Как известный журналист уехал в Австралию и открыл школу программирования для детей

Фото DR
Фото DR
Москвич Григорий Пунанов работал журналистом и редактором в крупнейших СМИ, а в 2012 году бросил все и вместе с женой и двумя сыновьями переехал в Сидней. За восемь лет Пунанову и его супруге удалось построить сеть школ программирования для детей в Австралии, заполучить в партнеры крупнейшего производителя дронов в мире и начать зарабатывать $1,6 млн в год.

«В Москве мы так никогда не делали даже во время кризиса, а здесь начали записывать ежедневные расходы на продукты», — рассказывают про свой переезд в Сидней супруги Григорий Пунанов и Елена Свешникова. Бросив успешные карьеры редактора и пиар-менеджера и забрав детей из школы, Григорий и Елена эмигрировали из России, чтобы дать своим сыновьям образование за рубежом. Как россияне смогли построить сеть школ для программирования в Австралии и заключить контракт с самой известной компанией в мире дронов?

44-летний Григорий Пунанов и 45-летняя Елена Свешникова работали журналистами в «Известиях» и «Ведомостях» с 1993 года, еще когда были студентами.  Спустя несколько лет Свешникова начала строить карьеру в пиаре, а Пунанов в 2009 году получил приглашение создать с нуля сайт российского Forbes и стать его шеф-редактором. «Я позвал Гришу, потому что у него горели глаза, плюс он работал в хорошем издании — «Большом городе», и вообще, имел большой журналистский опыт», — объясняет свой выбор Максим Кашулинский, который тогда был главным редактором журнала. Пунанов поехал в командировку в Германию и США знакомиться с работой издательского дома Axel Springer, которому «Forbes Россия» принадлежал до 2015 года. «Я познакомился с digital-гуру, которые уже тогда понимали все про трафик и CEO-оптимизацию: у них выручка сайта практически перекрывала выручку от бумаги», — говорит Григорий. Его все больше увлекала технологическая часть работы сайта. «Я начал понимать, что успех forbes.ru наполовину зависит от программистов, которые над ним работают, и только на вторую половину — от редакторов и журналистов», — добавил он.

В 2010 году Пунанов начал курировать, помимо forbes.ru, сайты других изданий, входивших в холдинг — GEO, Newsweek, Ok!, Gala и ComputerBild. Тогда же он записался на курсы программирования при  МГТУ им. Н. Э. Баумана, чтобы понять, «как программирование работает». «Это было дико сложно, я ни черта не понимал», — вспоминает Пунанов. А в конце декабря 2010-ого он вместе с семьей отправился в новогоднее путешествие в страну, которая спустя два года стала его новым домом.

Вторая жизнь

«На новогодние каникулы мы все время ездили кататься на лыжах во Францию или Италию, и 2010 год был единственным исключением, когда мы поехали в теплую страну», — вспоминает Свешникова. Вчетвером (к тому моменту у Григория и Елены было двое сыновей, Глеб и Егор) они отправились в Австралию и «абсолютно влюбились» в это место. А сидя в самолете по пути домой, приняли решение переезжать в Сидней. «Здесь потрясающе красиво, есть океан, очень спокойные доброжелательные люди, у которых ноль агрессии: нашей русской душе это было созвучно», — объясняет Пунанов свой выбор.

Пунанов и Свешникова всегда хотели, чтобы их дети получили образование за границей. «Мы ездили путешествовать и заодно смотрели разные учебные заведения. Но потом я поняла, что не готова отпускать в другую страну ребенка, которому еще нет 12 лет. И тогда подумала: а почему только ребенок должен учиться?» — вспоминает Свешникова. 

Григорий Пунанов и Елена Свешникова
Григорий Пунанов и Елена Свешникова

Свешникова и Пунанов сами были не против получить второе образование, поэтому в 2011 году подали документы на студенческие визы. Елена поступила на факультет маркетинга в Сиднейский университет (University of Sydney), а Григорий — на факультет программирования в Федеральный университет (Federation University Australia). В переезд семья вложила все сбережения, которые удалось накопить к тому моменту. Учеба Свешниковой стоила 50 тыс. австралийских долларов за 1,5 года, учеба Пунанова была немного дешевле, обучение детей в школе тоже было платным. Всего Пунанов и Свешникова отложили на два года жизни в новой стране около $150 тыс., а также стали сдавать свою квартиру в Москве, что частично покрывало аренду жилья в Сиднее.

«Эмиграция — это самый интересный опыт, который может с тобой произойти. Если есть желание прожить две жизни за одну, то эмиграция ровно про это», — делится впечатлениями Пунанов.

