«Все великие художники воруют»: почему большинство российских IT-компаний нельзя назвать инновационными

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Крупнейшие российские IT-компании «Яндекс», Mail.Ru Group и Сбер не являются инноваторами, а предпочитают покупать инновации на стороне. Почему это не так уж плохо, рассуждает в колонке для Forbes сооснователь холдинга Biolink.Tech Евгений Черешнев.

Чемпионы без инноваций

Это может быть неприятно слышать, но культура истинного созидания, то есть, создания того, чего еще нет, у лидеров российской IT-индустрии хромает. Если не брать рынок добычи природных ресурсов, где мы умеем доставать нефть хоть со дна Северного Ледовитого океана, и «войны» (наши ракеты самые-самые), и сосредоточиться на куда более динамичном с точки зрения технологий рынке IT, выяснится, что на российском рынке есть только одна действительно инновационная компания международного уровня — Kaspersky, которая в свое время смогла начать создавать действительно новые, беспрецедентные решения в области кибербезопасности. То есть придумывать то, чего на мировом рынке не существовало. Разумеется, Запад и Восток начали пытаться копировать их и в b2c, и в b2b сегментах, и в CIP (защита критической инфраструктуры). Что-то получилось, что-то нет, но есть причина, по которой бизнес еще сравнительно недавно рос трехзначными цифрами в самых разных странах мира и это именно инновационность. Сегодня Kaspersky чуть ли не единственный продукт с российскими корнями, узнаваемый в Европе, США и Японии наряду с матрешкой и автоматом Калашникова. 

Если же посмотреть на крупнейшие и куда более успешные в финансовых метриках на локальном рынке компании — «Яндекс», Сбер, Mail.Ru Group, «Тинькофф Банк» и другие — не будем испытывать иллюзий на тему природы инноваций наших чемпионов, ибо мало что вредит так же, как самообман. Не секрет, что Сбер пытается стать в СНГ клоном Amazon + AWS (Amazon Web Services) и выжимает из импортозамещения максимум, что «Тинькофф Банк» — это клон британской Revolut (да, даже металлические карточки выдавать придумали не они), «Яндекс» после потери Ильи Сегаловича стал совершенно иной компанией — при Илье у них был шанс быть «русским Google c блэкджеком и балеринами», ибо они делали свой технологический стек с прицелом на глобальность. Сейчас же экосистема «Яндекса» — это карго-культ Google с примесями Apple Music, Uber и Uber.Eats, причем об этом мне сказал и сотрудник Google, и признала пара сотрудников «Яндекса» в неформальной ресторанной обстановке. А ведь было время, когда Волож (сооснователь «Яндекса» Аркадий ВоложForbes) и Сегалович хотели и могли захватить весь мир! В Турции в лучшие времена «Яндекса» даже появился новый глагол «яндексле» — аналог нынешнего «погуглить». Сейчас «Яндекс» скорее напоминает то, что делал Джин Ян в сериале «Кремниевая долина«  — «а это будет китайский Facebook, а это будет китайский «Пегий Дудочник» (инновационный проект, который создают герои сериала — прим. Forbes). Хотя в реальности «Яндекс» мог бы и сам быть «Пегим Дудочником».

Что касается Mail.Ru Group - в портфеле компании нет ни одного инновационного и изобретенного самостоятельно сервиса. Почта? Знакомства? Социальная сеть «ВКонтакте»? Общедоступно, скопировано, карго-культ Facebook. Да и Kaspersky в последние годы превратились из безумного международного стартапа на стероидах и Ferrari в большую корпорацию, со всеми вытекающими.

