Тинькову сделают операцию по пересадке костного мозга. Предприниматель заболел лейкемией в конце октября, а 30 июня раскрыл в Instagram подробности своего лечения. Тинькову провели три курса химиотерапии в берлинской клинике Helios, также он «пережил два сепсиса, COVID-19 и «кучу «побочек». Несмотря на это, «небольшое количество клеток лейкемии осталось», сообщил миллиардер.

«Поэтому, как и часто это случалось в моей жизни, я принял радикальное решение, делать пересадку костного мозга... а там долгие месяцы реабилитации…вероятно до года», — написал предприниматель в Instagram (авторская пунктуация сохранена. — Forbes). В комментариях к посту Тиньков уточнил, что донор уже есть: «Она, как обычно, из Германии». Бизнесмен пояснил, что в России доноров всего 130 000, в то время как в Германии — 14 млн. «Если выживу — будем как-то это менять потихоньку», — пообещал Тиньков.

Forbes с помощью экспертов изучил, что представляет собой операция по пересадке костного мозга, чем она может помочь пациентам и почему в России дефицит доноров.

Forbes желает удачной операции и скорейшего выздоровления Олегу Тинькову.

Зачем делают пересадку костного мозга?

Лечение лейкемии у взрослых пациентов химиотерапией далеко не так успешно, как у детей, но даже у детей часто возникает потребность в том, чтобы усилить эффект от химиотерапии, рассказывает заместитель гендиректора по лечебной работе клиники «Нейровита» Георгий Менткевич, в прошлом заведующий отделением трансплантологии костного мозга Национального медицинского исследовательского центра онкологии (НМИЦ) им. Н.Н. Блохина.

По его словам, в некоторых случаях трансплантация костного мозга позволяет существенно увеличить шансы пациентов на выздоровление. Если в организме после химиотерапии остаются лейкозные клетки, то это 100-процентное показание к пересадке костного мозга или стволовых клеток, отмечает эксперт. Костный мозг содержит большое количество стволовых клеток, из которых формируются все клетки крови в организме — лейкоциты, эритроциты и тромбоциты, поясняет он.

Трансплантация выполняется после курсов химиотерапии, чтобы сохранить длительную ремиссию, добавляет заместитель директора НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ, ведущий научный сотрудник отделения детской трансплантации костного мозга Кирилл Киргизов: «Мы фактически заменяем у пациента его костный мозг донорским, из которого не развивается лейкоз. Как правило, решение о трансплантации костного мозга принимают врачи и предлагают эту опцию пациенту».

Как получают костный мозг?

Костный мозг получают разными путями, рассказывает Георгий Менткевич. Традиционно — из подвздошных костей: «У взрослого донора из костей таза при определенной технологии можно получить около литра костномозговой взвеси. При этом эритроциты отделяются и переливаются обратно донору, для которого процедура безопасна». Такой способ используется медиками уже на протяжении десятилетий.

Процедура забора костного мозга для донора не самая приятная, предупреждает онколог-химиотерапевт клиники «Луч» Полина Шило. По ее словам, чаще всего костный мозг извлекают из подвздошных костей «под неглубоким наркозом». «Даже один прокол для биопсии — это больно, а чтобы забрать костный мозг, их нужно сделать несколько. Нельзя сказать, что это легкая процедура — стать донором нужно захотеть», — говорит Шило.

«Ощущение, что медицинская система создана, чтобы угробить человека». Онколог из рейтинга Forbes об оттоке мозгов, выгорании и идеальных врачах

Более молодой способ «добычи» костного мозга — получение из крови гемопоэтических стволовых клеток, самых ранних «предшественников» клеток крови, добавляет Менткевич. «В этом случае донор в течение 4-6 дней получает так называемый колониестимулирующий фактор — препарат, который приводит к тому, что стволовые клетки из костного мозга переселяются в периферическую кровь», — рассказывает эксперт. Затем врачи при помощи специальной методики забирают эти клетки у донора.

При заборе стволовых клеток из крови также есть побочные эффекты, отмечает Шило: у человека ломит кости, появляется ощущение, будто он простужен или у него грипп, он не очень хорошо чувствует себя в течение нескольких дней.

Выбор способа зависит от желания донора, добавляет онколог-химиотерапевт. «Но есть нюансы — костный мозг, который взят непосредственно из кости, лучше приживается. Этому есть обоснование: когда костный мозг забирают прямо из кости, то забирают и его микроокружение — «домик для клеток», — поэтому ему проще прижиться в реципиенте», — объясняет она.

В чем риски операции?

Перед трансплантацией пациент проходит высокодозную химиотерапию и иногда лучевую терапию, чтобы уничтожить все злокачественные клетки и «убить» иммунную систему: если этого не сделать, иммунитет будет отторгать пересаженный костный мозг, говорит Георгий Менткевич. «Это очень сложная и дорогая процедура, потому что пациента необходимо поместить после этого [терапии] в стерильные условия — иногда на две недели, иногда на большее количество дней», — добавляет бывший завотделением онкоцентра им. Блохина.

Кирилл Киргизов отмечает, что «сама трансплантация выглядит не как операция, а как переливание крови». «Гемопоэтические стволовые клетки вводят в центральный венозный катетер, и клетки сами находят костный мозг, попадают туда и через время начинают функционировать, если все идет хорошо», — рассказывает он.