Начали заново: три стартапа эмигрировавших предпринимателей

Первое время приходилось непросто: «Новая культура, люди, язык и мы, которые с перерывом в 20 лет пошли учиться в абсолютно новую систему образования», — перечисляет Свешникова. Спустя некоторое время она начала работать маркетинг-менеджером в своем университете, а Пунанов устроился упаковщиком в компанию по производству самолетной еды Manna From Heaven, где сделал карьеру и стал начальником упаковочного цеха, а потом занимался там же внедрением ERP-системы.

Пока Пунанов учился, лучше понять материал ему помогал старший сын Глеб, который «быстрее гуглил и соображал». «Так мы пришли к выводу, что чем раньше ты начинаешь учить программирование, тем быстрее схватываешь материал — как с изучением иностранного языка», — приводит аналогию Свешникова.

Началось с детей

Для того, чтобы Глеб познакомился с кодингом, его отправили в летний лагерь для детей: за три дня он должен был создать с нуля приложения для iPad. Стоило это $500, что было дорого даже по местным меркам. Хотя Глеб был доволен результатом и вернулся с новым iPad-приложением, он не смог рассказать, как именно его создал. «Детей учили, но они ничего не поняли, а приложение им просто закачали», — разводит руками Пунанов.

Желание научить собственных сыновей программировать, а также статья в журнале Wired за 2013 год о программировании для детей вдохновили Пунанова и Свешникову заняться собственным бизнесом. В той заметке профессор и преподаватель информатики из Ирландии Пол Гибсон рассказывал, что если человек впервые сталкивается с программированием в 18-19 лет, а не знакомится с его азами в школе, то учеба кажется ему слишком сложной, поэтому большая доля студентов бросает ее после 1-2 курсов.

«А что, если мы сами попробуем учить детей программированию», — решили супруги и начали готовиться к первому занятию. Первым делом заручились поддержкой своего друга-программиста, который работал в NASA и был готов вести уроки у детей. Затем стали искать место, где можно было бы провести урок: школа отказалась пустить к себе из-за большого количества занятий, зато обрадовались сотрудники местной арт-галереи. Они старалась привлечь как можно больше детей, но их посещали в основном пенсионеры, вспоминает Пунанов.

На $5000 Григорий и Елена купили десять компьютеров, мышек, Wi-Fi роутер и другое оборудование для занятий и пригласили на пробный урок знакомых Глеба и Егора из обычной и спортивной школ. «Несмотря на то, что это был кружок самодеятельности, мы серьезно подошли к обучению и перед первым занятием написали план, по которому должны были вести обучение. Тестировали его на Егоре, которому тогда было 8 лет: мы понимали, что учить будем детей примерно его возраста», — говорит Елена.

Свой бизнес

На первое занятие по программированию пришли 20 учеников, их пришлось посадить по двое за один компьютер, вспоминает Пунанов. После урока Григорий и Елена написали родителям детей сообщение: «Спасибо, что пришли на пробный урок, если хотите посетить второй, приносите по $20». Супруги думали, что никто не придет, но на второй урок записались 60 детей, которых пришлось разделить уже на два класса и докупить для них компьютеры.

«Мы довольно быстро поняли, что брать $20 наличными — это адски неэффективно, и сделали сайт, а наш старший сын прикрутил к нему платежную систему», — говорит Григорий. Компанию назвали Code4fun, с логотипом и дизайном сайта помогла подруга семьи. С этого момента бизнес начал развиваться как на дрожжах, говорит Пунанов: «Если забить в Google на английском «курсы программирования для детей Сидней», то мы будем на первом или втором месте в органической выдаче». Так работает поисковая оптимизация, добавил он. В результате родители из разных районов Сиднея, которые искали для своих детей курсы по программированию, видели в Google сайт Code4fun и писали основателям: «Приходите учить наших детей». Средний возраст тех, кого супруги брали на обучение, составлял 8-12 лет, каждая группа посещала по одному занятию в неделю.

Дорога на Уолл-Стрит: как маркетолог из Москвы построила карьеру в Нью-Йорке

Через несколько месяцев после запуска Code4fun открыла курсы в нескольких школах в разных районах Сиднея, Пунанов начал сам преподавать программирование и искать новых сотрудников. В Австралии популярны дошкольные занятия: уроки начинаются в 9 утра, но многие родители приводят детей к 7:30, потому что в 8 утра им уже надо быть на работе, объясняет Пунанов. «Родители нам говорили: вместо того, чтобы просто ждать начала уроков, пусть в это время мой ребенок занимается программированием», — вспоминает он.

Первая победа

Бизнес Code4fun был прибыльным с самого начала, продолжает Пунанов: заработанное супруги вкладывали в новое оборудование. С момент запуска в апреле 2015 года за восемь месяцев с 60 учеников в одной школе бизнес вырос до 170 учеников в четырех школах. Супруги окупили $5000, вложенных на старте, а все остальные доходы реинвестировали. Среди основных трат были аренда, закупка оборудования и зарплата учителям.