Станки по копированию

Герман Греф сделал из совершенно кондового Сбербанка супер-компанию. Они с командой совершили реальное чудо, которое в полной мере может осознать только человек, рожденный в СССР.  «Яндекс» с тех пор, как Тигран Худаверян стал управляющим директором группы, преобразился: компания начала четко транслировать, чего хочет на фоне проигранного мобильного рынка и как будет позиционироваться в новых реалиях, когда разумно стать сервисным зонтиком, а не повелителем данных. В период правления «триумвирата менеджеров» «Яндекс» потерял массу бесценных кадров и возможностей: этот период чуть не закончился для компании крахом. Для начала, «Яндекс» подчистую проиграл мобильный рынок американскому Google, пока была возможность на нем закрепиться: по моим данным, топ-менеджменту этот вектор предлагался, на что последовал ответ «мобилы — не наш бизнес», а из-за отсутствия прямого доступа к мобильным устройствам и возможностей масштабного дата-майнинга на всех уровнях операционной системы «Яндекс» имел все шансы потерять и поиск, и навигацию, и вообще весь бизнес на тот момент. Частично проблему удалось решить, обратившись в Федеральную антимонопольную службу с делом против Google в 2015 году, то есть, компанию тогда косвенно помогло спасти государство, так как в прямой конкуренции она проигрывала. А новая стратегия — результат успеха сервиса «Яндекс.Такси», который до этого Тигран и возглавлял, поэтому он прекрасно знает, что делает, строя сервисную модель и он молодец. 

Mail.Ru Group умеет делать контент на уровне золотых дней Yahoo, хотя и это всего лишь копирование чужого трупа, и действительно умеет работать с большими пользовательскими данными, коих у компании великое множество и большинство из них уникальные.  

Но в сухом остатке — ни одна из этих компаний не является истинным инноватором. Это профессиональные станки по копированию и масштабированию. Причем ничего страшного в этом нет. Все великие художники воруют. Стартапом нельзя оставаться вечно — это удалось пока только одному человеку в истории — Стиву Джобсу и после его смерти, как стартап умер и Macintosh. Задача 99,99% компаний — не остаться на обочине бизнеса просто потому, что внутри нет стратегии работы с инновациями. С этой точки зрения — «Яндекс», Сбер и Mail.Ru Group — позитивные примеры истины «нет лучшего праведника, чем раскаявшийся грешник» и выстраданного опыта — все три компании имеют M&A стратегии, активно покупают стартапы ради скорости собственного роста за любые деньги и не изобретают велосипед inhouse.

«Тинькофф Банк», который за $5 млрд может купить «Яндекс» — это отличный пример, потому что вопрос не в том, может ли «Яндекс» технически воссоздать этот продукт (конечно, может), а в том, что в «Яндексе» понимают непростую вещь — этот клон умрет не родившись, ибо успех — не просто программный код продукта, это еще и ДНК команды. В этом смысле Олег Тиньков и команда — действительно сокровище. Эти компании просто наступили на все возможные грабли: они понимают, что нельзя просто взять человека и за зарплату заставить его создавать внутри новый «Google». Это не работает и никогда не сработает, как бы ни тешили себя другие крупные игроки, стабильно скатывающиеся в создание центров инноваций внутри компании, где под надежным присмотром проверенные и лояльные бойцы систематически пытаются стучаться головой об стену в утопической надежде пробить окно в Нарнию. Потому что великие стартапы не создают люди, которые имитируют бурную деятельность или лояльные сотрудники, которыми можно управлять. Их создают сумасшедшие люди, которые могут делать изо дня в день ровно одну вещь и делать ее хорошо: идти от стены к стене, не теряя энтузиазма. Причем идти в постоянной нехватке денег, в условиях дикого стресса, непонимания, закулисных заговоров и политических подлянок, давления акционеров, дефицита данных для принятия решений, неуверенности и выгорания людей, откровенных предательств, но не сдаваться. Таких людей в мире доли процентов и именно они обычно меняют мир. Ибо хотят. И именно этих людей покупают Google, «Яндекс», Mail.Ru Group, Kaspersky, Сбер и другие «те, кто что-то понял». Ни один человек, цель которого стабильная зарплата, — создавать подлинные инновации не способен. А именно за стабильной зарплатой люди идут работать в крупные корпорации.

20 самых дорогих компаний Рунета — 2019. Рейтинг Forbes