По словам заместителя директора НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ, пересадка костного мозга состоит из нескольких этапов и на каждом могут возникать сложности. На первом этапе высокодозной химиотерапии (иногда в комбинации с лучевой терапией) пациент должен быть готов к побочным эффектам, таким как тошнота, рвота и др., перечисляет Киргизов. Затем, по его словам, проводится сама трансплантация, во время нее «могут возникнуть реакции на переливание клеток».

«На третьем этапе, который длится, как правило, 21 день, костный мозг еще не прижился, и у пациента в периферической крови очень мало клеток — и лейкоцитов, которые защищают от инфекций, и тромбоцитов, которые защищают от кровотечений. Тут мы боимся кровотечений и инфекций», — добавляет эксперт.

«Стив Джобс пришел слишком поздно»: онколог Дэвид Агус о том, почему не смог вылечить основателя Apple от рака

Через 21 день, как правило, донорский костный мозг приживается. Однако, продолжает Киргизов, в этот момент может начаться иммунная реакция «трансплантат против хозяина», которая в некоторых случаях приводит к смерти: «Для того чтобы она не развилась, проводится иммуносупрессия, которая подавляет иммунитет». По словам медика, время до сотого дня после операции считается ранним посттрансплантационным периодом, когда у пациента могут возникать иммунные реакции, вирусные заболевания и ряд других проблем.

Кроме того, опухоль может выйти из-под контроля новой иммунной системы, и тогда есть риск рецидива, добавляет Менткевич.

«Трансплантация костного мозга — достаточно агрессивный метод лечения, и такие пациенты наблюдаются всю жизнь. После сотого дня могут быть свои проблемы — неврологические, проблемы с кожей и практически с каждым органом: фактически трансплантация влияет на каждую клетку организма. Иногда бывает, что приходится получать дополнительную терапию, которая может длиться и два и три года», — заключает Киргизов.

Сколько стоит операция?

Трансплантация костного мозга по себестоимости существенно дороже, чем трансплантация сердца, говорит Георгий Менткевич. По его оценке, в тех случаях, когда операцию надо проводить за рубежом, необходимо собрать от $200 000 до $500 000 в зависимости от состояния пациента и клиники.

В России на процедуру выделяется квота в 2,8 млн рублей, которая покрывает тридцать дней лечения в отделении трансплантации.

«[В России] мы говорим в какой-то степени о себестоимости. Реальная себестоимость трансплантации — около €40 000. А дальше все прекрасно понимают, что на Западе медицинская сестра не может получать 30 000 рублей, и врач не может получать 50 000 рублей, и госпиталь не может быть в таком виде, в котором он может быть у нас», — констатирует заместитель гендиректора «Нейровита».

Каковы шансы на выздоровление?

На сегодняшний день трансплантация костного мозга не дает стопроцентной гарантии отсутствия рецидива, предупреждает Георгий Менткевич: «Мы считаем, что если 60% пациентов после трансплантации выживают, то это хороший результат».

Процент выздоровления сильно варьируется в зависимости от диагноза, формы лейкоза и возраста пациента, говорит Кирилл Киргизов. По его оценке, «выживаемость» после операции может составлять от 10% до 80%. «Есть разные риски. Помимо риска рецидива заболевания, возникают риски во время проведения самой процедуры — ни один центр в мире не смог избавиться от осложнений после трансплантации, которые никак не связаны с основным заболеванием», — указывает эксперт.

«Общая примерная выживаемость» составляет 60-70%, уточняет он. «Но стоит упомянуть, что если трансплантацию не делать, тем пациентам, которым она показана, то шанс на выздоровление, как правило, не превышает 5%», — объясняет Киргизов.

Почему сложно найти донора?

Иммунная система одного человека точно так же отличается от иммунной системы другого, как отпечатки пальцев, рассказывает Георгий Менткевич. «При этом существует вероятность того, что вы найдете в мире человека, который будет достаточно совместим с вами по этим отпечаткам ваших иммунологических параметров», — отмечает бывший завотделением онкоцентра им. Блохина.

По его словам, в Европе и США «много десятилетий» существует регистр доноров костного мозга, в который люди добровольно вступают, сдав кровь: «Когда появляется пациент, которому нужен костный мозг, для него ищут подходящего донора из огромного регистра».

К примеру, в Национальном регистре доноров костного мозга имени Васи Перевощикова, который «Русфонд» ведет с 2013 года, сейчас 37 250 потенциальных доноров. В Центральном регистре доноров костного мозга Германии — более 8,5 млн человек.

Если в Германии регистры существуют около 40 лет, то в России они начали появляться около 15 лет назад, подтверждает Полина Шило: «В России доноров действительно немного. Это связано с тем, что нужно прийти в центр и сдать кровь на типирование. После этого тебя вносят в базу доноров костного мозга». По ее словам, за всю жизнь донору могут не позвонить ни разу.

«В России нужно агитировать сдать кровь на типирование, трубить об этом на каждом углу: «Сдай кровь на типирование, спаси чью-то жизнь». Такая агитация начала появляться, но в недостаточном количестве и только в крупных городах», — сетует онколог-химиотерапевт клиники «Луч».

Менткевич отмечает, что поиск донора может занимать до нескольких месяцев. Компьютер подбирает несколько доноров пациенту, а потом необходимо выяснить, где они находятся, так как люди постоянно мигрируют. «Поэтому в последние десятилетия много внимания уделяется тому, чтобы трансплантировать костный мозг от не очень совместимых доноров и разрабатывать методику преодоления тех проблем, которые возникают в связи с неполным соответствием донора реципиенту», — заключает эксперт.