Приключения Электроника: сможет ли «Сбер» стать лидером на рынке e-commerce

Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Как стать «русским Amazon»? Покупать надо не маркетплейсы, а отлаженный финтех-бизнес типа Nexi. В России есть лишь одна такая компания — это Тинькофф Банк

Метания Сбербанка в поиске партнеров, чтобы стать номером один на рынке электронной коммерции, привели пока лишь к исчезновению слова «банк» из его названия. Ключевое направление развития экосистемы «Сбера» — это именно e-commerce, не раз подчеркивали в банке. Занимается им первый зампред правления Лев Хасис. Кому, как не бывшему главному исполнительному директору X5 Retail Group и старшему вице-президенту американского ретейл-гиганта Walmart, пытаться прикрутить к кредитной организации электронные торговые площадки с удобными для покупателей возможностями (не только платежными)?

Вот, например, есть в e-commerce такой сервис, как Invisible Payments: клиент оформляет подписку, и выбранный магазин доставляет ему без напоминаний и регулярных действий, допустим, раз в неделю запас продуктов и раз в три месяца — сменные фильтры для системы очистки питьевой воды. Такую штуку предлагает итальянский финтех Nexi, претендующий на лидерство в сфере цифровых платежей во всей Европе. Nexi предоставляет своим клиентам — частным лицам, банкам, компаниям — услуги на любой вкус: эквайринг, процессинг, эмиссию карт, управление банкоматами, платежные шлюзы, цифровые платежи, мгновенные расчеты, клиринг, техобслуживание, инфраструктуру, аналитику. Рыночная капитализация компании со штаб-квартирой в Милане выросла за два года, с момента IPO, с €5,7 млрд до €9,8 млрд. На конец 2019 года пластиковые карты Nexi были у 30 млн человек, компания обслуживала 900 000 точек, провела 2,5 млрд трансакций на €186 млрд; EBITDA по итогам первого полугодия 2020 года — €214 млн.

Отличный пример для «Сбера», есть куда стремиться. Но пока дело буксует. С 2016 года последовательно развалились партнерства банка с китайским гигантом Alibaba и «Яндексом», в 2020-м «Сберу» не достался маркетплейс Ozon. Трещит по швам СП с Mail.ru Group (Delivery Club, YouDrive, «Ситимобил», «Самокат», «Кухня на районе»).

Какой урок извлек «Сбер» из неудачного опыта? Никаких равноправных партнерств — только контроль. «Е-commerce, безусловно, должен стать нашим флагманским бизнесом, — сообщил Лев Хасис на Дне инвестора в ноябре 2020-го. — Мы будем развивать его самостоятельно». И 28 января 2021 года «Сбер» объявил, что собирается купить маркетплейс goods.ru у группы «М.Видео-Эльдорадо» и Александра Тынкована (в рамках сделки бизнес оценили в 10 млрд рублей, по ее завершении у «Сбера» будет 85%). В 2020 году доля goods.ru на рынке e-commerce, по оценке «Ренессанс Капитала», составляла 0,5% (для сравнения: у Wildberries — 16%, у Ozon — 7%). Маловато и явно не соответствует амбициям «Сбера».

Как стать «русским Amazon»? Покупать надо не маркетплейсы, а отлаженный финтех-бизнес типа Nexi. В России есть лишь одна такая компания — это Тинькофф Банк. Олег Тиньков отказался от продажи банка «Яндексу». Возможно, Льву Хасису удастся с ним договориться.

30 самых дорогих компаний Рунета. Рейтинг Forbes