В первое время Григорий и Елена воспринимали Code4fun как хобби и не уходили с основных работ: Свешникова продолжала заниматься маркетингом в Университете Сиднея, а Пунанов в 2015 году устроился в медийный конгломерат News Corp Australia менеджером по цифровым продуктам и отвечал за развитие сайтов Vogue, GQ, Buro 24/7 и Delicious в Австралии. Однако вскоре супруги поняли, что для того, чтобы развивать бизнес, ему надо уделять время: Свешникова уволилась из университета в конце 2015 года, а Пунанов написал заявление в начале 2016-ого. «Коллеги не понимали меня: эмигрант, говорящий с акцентом, который стал руководить гламурными австралийскими веб-сайтами. Все было хорошо, карьера была на взлете. И тут я говорю, что ухожу, потому что мы учим детей делать компьютерные программы и страшно в это верим», — смеется Григорий.

Сразу после увольнения Пунанов стал встречаться с директорами школ, договариваться об открытии новых классов: к концу 2016 года Code4fun вела курсы уже в 16 школах Сиднея для 700 детей. Учителей искали на специализированных сайтах — среди них были профессиональные программисты, разработчики игр, которые хотели учить детей и создавать свои обучающие курсы. 

В 2016 году в бизнесе Code4fun произошел «мощный сдвиг»: Пунанову начали звонить директора школ, так как программирование вошло в школьную программу, и его кто-то должен был преподавать. Чтобы «зайти» в общеобразовательную школу, нужно было выиграть тендер. Поначалу Code4fun проигрывала их, но спустя полгода компания выиграла конкурс на обучение детей с 3 по 6 класс в одной из католических школ, где преподает до сих пор. «Это была первая большая победа и официальное признание наших курсов», — настаивает Пунанов.

Apple в мире дронов

В 2018 году Code4fun стала партнером в Австралии крупнейшего мирового производителя коммерческих дронов — компании DJI. «Это Apple в мире дронов», — говорит Пунанов. DJI создала детский дрон и искала партнера, который смог бы написать к нему курс по программированию. «Нам понравилась идея, дроны — это классно. Мы отправили примеры наших курсов и довольно быстро заключили с ними контракт», — говорит Пунанов. DJI не ответила на запрос Forbes. Сумму контракта основатели Code4fun не раскрывают, ссылаясь на NDA с компанией. Свой курс (по сути — учебник) они продали в США, Сингапур, Китай и Россию в школы, которые обучают детей программировать дроны.

К 2020 году, когда в Сиднее, как и во всем мире, началась эпидемия COVID-19, в Code4fun учились 1600 детей; бизнес приносил Пунанову и Свешниковой $1,6 млн в год (годовой курс обучения стоит $1 тыс. для одного ребенка).

Эпидемия

Сидней ушел в локдаун в течение нескольких дней, вспоминает Пунанов конец марта, когда нескольких преподавателей просто не пустили в школу на занятие из-за срочного перевода всех на удаленку. «Мы долго хотели выйти в онлайн и преподавали удаленно в одной школе, но это направление развивалось очень медленно. Когда случилась пандемия, мы перешли в онлайн за две недели», — вспоминает Свешникова.

Как выбрать страну для бизнеса в Европе

Поскольку в Zoom учить 20 человек невозможно, то 100 классов, которые учителя Code4fun вели еженедельно превратились в 200, чтобы сократить число учеников до десяти. В таком режиме школа работала несколько месяцев, а осенью Пунанову начали звонить родители детей из других штатов. «Также начали звонить какие-то люди из Новой Зеландии, из Малайзии, из Индонезии и других стран и говорить: «Ребята, а у вас же онлайн-классы есть, а можно, мы к вам тоже подсоединимся?» — рассказывает Пунанов. 

Хотя публичных исследований относительно глобального рынка курсов программирования для детей не так много, об их популярности легко судить по косвенным признакам, говорит основатель международной школы программирования для детей Coddy Оксана Селендеева. Например, по статистике Европейской Недели программирования: в 2019 году в ней приняли участие 4,2 млн человек, что почти в четыре раза больше, чем в 2017 году, отметила Селендеева. В Китае уроки программирования для детей в этом году обогнали по популярности даже занятия английским, добавила она.

Объем рынка технологического образования (программирования и смежных сфер) в США составляет около $30 млрд, а мировой рынок курсов и школ программирования можно оценить примерно в $150 млрд, отметил директор образовательной платформы «ЯКласс» Андрей Илингин.

За время пандемии в Code4fun начали учиться онлайн более 270 новых детей. В планах Пунанова и Свешниковой — запустить курсы для англоговорящих детей из других стран, например, заключать партнерства с языковыми школами, где занимаются дети, которые знают английский. «В этом направлении мы и думаем сейчас развивать бизнес», — заключил Григорий.

Дополнительные материалы

Из России не по любви: 14 предпринимателей, которым пришлось эмигрировать