«Мы отстаем от Netflix на годы»: онлайн-кинотеатры пожаловались на зарегулированность отрасли

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Российские онлайн-кинотеатры, которые входят в реестр аудиовизуальных сервисов, излишне зарегулированы в отличие от иностранных конкурентов, которые «живут в более выгодных условиях». Об этом заявила директор по правовым вопросам Okko и Rambler Наталья Булаева. В реестр нужно включать все видеосервисы, которые зарабатывают ежегодно 200-500 млн рублей в России, считают отечественные игроки

В четверг, 28 января, в Общественной палате прошло обсуждение законопроекта об ограничении доли 20% иностранцев во всех онлайн-кинотеатрах, работающих на территории России. В обсуждении принимали участие автор законопроекта, депутат Антон Горелкин, заместитель гендиректора по правовым вопросам ivi Михаил Платов, директор по правовым вопросам Okko и Rambler Наталья Булаева, директор по работе с госорганами «Яндекса» Игорь Алексеев, гендиректор ассоциации «Интернет-видео» Алексей Бырдин и другие.

Горелкин рассказал на встрече, что после того, как он внес законопроект, «мяч» перешел на сторону представителей отрасли, от которой он ждет идей по доработке законопроекта. После этого несколько участников встречи озвучили свои предложения.

Наталья Булаева рассказала, что в реестр аудиовизуальных сервисов (АВС), который был сформирован в начале декабря 2020 года, входит 21 ресурс, при этом «мелкие сервисы и американские сервисы», которые работают в рамках партнерства с российскими компаниями, в этот реестр не включены. В нем нет Netflix, Apple TV+, Google play, Amazon prime video и других.

«Мы излишне зарегулированы сейчас, на нас наложили дополнительные ограничения в плане требования к аудиовизуальным сервисам, мы вынуждены тратить деньги на это, а сервисы, которые не включены в реестр, живут без этого регулирования в более выгодных условиях», — заявила директор по правовым вопросам Okko и Rambler. Она добавила, что все, кто не хочет смотреть контент с цензурой, «с запикиванием», уходят на пиратские ресурсы, а дополнительное регулирование отрасли приводит к развитию рынка таких нелегальных сервисов.

«Пресекаем вывод прибыли за рубеж»: зачем власти ограничивают долю иностранцев в онлайн-кинотеатрах

По ее словам, в России есть конкуренция не только платформ, но и контента: «Мы отстаем от Netflix на годы». Столько, сколько вкладывает Netflix в свой контент, онлайн-кинотеатры в России не будут вкладывать еще лет 10, отметила Булаева. Поэтому ограничение на доступ к иностранному капиталу может негативно сказаться на отрасли. Булаева заметила, что, несмотря на то что Сбербанк — публичная компания и у нее есть иностранные акционеры, она «не уверена, что «Сбер» представляет хоть какую-то угрозу для этого государства». 

По словам Булаевой, поскольку после пандемии отрасль офлайн-кинотеатров «в ужасном состоянии», онлайн-платформы будут единственными, кто будет доносить до потребителей в регионах российский контент.

Алексей Бырдин, гендиректор ассоциации «Интернет-видео», объединяющей в том числе видеосервисы ivi, Okko, Megogo, Amediateka и Start, рассказал, что требование по ограничению владения иностранцами наступает только после того, как онлайн-кинотеатр попадает в реестр аудиовизуальных сервисов. «Проблема в том, что Роскомнадзор (РКН) имеет только один критерий для включения сервиса в реестр АВС — его посещаемость более 100 000 пользователей в сутки», — замечает Бырдин. 

В условиях, когда пользователи сервиса разбросаны по куче устройств и платформ, этот метод оказался нерабочим, сетует он. «Поэтому мы еще осенью предложили правительству добавить альтернативный критерий — порог выручки», — рассказал Бырдин. По его словам, выручка сервиса должна находиться в диапазоне 200-500 млн рублей за 12 месяцев предыдущего года, чтобы его обязали соблюдать все требования российского законодательства. Это примерно соответствует уровню сервиса со 100 000 подписчиков, отмечает Бырдин. По его словам, зная выручку сервиса, а ее знает ФНС, так как все сервисы платят «налог на Google», РКН может объективно включить всех иностранцев в реестр и начать применять к ним все требования закона, включая ограничения владения. 

В сентябре 2020 года стало известно, что Netflix будет развиваться в России в партнерстве с «Национальной медиа группой» (НМГ). В интервью изданию «Коммерсантъ» гендиректор НМГ Ольга Паскина рассказывала, что 100-процентная «дочка» НМГ ООО «Развлекательный онлайн-сервис» будет оператором Netflix в России. При этом у Netflix нет юрлица в нашей стране, отмечает Бырдин. Если аудитория Netflix в России составляет свыше 100 000 посетителей в сутки, РКН обязан включить его в реестр АВС, после чего Netflix будет вынужден вести деятельность через российское юрлицо, добавил эксперт.

Помимо этого, Горелкин получил еще несколько предложений доработать законопроект. Например, представитель Ассоциации юристов России Александр Журавлев предложил создать подзаконный акт, который бы регламентировал действия правкомиссии и ее взаимодействия с АВС, точно прописать, кто является аффилированными и контролирующими лицами. Кроме того, он предложил отменить НДС для онлайн-кинотеатров, снизить налог на прибыль и страховые сборы. Заместитель гендиректора по правовым вопросам ivi Михаил Платов пообещал направить Горелкину свои предложения.

Законопроект об онлайн-кинотеатрах Горелкин внес в Госдуму 18 декабря. Он предложил ввести лимит 20% на иностранное владение всеми без исключения онлайн-кинотеатрами и видеостриминговыми сервисами в России вне зависимости от состава аудитории. В текущем законодательстве есть норма, согласно которой для иностранцев действует ограничение в 20% в капитале, но исключение сделано для местных сервисов, у которых на российскую аудиторию приходится больше 50% зрителей. Это исключение Горелкин предлагает из закона убрать и дать компаниям два месяца на смену структуры владения. 

Основатель ivi выступил против законопроекта Горелкина

В январе Forbes писал о том, что онлайн-кинотеатр ivi перенес IPO на неопределенный срок из-за законопроекта Горелкина. Среди инвесторов ivi фонды RTP Global, Tiger Global Management, Frontier Ventures, Winter Capital (основным инвестором которого является Владимир Потанин), Baring Vostok, Buran Ventures, РФПИ.

Дополнительные материалы

20 самых дорогих компаний Рунета. Рейтинг Forbes